Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

ворона

О всеобщей любви

Честно говоря (я об этом уже где-то писала), меня всегда приводил в изумление вопрос Ивана Карамазова. Напоминаю, что речь шла о некоей Мировой Гармонии и о том, что Бог может всех простить. Иван Карамазов привел пример замученного неким барином ребенка и его матери - неужели мать может или вообще хотя бы имеет моральное право простить этого барина во всеобщей гармонии и единении с Богом? На это Алеша Карамазов эмоционально и вполне пророчески отвечает, что этого барина следует расстрелять.

Это гениально, разумеется. Но по логике вещей верующий православный Алеша должен был бы ответить приблизительно так:

- Дорогой Иван! В каком на хрен эзотерическом трактате ты вычитал, что наступит Мировая Гармония и всеобщее прощение? Христианское вероучение ничего подобного не предполагает. Там ясно сказано, что грешники будут гореть в аду, а праведники утешатся. Так что любому, кто прочитал хотя бы Евангелие или послушал проповеди, должно быть ясно, что никакой Гармонии данному персонажу явно не светит. С другой стороны, ни один христианин не может знать, кому дано спастись, а кому нет, и возможность покаяния открыта до самой смерти, так что этот барин может в последнюю секунду покаяться. Но покаяние - это полное преображение личности. Мудак, лишенный даже искры хоть какого-то сострадания и совести, в согласии и любви с Богом находиться не может, а после покаяния ему откроются такие бездны собственной мерзости, что он будет долго с плачем валяться в ногах у этого ребенка и его матери, и просить как угодно искупить свои злодеяния. То есть это будет уже совсем другой человек, и фишка в том, что покаяться таким образом он должен добровольно, ну а вероятность этого на основании знаний человеческой природы мы можем прикинуть. Да, она отлична от нуля, но только потому, что у Бога возможны и чудеса. А такой говнюк покаяться может только чудом.


Collapse )
promo blau_kraehe december 15, 2015 18:46 3
Buy for 10 tokens
можно за 10 жетонов
ворона

Про общество и эмпатию.

Просто не могу не откликнуться на пост Анлазза о том, что

Интересно, но пресловутой эмпатии до недавнего времени в человеческой истории просто не было. И не потому, что само это явление было описано лишь в начале ХХ века Зигмундом Фрейдом. Поскольку это-то, в общем-то, вторично – в конце концов, гравитация прекрасно существовала до открытия закона всемирного тяготения Ньютоном. Важно другое – то, что до недавнего времени само проявление «сопереживания» было невозможным. В том смысле, что другого человека можно было жалеть, ему можно было сочувствовать – но вот пытаться чувствовать то, что чувствует он, было равносильно самоубийству. (Этот момент будет рассмотрен отдельно.)

Причина этого состояла в том, что жизнь подавляющего числа представителей homo sapiens была не просто тяжелой. Она была ужасной, наполненной страданиями настолько, что даже собственные эмоции – будь они «прочувствованы» в полной мере – могли бы убить.


У этой идеи много пластов, и один из них, например, тот, что справедливо заметили феминистки - подмена общей человеческой истории историей мужчин. Нет, на самом деле способность испытывать эмпатию никак не связана с полом, но дело в том, что мужчины чаще бывали наделены властью (пусть даже небольшой, как солдаты или тот же "глава семьи", на которого возлагалась, например, обязанность бить жену и детей), и поэтому мужское воспитание включало обязательное подавление эмпатии (но тем не менее, она не отсутствовала у них на сто процентов). Женщины-матери в массе своей все это время сопереживали своим маленьким детям, собственно, это основное условия развития пресловутых зеркальных нейронов, способности ребенка к обучению; и именно это - та причина, почему младенцы вне родительской любви прекращают развитие. То есть эмпатия все это время оставалась одной из главных основ рода человеческого, без нее вообще никакое воспроизведение людей было бы невозможным.

Хотя понятно, что и не у всех 100% женщин это все имелось в наличии, и зачастую сопереживание заканчивалось, как только ребенок вставал на ножки, и так далее. И в некоторые периоды исключительные бедствия или очень тяжелая работа приводили к полному отупению эмоциональной сферы.

Ужасные страдания, на мой взгляд, как раз скорее способствуют развитию сопереживания. Гораздо проще сопереживать действительно страдающему человеку, искалеченному, с видимыми проблемами, умирающему, потерявшему близких - чем как сейчас, страдающему, например, от невидимых психических проблем.
Психическая травма от созерцания таких страданий или массовых смертей в то время успешно снималась религиозными методами; средневековый или более ранний вариант христианства колоссально на самом деле отличается от нынешнего. Представление о загробном воздаянии, например. Сильные на этом свете обидчики и гонители непременно попадут в жуткий ад. причем пытки в аду описывались со всеми подробностями. Современный человек иронически спрашивает, как это могут святые смотреть на все эти пытки грешников в аду и радоваться. А вот запросто, знаете. Если при жизни эти грешники, как в диалоге Карамазовых, затравили собаками ребенка, то его мать вполне себе будет радоваться воздаянию. Современный человек брезгливо сморщится и возмутится, как это можно быть такими безжалостными - но современного человека не пытали, не забивали насмерть его близких, не насиловали у него на глазах; на убивали его детей, в такой ситуации легко быть моралистом и осуждать тех, кто пытается таким образом компенсировать травмы (мученики попадут на небеса и оттуда будут радоваться мучениям грешников). У Льюиса и у практически всех современных богословов уже этого "наслаждения страданиями грешников" нет. Но тогда это было психологически оправданно.

Представление о любви Божьей. Оно очень сильно связывалось с понятием отцовской и материнской любви, и не случайно, культ Марии, матери, занял такое огромное место в христианстве. Поскольку отцовскую любовь знали и могли вообще представить, что это такое, "не только лишь все", а вот материнская все же была более распространена; если ребенок вообще научился говорить и как-то работать, значит, когда-то его любили.
Но в конце концов, отцовскую любовь, любовь Бога-Отца можно вообразить, зная материнскую. В принципе - "родительская любовь".

В Библии есть поразительные строки об этом, например -
Ибо так говорит Господь: вот, Я направляю к нему мир как реку, и богатство народов - как разливающийся поток для наслаждения вашего; на руках будут носить вас и на коленях ласкать (Ис 66;12).

Collapse )
vorona

Еще раз о премодерации

Сделаю очередной поясняющий пост о том, почему в этом журнале существует премодерация для нефрендов. Кому надоело подобное - пролистывайте. Но кто-то, вероятно, еще не в курсе.

Вопли по поводу этого, конечно, не смолкают. Это "признак трусости" (очень смешно, это чем вы планируете меня напугать без премодерации), это "потому что нечего сказать" (сказать мне ВСЕГДА есть что, но не всегда есть на это время и желание). Это  нарушение Свободы Слова и Прав Личности, и так далее.

Но без премодерации мне регулярно приходилось банить, и по этому поводу воплей было вообще-то еще больше. Так что вопите - не вопите, результат один и тот же.

Не делать вообще ничего из этого - можно. Но тогда общение в комментариях станет невозможным. Сейчас я могу спокойно разговаривать с теми (обычно это френды, которые пишут открыто), с кем я хочу общаться. Френды могут беседовать и даже сраться по желанию между собой. Нефрендам сложнее, но если они пишут вменяемые вещи (и даже не совсем - но по крайней мере, еще приемлемые), я стараюсь довольно быстро все раскрывать.
В ситуации помойки (то есть полной Свободы Слова) общение невозможно, проверено много раз.
Кроме того, в комменты могут накидать экстремизма, а потом побежать жаловаться. Я вообще-то отвечаю за происходящее на данной площадке.

И вообще-то да, знаете, с возрастом как-то уменьшается мазохизм и растет самоуважение. Позволю ли я в реале разговаривать с собой таким образом, как беседуют некоторые комментаторы? Нет, конечно. Почему я должна позволять это здесь? Почему я должна всем позволить тыкать мне, фамильярничать, сообщать "пост не прочитал, но это бред", зачем мне это нужно, объясните? Денег мне за ведение журнала никто не платит, я его веду для собственного удовольствия. Все вот это удовольствия не доставляет.

Не устраивает, не любите - ну и проходите мимо. Как будто кто-то обязан предоставить вам здесь возможность высказываться. Странно писать скрытые комменты с воплями о том, как вы не любите скрытые комменты. Почему весь мир должен прогибаться под ваши желания? Непонятно.

Нет, удаляются не все, "кто со мной не согласен". Под любым моим постом можно найти сколько угодно комментариев от несогласных. Если они написаны в корректном тоне, без воплей, обзываний, употреблений слова "бред" и "галиматья".
Collapse )
vorona

Граница последнего советского поколения

Писать о поколениях - дело неблагодарное, обязательно набежит кто-нибудь с криком "а вот я этого возраста, но у меня все не так". Потому что ясно, что не бывает все у всех одинаково, и все это достаточно условно.


Но хочется написать о таком феномене, как совершенно четкая граница, где кончается последнее советское поколение, и начинается первое постсоветское.
Если их можно так назвать.



Эта граница проходит в районе 1977-1978. Года рождения, разумеется.
Я всегда совершенно четко ощущала эту границу и удивлялась этому.


Так сложилось, что я легко сходилась всегда именно с этими людьми, у меня было мегадофига приятелей и друзей именно из этого поколения. Они мне казались вроде бы и понятными, и такими же, как я - но яркими и необычными. Но со временем мне становилось ясно, что они - именно совсем другие. И то, что я принимаю за необычность, в их поколении как раз норма.


Почему так? Сначала о причине. Да, эти люди прекрасно помнят СССР, они были уже не мелкими в момент его развала. Более того, они в СССР сформировались. Они обычно даже были пионерами (комсомольцами уже нет). Учились в той же типичной советской школе, еще носили школьную форму, их еще эта школа формировала и воспитывала, дарила системный взгляд на вещи, любопытство и интерес ко многому. С ними интересно. С ними можно поговорить, можно спорить до утра. В общем, они кажутся по духу совершенно такими же, как наше последнее поколение.

Разница в том, однако, что наше поколение формировалось в подростковом возрасте, лет с 12-13, все еще в условиях крайне ограниченной информации. А их - в условиях информационного изобилия. Переизобилия. Их 12-13 лет - это 90й год. Весь подростковый период лавина различной информации только нарастала. При этом благодаря хорошему детству - с гулянием во дворе, строгой школой, книгами - они были способны эту информацию воспринять, выбрать из нее не самую жвачку, а что-нибудь ценное, и серьезно это осмыслить. Благодаря тому, что в детстве они читали "нужные книги", и на них как-то влиял СССР, они понимали, что надо искать смысл жизни - и находили его в совершенно разных вещах. Поэтому они и казались мне яркими и интересными.
Дальнейшие поколения уже выбирали по большей части жвачку, осознав, что смысла не найдешь, да оно и ни к чему.

Что я имею в виду под информационной ограниченностью для нашего поколения? Наши подростковые годы, когда формируются интересы и смыслы - это глухие 80-е.
Сейчас даже невозможно представить, насколько однонаправленным был наш мир.
Collapse )
vorona

Непреодолимая сила

Интересно, что самым главным в религии являются не вопрос нравственности, греха, возмездия и воздаяния, любви  и тому подобного.

Самым главным является вопрос самого наличия непреодолимой силы и власти, разумной, но при этом неизмеримо превосходящей человеческую.

Заметим, что такая непреодолимая сила, безусловно, существует - это природа, это сама Вселенная (биосферу Земли мы уже уничтожаем с пугающей скоростью и сами для нее являемся такой непреодолимой силой). Пока что для нас и общество является непреодолимой силой - все по отдельности хотели бы хорошего, а некое таинственное нечто толкает нас к экономическим кризисам и войнам. Но по сравнению с Вселенной мы и вовсе тли. Любой мимопролетающий астероид в мгновение ока превратит нас в ничто.

Нехорошие дяди на занятиях научным атеизмом даже предполагали, что древнее человечество, мол, одушевляло непреодолимые силы природы и общества, наделяя их разумом - и так, мол, изобрело Бога. Но это, конечно же, нехорошие дяди, мы их слушать не будем. Они, реально, упрощают ситуацию.

Само наличие неизмеримо превосходящей силы, но при этом разумной, в фантастике неоднократно рассмотрено. Это и "Война миров" (ура, сила оказалась уязвимой), и "Второе нашествие марсиан", и хотя бы та же "Колония".

Collapse )
vorona

Антирелигиозное

Решила восполнить пробел в знаниях и прочитала наконец Докинза, "Бог как иллюзия".

Книжка оказалась довольно интересной (посмотрим, может, еще чего напишу), но вот один любопытный момент: в вопросах истории и политики Докинз внезапно сам предстает как совершенно махровый идеалист. То есть приверженец философской мысли о примате идеи над материей. Например, он убежден, что агрессивное поведение мусульман (исламский терроризм, реакция на карикатуры на Пророка) вызвано исключительно их приверженностью религии, то есть - неправильными идеями в голове. Идеи, конечно, неправильные, кто бы спорил - вот только порождено это поведение в корневой основе совсем другим: империалистической эксплуатацией, то есть в конечном итоге - теми самыми "производственными отношениями" (в кавычках, потому что это специальный термин). Именно этот факт вызывает как сопротивление, так и коллаборационизм в эксплуатируемых странах, а они уже создают соответствующие идеологии - например, воинствующий исламизм или даже наоборот, левые течения ислама.

Идея "мемов" - человеческих идей, эволюционирующих по аналогии с генами - также далека от материализма. И дело даже не в том, что ген - это конкретная молекула, а мем ни с каким единичным носителем не связан и может передаваться куда угодно и как угодно - конечно, и мем существует в рамках носителя (либо мозга человека - либо записи). Дело в том, что идее - пусть не бесплотному духу, а именно идее, рожденной в мозгу человека - придается значение двигателя всей истории, человеческое сознание порождает человеческое бытие - так и до гегелевского Мирового Духа, движущего историю, недалеко.
Интересно, что казалось бы, последовательнейший атеист, не зная истмата, внезапно оказывается идеалистом, если речь заходит о человеческом обществе.

Есть и другие любопытные моменты, но вот о чем мне хочется написать.

Мне кажется, самая большая проблема с бытием Бога - как раз та, что Бог предстает как этическое существо.
Collapse )
vorona

Ну и ну

У нас тут сегодня Пасха. А у прогрессивного человечества день Космонавтики.
Разорваться мне, что ли?



Гагарин вырос в деревне и Пасху, кстати, наверняка в детстве отмечал.

Не будем разводить ненависть и вражду - пока церковь, вопреки своему прямому предназначению, не занимается их разжиганием самостоятельно, не надо создавать несуществующую дихотомию между христианством и коммунизмом как общественным явлением (не путать последнее с философией диамата, которая несовместима с идеализмом).
Вот если церковь сама разжигает, то отвечать, конечно, как-то придется.
vorona

Почему я люблю Германию - 2.

Предыдущие серии

Итак, я написала о том, что в начале мое общение с немцами было крайне ограничено, и как почти все наши эмигранты, я жила в кругу диаспоры.
Однако дальше моя судьба стала складываться иначе. Не совсем так, как у подавляющего большинства эмигрантов.

После развода (да и за пару лет до него) я оказалась в почти полной изоляции.
У меня нет в Германии родни, а общение с родней мужа сначала было не прекрасным, а потом и вовсе прекратилось.

У меня на тот момент вообще не было друзей (кроме подруг детства в России). Дело даже не в разрыве моем с эзотерикой – друзья у нас там все равно оставались. Дело в том, что это были так называемые «друзья семьи». Те, кто разбирается в семейном насилии, знают, что такое «друзья семьи». Словом, с ними общаться было крайне затруднительно, да и собственно, даже они жили географически уже далеко от нас.

Я попыталась подружиться с соседками – российскими немками, живущими неподалеку. Нас объединяла любовь к собакам, у них тоже были собаки, мы гуляли вместе. Это были неплохие, интеллигентные женщины, мы иногда собирались с ними просто у кого-нибудь дома. Но у каждой из них была своя большая семья – не в смысле опять же многодетности (детей у каждой из нас было по двое). А в смысле сестер-братьев, бабушек и кузенов. И вся эта семья у обеих жила неподалеку. На каждый праздник они все свободные дни проводили с семьей, ездили по гостям... У меня шансов не было никаких. Они вроде бы и относились ко мне сердечно, не записывали в ежедневник на «второй адвент», но у них реально не было на меня времени. Когда? При таком количестве кузин и племянников...

То есть это не нарушало изоляцию. Конечно, в этих условиях я много общалась в интернете. У меня появились и друзья в реале – российские католики, большинство из них были либералы и антикоммунисты (впрочем, я общалась с аполитичными – но и у них проскальзывало), но мы друг друга терпели. Встречаться мы с ними могли 1-2 раза в год, конечно, а остальное время – только интернет. А в интернете – вы и сами знаете, что происходит. К моей тогдашней травматизированности интернет добавил немало.

Короче говоря, у меня не было абсолютно никаких возможностей общаться с русскоязычной диаспорой. Только минимальные – и они были исчерпаны.
Но человек, даже интроверт, даже социофоб (а у меня социофобия как раз и развивалась) – существо социальное, потребность в общении с себе подобными невероятно высока. И не просто в формальном общении – в принятии, в ощущении «я такой же, как они», возможности вести разговоры, быть принятым и понятым, понимать самому, словом – тусоваться.
У меня не было никакого выхода, кроме одного – выйти из «мультикультурного гетто», из изоляции, и начать тесное общение с самими немцами. Ну нет других людей, кроме этих.

Собственно говоря, нельзя сказать, что на тот момент я с немцами не общалась. В первую очередь, я общалась с верующими, по церковным делам.

У меня были постоянные мечты перейти в православие, но на практике это означало бы дальние поездки на каждое богослужение, что с детьми и при описанной ситуации с транспортом было довольно сложно.

Я была католичкой. Посещала ближайший приход, мои дети там проходили первое причастие, даже потом были министрантами (теперь в министранты в обычной церкви допускаются и девочки). Верующие – люди по определению как бы мягкие и добрые (или стараются быть такими), не националисты. Но отношения с ними складывались по тому же принципу, что описан выше – «да, конечно, заходите, сейчас посмотрю в ежедневнике, когда у меня есть термины...» Даже если мы делали что-то вместе – например, я была в группе по подготовке детей к первому причастию – мне, так и быть, позволяли принести печенье или даже поруководить детьми, но в обсуждениях я как-то не участвовала, хотя с языком давно не было никаких проблем. Мне как-то давали понять, что я тут не своя. Не со зла, просто так выходило.

Более тесные отношения сложились у меня с традиционалистским приходом, куда мы стали ездить. Мне не очень нравился модернизм современного католицизма, и я выбрала более строгое и приближенное к средневековью течение (чтобы предупредить вопросы – это были не «сектанты», а братство св. Петра, всегда сохранявшее общение с папой). По мнению нашей великой экспертши Елены Чудиновой, традиционализм у католиков полностью отсутствует – конечно же, реальная жизнь не такова, и те, кто хочет, легко находят интересную им нишу латиноязычной мессы, исповедей, Часослова и прочих средневековых традиций.

Латинская месса, кстати – реальный отрыв, это очень красивая служба. Для понимания задолго до 2го Ватиканского собора существовали двуязычные требники, где все переводилось на немецкий.Collapse )
vorona

Приключения товара на рынке труда-12. Диакония

предыдущие серии

Итак, я начала работать в мобильной службе. Я рассчитывала, что работа будет легче – и да, она была легче, чем в стационаре.

Но одновременно и гораздо скучнее. У нас было мало реально тяжелых случаев. Почти не было дементных, общение с которыми для меня придает остроту и интерес рабочему процессу. Не было «интересных» заболеваний, при которых нужно проводить какие-то особые процедуры (была одна, правда, с тяжелым РС и трахеостомой – но только одна). Почти все случаи на маршруте – тривиальные, обычные старческие болезни и немощь (ну или молодые инвалиды), в основном базовый уход, таблетки и инсулин, редкие перевязки.

Единственное, что было трудно – искать дорогу. Мне выдали «Смарт», прикольная машинка, можно крутиться хоть на одном месте и пролезть в любую дырку. Но район я еще не знала, а мне сразу же стали ставить сложнейшие маршруты, по вечерам – вообще по 30 человек! Причем новые маршруты, без показа. Гугль-мэпс, конечно, помогал – но он довольно часто глючит.
В целом же это работа муторная. Приехал, здрасте, выполнил работу, весьма примитивную, уехал.

Здесь тоже так – некоторым очень нравится имено мобильная служба, а другие по натуре предназначены для стационара.
Как уже говорилось, у меня был позитивный опыт во время практики, и я полагала, что мобильная служба мне по крайней мере не противопоказана. А то, что скучно... Ну и ладно, считала я. Зато деньги приличные. И не перенапрягаешься во время работы – устаешь, но умеренно в сравнении со стационаром. Ноги так не болят, не надо так далеко и много бегать. С 1-й смены возвращаешься уже в 2, на вторую едешь к трем – удобно. Ночных нет.

Но довольно быстро я стала замечать странности.
Меня удивляло, что после смены в кабинет начальницы всегда выстраивается длинная очередь. Все, а особенно ассистентки (тут уже их сиделками вообще сложно назвать!) прямо-таки рвутся поговорить с начальством по душам. О чем? Начальница мне пару раз намекала, что мол, заходи, поговорим, может, у тебя есть вопросы по маршруту, проблемы. Я решила, что надо зайти, раз так. Несколько раз отстаивала очередь, заходила, разговаривала по маршруту, по разным мелочам, в общем-то совершенно ненужные беседы (все, что нужно – я прекрасно выясняла у коллег). В конце концов перестала это делать – у меня ну вот не было никаких уже вопросов к начальству, а ждать час-полтора после окончания смены... мне что, заняться больше нечем?
Но было непонятно, о чем же непрерывно беседуют с начальством все эти коллеги?
Collapse )
vorona

Внезапно религиозное

Хочется прервать этот муторный рассказ про суету и написать о чем-нибудь интересном.

Тем более, что политолог Анастасия Митрофанова сообщила мне, что читает сегодня на какой-то конференции доклад по моим романам :) Именно с религиозным уклоном. Ну что поделаешь? Хотя я была воцерковленной всего лет 6-7, был такой просто эпизод в жизни - но я за это время понаписала кучу романов про христианский социализм, и они кому-то нравятся, на кого-то влияют, я не могу их просто так выкинуть из жизни. Даже не могу сказать, что это все было заблуждение, потому что... ну а почему заблуждение? Хорошие романы. Общества вполне там логически непротиворечивые. На земле и с земной церковью только это все абсолютно невозможно - ну так там дело происходит и не на Земле. А все, что я там писала - вовсе не так уж неправильно. Под многим я и сейчас подпишусь.
_______________
Так вот, подумалось. Сейчас я иногда смотрю на некоторых верующих и не понимаю:как можно вообще вот поклоняться какому-то там "высшему существу", божеству, зачем это, что это за "божество" такое, которое нас сотворило и теперь тупо на все это смотрит и с какими-то своими целями заставляет нас вот это все переживать и мучиться. Чтобы мы там, например, чему-то учились или с целью каких-то испытаний... да тьфу на такое божество! Это ужас какой-то.

А потом я думаю, но ведь что-то я находила во всем этом. Именно свое, сокровенное.

И да, находила.Collapse )