Category: общество

vorona

Заглавный пост

Пролетарии всех стран, соединяйтесь!
К.Маркс, Ф.Энгельс.

Демократия задумана так, чтобы человек ощущал, что он борется с властью, а власть - нет.
анекдот.ру.

женщин освободит от мужской власти именно уничтожение системы деньги-труд, а не достижение экономического равенства внутри этой системы"

В.Соланас.


навязывать собственные представления о правах человека и требовать этого от всех народов, невзирая на их реальное экономическое развитие - это то же, что богатому требовать от бездомного посещения театров и библиотек".

Ф.Рабе.


Всякое искусство совершенно бесполезно.
О.Уайльд.

Никогда не спорьте с дураком - люди могут не заметить между вами разницы.

Народная мудрость.

Где можно почитать мою фантастику:

Купить книгу "Холодная Зона" https://www.labirint.ru/books/660101/
https://www.litres.ru/yana-zavackaya/holodnaya-zona-39145615/

Купить новую книгу "Перезагрузка"
https://ridero.ru/books/perezagruzka_2/

Почитать остальное:
http://samlib.ru/j/jenna_k/

Также мои книги имеются в разных форматах во многих сетевых библиотеках, но увы, не везде лежат правильные варианты.

Как можно заплатить за писательский труд:
Кинуть монетку в шляпу: Яндекс-Кошелек 410012470821603
PayPal blaue.kraehe@gmail.com

Сумма может быть любой! Монетка - это тоже хорошо.
promo blau_kraehe december 15, 2015 18:46 1
Buy for 10 tokens
можно за 10 жетонов
vorona

Приключения товара на рынке труда-15. Во мне явно что-то не так!

предыдущие серии

Еще в этом доме был интересный случай, который хочется рассказать. Он иллюстрирует позицию руководства дома по отношению к подчиненным.

В ночь мы работали вдвоем (на 80 с лишним пациентов!) – одна сестра и одна сиделка. Работа в ночь – это три раза обход всех комнат (80 с лишним, повторяю), смена памперсов, переворачивание, напоить-покормить йогуртом (в первый заход), ну и между делом беганье по 4-м этажам на звонки – кому в туалет надо, кому поговорить приспичило.
Так-то нет, это не очень тяжело, дневная смена тяжелее. Обычно в ночную остается еще часок, чтобы просто посидеть, пописать документацию. Если, конечно, не слишком много звонков.
И вот я работала в ночь с «сиделкой»-парнем. Это был парень даже не наш, а из фирмы заемного труда. Имя его я уже забыла, честно говоря, ну скажем, Кристоф. Он весил, судя по виду, килограммов минимум 150. Я, кстати, тоже страдаю лишним весом, хотя и в значительно меньшей степени, и мы мило обменялись опытом о том, как трудно похудеть. В общем, сначала было все хорошо. Потом у нас одна бабушка упала, у другой приступ, два раза вызывали Скорую, в результате, конечно, стресс – но во время мы укладывались. Надо идти на третий обход, четыре утра, а мы практически не отдохнули. И вот Кристоф заявляет:
- Я на обход не пойду, уже слишком мало времени.

Уселся на веранде курить. Я обалдела:
- Как не пойдешь?
- Ты слишком медленно работаешь, с другими мы успеваем и обходы сделать, и отдохнуть, а с тобой ничего не успели, уже поздно обход делать.
- Не поняла. Мы же в больницу людей отправляли?

В общем, он так и не подчинился, и я пошла одна обрабатывать 80 человек. Конечно, я не успела до 6 утра, тем более, что были и звонки, и на них он тоже не ходил – принципиально просидел 2 часа, ничего не делая.

Как только явилась утренняя смена, на нее пришел наш шеф, я первым делом направилась к нему и описала ситуацию. Он всего лишь нач. отделения, но он еще и муж заведующей по уходу, и конечно, передаст ей.

Выходя, я увидела, что Кристоф курит с шефом и тоже о чем-то ему рассказывает...
Collapse )
vorona

Как работает эта система

Увидела у френда ссылку на интересную статью о программистах:
https://m.habr.com/ru/post/478844/?fbclid=IwAR3MlLYxxB_3JihG-JQffPhtD6OjqERVGRaOgxlwBtS0dXCSYq24CkFeaaM

Хотя речь идет о вещах, вроде бы совсем от меня далеких, почуялось что-то смутно очень знакомое.

Капитализм в принципе функционирует примерно так:

Этап первый (прогрессивный).
У населения есть какая-то потребность, ушлые дельцы ее замечают, вкладывают капитал, нанимают рабочих, производят полезные вещи или услуги, наращивают капитал, при этом конкуренция выбивает тех, у кого товар хуже продается (из-за худшей рекламы или же действительно потому, что он так себе по сравнению с соседским). Остаются только победители, они скупают проигравшие фирмы, возникает монополия.
Всем хорошо (кроме рабочих, конечно, из которых выжимают прибавочную стоимость): владелец бизнеса обогащается, рыночек выбирает лучших (с оговорками, но допустим), качество товаров и услуг растет, для населения делается что-то хорошее. Даже рабочие ощущают, что могут гордиться своим рабочим местом, делают что-то имеющее смысл, а хозяин в конце концов тоже работает, организует производство - потому что денег на большой менеджмент у него еще нет.
То есть все то, о чем нам постоянно радостно сообщают сторонники капитализма.

Этап второй (монополистический).
Монополии сформированы, конкуренция как таковая имеет место только между самими монополиями (мелкие фирмы глотаются на раз), и она уже никак не зависит от качества товаров/услуг, потому что уже столько вбухано в маркетинг, продажи и рекламу, что продать можно даже сани в Африке. Рыночек выбирает не "лучших", а тех монополистов, кто сумел присосаться к государству и политике, выбивая себе преференции, успешнее захватить рынки и так далее. Для всего этого нужны люди, которые заняты не производством и не его организацией, а интригами, захватами, установлением связей, выжиманием и сбором компромата, промышленным шпионажем, продвижением в политике, лоббированием и так далее.

Возникает гигантский бюрократический аппарат внутри монополии. Этот аппарат, помимо прочего, издает инструкции и распоряжения, направленные вниз, к работникам. Но отзывы снизу он получает закономерно только те, которые хочет получать - работники и средние менеджеры, которые критикуют инициативы сверху, закономерно же выдавливаются с работы, понижаются, проигрывают в карьере. В результате внизу, в самом процессе производства, нарастает абсурд, большую часть времени работники заняты абсолютно бессмысленным делом. Ощущение своей полезности и нужности давно пропало - требуется от них не это, а точное соблюдение инструкций, заполнение бумаг и подчинение начальству, а также презентабельный вид и коммуникация на рабочем месте.

Плохо становится почти всем: покупатели вынуждены приобретать не то, что хотелось бы, а то, что предлагают монополии, других вариантов нет, или их очень трудно найти. Рабочие впадают в отчаяние и переходят на прозак, потому что не видят ни малейшего смысла в своем труде, отчуждение достигает предела, а вот уровень эксплуатации все время растет. Почему? - да потому что в небольшой фирме рабочие должны были содержать "аппарат" лишь из самого хозяина и двух-трех, может быть, менеджеров. В смысле, сумма зарплат делилась на производительных и непроизводительных работников, а последних было мало. В крупной же бюрократизированной фирме эта сумма зарплат делится на производительных работников и гигантский бюрократический аппарат, причем у второго зарплаты выше, чем у производителей.
Нагрузка на одного работника растет непомерно.



Collapse )
vorona

Приключения товара на рынке труда-13. Свинарник!

предыдущие серии


Несколько порадовал процесс поиска работы, особенно сильным контраст был по сравнению с прошлой безработицей. Этот процесс был буквально мгновенным! Все «ужасы» вроде написания идеальных резюме с фотографией сразу отпали.

Место в психиатрии было уже занято. Я выбрала пару домов ухода поблизости, и в оба написала по мейлу, даже не глядя, есть ли там вакансии. Из одного менеджер позвонила через десять минут после отправки мейла и спросила, не хочу ли я прийти на беседу уже сегодня? Из второго позвонили через двадцать минут. Я пошла на беседу, и так и осталась в этом первом доме.
Новый дом ухода относился к сети частных домов, расположенных во многих городах Германии. Он произвел на меня очень хорошее впечатление. Чудесная атмосфера: темные деревянные новенькие полы, мягкий приглушенный свет во всех коридорах, особая система освещения, приятное оформление, пушистые махровые полотенца. Меня взяли в геронтопсихиатрическое отделение, как и хотелось, там были почти одни дементные, и сами по себе пациенты были для меня очень интересными. На собеседовании задали несколько вопросов по теории, что тоже порадовало: значит, здесь работают инновативно, а не просто тупо «моют жопы», извиняюсь за выражение.
Но увы! Первое впечатление может быть очень обманчивым.

Эта фирма страдала от острого недостатка персонала. Меня взяли туда с января, но выйти попросили еще в декабре, и фактически все рождество я вкалывала почти без передыха, еще полуофициально.
Первые два-три месяца мне казалось – ну ладно, временные трудности, вот что-то произойдет, наберут еще людей, и все будет нормально. У меня появится какое-то свободное время.
Но ничего так и не менялось, разве что к худшему. Я отрабатывала пять ночей, спала день, а на следующий день выходила в утреннюю смену (вставать в 5). Не было, кажется, ни одного свободного дня, чтобы не раздался звонок шефа: не можешь ли ты выйти завтра? Или прямо сегодня, вот сейчас на работу приехать? Иногда звонок шефа будил меня уже утром, в 7 утра.
Иногда можно сказать «нет». Один раз, два. Но каждый раз говорить «нет» невозможно, пойдут разговоры «почему только мы должны замещать, а она нет?!» То же самое с идеей не брать трубку – шеф обычно наговаривал на автоответчик просьбу позвонить, можно не звонить (по закону) – но отношение к тебе будет соответствующее, а у тебя, между прочим, испытательный срок.

И вот так получилось, что за первые три месяца у меня уже накопилось более ста часов сверхурочных. Я говорила об этом с коллегами и слышала в ответ: «ой, подумаешь, у меня более двухсот!» Они как будто даже гордились по-мазохистски таким положением дел. Иногда сверхурочные выплачивали – но понемногу, помногу и смысла нет, все съедят налоги. Мне не выплачивали ни разу. Не стало ни времени (почти каждый день я проводила на фирме, а стационар – это тяжелая работа, она выматывает), ни денег.
Collapse )
vorona

Приключения товара на рынке труда-11. А что бывает потом?

Предыдущие серии

Окончание предыдущей главы воспринято многими как окончание всей повести. И я хорошо понимаю, почему.
Я с этим массовым сознанием давно знакома по интернету.

Ага, говорит массовое сознание, вот оно. Мы, правда, не знали, насколько на самом деле трудно Добиваться Успеха в этих европах (разве что догадывались). Но вот человек же не сидел сложа руки, а добивался, и вот – добился. А может быть, это даже и хорошо? Может, и хорошо, что всяких троечников не берут в медперсонал (на самом деле берут массово именно троечников), и этого надо добиваться, зато прекрасный персонал, медицина замечательная (гм...), в общем, не «совок». И вот она всего добилась,  и теперь-то наступит та самая сказка, которой мы все-таки подсознательно ждем.

С личным особняком, поездками на курорты три раза в год, угаром шопинга, фирменной мебелью и суперсовременной бытовой техникой - в общем, всем тем, о чем так любят рассказывать «всего добившиеся» эмигранты. Ну хотя бы со стабильным рабочим местом, самоуважением, гарантированным доходом.

Если честно, хотя я знала, какая у меня будет зарплата и сама работа, я где-то и сама подсознательно ждала улучшения жизненных условий после окончания школы, и была разочарована...
Мне столько в интернете рассказывали и внушали вот эту идею: мол, ну ладно, без образования в Германии, конечно, жизнь так себе. Лучше, чем в Мухосранске без работы – но если сравнивать с окружением в ФРГ или с жизнью нормальных людей (не богатых, а обычных) в Москве-Питере, да и просто крупном российском городе – то очень и очень так себе. НО! Если уж у тебя есть образование, то и уровень жизни сразу нормальный. Это просто твердили в интернете на разные лады, и я где-то подсознательно сама уже в это верила.
Collapse )
vorona

Об интернационале

Чем еще очень сильно отличалось победоносное и мощное пролетарское движение от середины XIX до почти середины ХХ века от наших сегодняшних жалких огрызков - это наличием интернационала.

Упрощенно говоря, теоретические и практические действия пролетарских партий в разных странах вообще не были сколько-нибудь существенно разделены границами. Особенно это касается теории. Если изучать теорию, то возникнет такое ощущение, что РСДРП и СДПГ - это была одна и та же партия (хотя это было, разумеется, не так!) Ленин почем свет поливал Бернштейна с Каутским, Роза Люксембург цитировала Ленина и полемизировала с ним. Идеи Каутского - проблема всего коммунистического движения; работы Ленина - свет просвещения опять же для всех коммунистов в мире. Я упоминаю лишь немцев и русских, были и другие, но если честно, да, в теории на тот момент были сильны в основном немцы и русские. Да и в практике тоже - что, кстати, очень роднит наши страны.

Мощная поддержка пролетариатом всех стран русской революции, забастовки, отказы отправлять в Россию оружие, сбор помощи голодающим, интернациональные отряды Красной армии - это естественное практическое продолжение интернациональной работы. Не факт, что мы вообще смогли бы победить без этого.

Аналогичная практика продолжается и потом - Третий интернационал, совместная теоретическая работа. Сталин, к примеру, очень хорошо осведомлен - пофамильно - даже о составах ЦК партий Германии, Франции и т.д., подробно разбирает то причины поражения английской забастовки, то участие коммунистов Китая в Гоминьдане, не стесняется давать рекомендации. То есть опять такое впечатление, что партии действуют совместно. Я уже не говорю о работе МОПРа, например, которая вся идет на международном уровне. Коммунисты шастают через границы как на работу, не просто время от времени собираются на междусобойчики, а знают друг о друге практически все и работают, где это возможно, совместно.


Дальше у нас следует большой и серьезный провал... И вот наше время, после сокрушительного поражения рабочего движения. И что мы видим?
Интернационал отсутствует как понятие.
Вообще отсутствует.Collapse )
vorona

Приключения товара на рынке труда-10. "Достижение успеха"".

Предыдущие серии

Итак, я училась в школе по уходу.
Там, как и везде на специальностях аналогичного уровня, больше половины времени составляла «практика» - то есть работа в той же фирме, на полную уже неделю, но за меньшие деньги. В некоторых фирмах об учениках заботятся, выделяют им целые дни только на учебные задания и работу с наставником, наставник постоянно ходит с учеником и все показывает. У нас никто не заморачивался: я просто выполняла обычную работу сиделки, а освоить новые для меня процедуры и протоколы должна была как-то сама. Я это делала так: подходила к кому-то из коллег и просила показать/дать попробовать. В конце 2-3 месяцев практики я бегала за коллегами (формальная наставница не всегда была на месте) и просила, чтобы мне хоть кто-нибудь заполнил ведомость и поставил оценку. Конечно, я взрослый человек, и такое положение дел мне не помешало учиться. На третьем курсе я уже выполняла целиком работу сестры-специалиста, только расписывалась за меня другая коллега.

Положено было пройти практики и в других заведениях.
«Дневной уход» - собственно, это была геронтопсихиатрическая практика, но место в психиатрии найти не удалось, поэтому я работала в «дневном уходе». Там я охотно занималась со стариками тренировкой памяти, играми, и меня хвалили, мол, это не само собой разумеется, что ученики так делают.

Мобильная служба – я три месяца ездила в мобильной службе от нашей же фирмы. Здесь почему-то мой внешний вид, одежда, «шуршание пакетом» и прочее никому не помешали. Все было нормально.

Ненормальными мне показались только условия труда. Поскольку фирма частная, шефы никогда не платят за «просто рабочее время», все рабочее время должно быть занято обслуживанием пациентов без исключений. Но сестры мобильной службы обычно ездят к пациентам с утра – поднять, помыть, накормить, утренние процедуры, и вечером. Днем пациентов очень мало, хватает 2-3 маршрутов. Утренние поездки к 11-11.30 уже по-любому заканчиваются. Но как же быть, если нужно набрать 40 часов в неделю?

В нашей фирме либо работников просто не брали на 40 часов, «невыгодно», то есть как хочешь, так и живи на небольшую зарплату, подработку найти практически очень сложно при таком гибком графике. Либо другой вариант: те, кто работал по 40 часов, делали так называемые «разделенные смены». Это значит, что ты ездишь с утра, потом домой, и с 3-х часов дня начинаешь вторую, вечернюю смену. Так работаешь неделю, часов очень много (11-12 часов в день), а на следующую неделю уже можно делать только утренние поездки.

Звучит нормально, но по факту это означало, что домой ты приезжаешь в 11 вечера, а в 6 утра надо уже опять быть на фирме. Спать получается примерно часов 5. Днем обычно тоже возможности доспать нет.

Collapse )
vorona

Приключения товара на рынке труда-9. "А жизнь-то налаживается!"

Cделаю небольшое и позитивное отступление.
Очень много я получаю отзывов о том, как ужасна профессия, которой я занимаюсь. Люди, мол, даже предпочитают самый тяжелый труд на производстве – но только не это. Как вы вообще можете, и все такое, и все в этом стиле.

Но это совершенно не так. Я не скажу, что у меня был большой выбор, но если бы я категорически не хотела в эту профессию, я бы пыталась устроиться в другое место, и с самого начала даже не пробовала бы подавать документы на обучение сюда. Те, кто категорически не хочет, умудряются всеми правдами и неправдами этой профессии избежать: например, если их заставляет биржа труда (а у нас ведь теперь не платят пособие, если человек отказывается от любой работы), то нарушают дисциплину, не приходят на смену, работают кое-как и добиваются, чтобы их быстро уволили, тогда можно обратно на пособие (и искать какую-то более подходящую работу). В целом они правы, так как в уходе не может работать «кто угодно». Почему-то безработных не направляют массово на места, например, сетевых дизайнеров – а вот в уходе якобы может трудиться «любой», если только чуть-чуть подучиться. Конечно, это не так.

У меня был единственный момент, когда я сказала «только не в уходе», и связан был он только с тем, что я искренне поверила, что не гожусь для этой работы. В этом меня убедили – конечно, временно.

В целом же я в эту профессию хотела. Еще умиляет «сочувствие», вот мол, хотела стать врачом, а теперь «моет жопы». Но это для вас «мытье жоп», это ВЫ так думаете, потому что работа врачом более престижна и считается «чистенькой», «господской» (причем это глубочайшее заблуждение – насчет «чистенькой» работы врача). Ваше сознание опутано дремучими мифами, вы вообще не имеете представления о реальности.

Я не думаю, что занималась бы именно этим, если бы у меня был реальный выбор, но я и врачом бы в этом случае не стала. И да, реальный выбор при капитализме есть только у тех, у кого – или у чьих родителей – есть деньги.

Но это для меня вполне приемлемая и интересная профессия, если уж выбирать способ зарабатывания денег, а не «дело жизни».
Для того, чтобы работать в уходе или медицине, надо получать кайф от общения с людьми. И от того, что им помогаешь.

Ангелом быть не надо. Но большинство моих коллег отлично умеет ловить этот кайф – им интересно. Наверное, надо любить вот этих людей – стареньких, больных, немощных, дементных, чтобы получать удовольствие от общения с ними, но представьте себе, многие-таки умудряются. За день у тебя накапливается множество очень мелких очаровательных моментов, кратких разговоров (иногда эти разговоры сохраняются в памяти на всю жизнь); трогательных и потрясающих минут. Здесь и юмор, и трагизм, и необыкновенная кавайность, и интересный челлендж – сможешь ли ты успокоить, например, взволнованного дементного пациента? А что это такое, когда человек умирает у тебя на руках, и ты провожаешь его в последний путь... Да еще человек не родной, но и не совсем ведь чужой, ты хорошо его знаешь, ты может быть, знаешь о нем вещи, которые неведомы родным детям. Отчасти есть и медицинский интерес – не как у врача, но например, как у фельдшера (наверное, наше образование ближе всего к этому): что это за странные изменения у пациента, чем они вызваны, что делать? Правильно ли ты угадала болезнь? Вот не так давно я сообразила померить сахар у бабушки в определенной ситуации, и открыла до того не диагностированный диабет – конечно же, это повод для гордости, ведь не каждый догадается в этой ситуации померить сахар, а теперь женщина получает адекватную ее заболеванию помощь.

Думаю, женщины в принципе лучше понимают, что это все такое. Можно провести аналогию – ведь практически все так же любят собственных детей, и с детьми даже повседневное общение вовсе не скучно и не монотонно. Да, вроде каждый день одно и то же: помыл, покормил, погулял, но каждый день ребенок изменяется, говорит что-то новенькое, каждый день полон маленьких, мелких радостей, ссор,Collapse )
vorona

Приключения товара на рынке труда-8. Отступать некуда, позади яма.

предыдущие серии



Предисловие для альтернативно одаренных господ с функциональной неграмотностью: это воспоминания давних лет, никак не отражающие моего сегодняшнего статуса.

Предупреждение для господ с альтернативными этическими системами: за упоминание в комментарии слов "жопа" и "мыть", а также любые проявления любого национализма - немедленный бан.

________________
Эйфория от своего повышенного социального статуса и обретения Работы прошла довольно быстро.

Работа сиделки была невероятно тяжелой, особенно поначалу. Кстати, слово «сиделка» здесь очень не подходит, потому что вот как раз посидеть за всю смену не удавалось совсем. Ноги страшно болели.

Спина… каждый раз к середине смены спина начинала просто отваливаться. Это неописуемая пронизывающая боль, когда болит уже не просто спина – она огнем горит, и это отдается в живот, в плечи, руки, боль сводит с ума. И ты не можешь остановиться ни на минуту, все равно надо бежать, идти, тащить и пересаживать пациентов, перекладывать, словом, все время двигаться. Темп работы высокий – иначе ничего не успеешь.

У меня стали болеть колени, опухать ступни. Вообще болело все и постоянно. Я думала, что скоро стану инвалидом. Но что поделать – стану так стану. Я терпела. Кстати, через год примерно самые сильные боли прошли. Они были обусловлены просто отсутствием необходимой мускулатуры – через какое-то время она выросла, и мне стало легче.

Помимо этого, я начала постоянно болеть, вирусные простуды преследовали меня весь первый год. Очевидно, частый контакт с людьми, с их бактериями и вирусами, и ослабленный иммунитет сыграли свою роль – ведь до этого я жила в изоляции. Но! Брать больничный было нельзя – такие в два счета вылетали с работы. И я ни разу не была на больничном, ходила на работу со слабостью, температурой. Коллеги даже и не думали как-то разгрузить меня в таком случае, нет, это их совершенно не беспокоило. Пришла – работай.

Такие дни были особенно мучительны. Мне вспоминалось из какой-то книги «пытка, требующая пристального внимания». Примерно вот это из себя моя работа и представляла.

К счастью, через год-полтора и простуды сошли на нет: организм приспособился к постоянному контакту с возбудителями, выработал новый иммунитет.

По поводу тридцати часов в неделю – они определяли уровень моей зарплаты, но не реальную работу. Я работала вечером до 8, но никогда не уходила раньше 8.30, а то и 9. То же самое – после первой смены. Совсем плохо было с выходными. Персонала было мало, и такое понятие, как выходные или свободные дни, в первые два года у нас не существовало. Все трудились на износ (даже сестры, у которых, казалось бы, был выбор уйти в другое место). Рекорд работы, который я поставила – 40 дней подряд! 20 дней подряд вообще были нормой. Причем не просто, а например, так: 20 дней работы подряд, ОДИН выходной, потом еще 12 дней работы подряд, еще один выходной, потом еще 18 дней…

Правда, надо уточнить, что смены были короткими, по 6-7 часов (даже с учетом переработок). Но все равно набиралось более 40 или даже 50 часов в неделю. И главное – вообще без всякого просвета. Даже на короткую смену все равно ты едешь, и это не свободный день. О сверхурочных и необходимости их оплаты я тогда даже не задумывалась, да и остальные «энтузиастки» тоже. Это позже мы уже начали записывать сверхурочные и требовать оплаты или отгулов. А в первые два года все наши сверхурочные канули в ничто.

Что-то я в те годы писала об этом в интернет, и конечно же, нашлись очередные знатоки с возмущением "да вывсеврети, давно бы все пожаловались адвокату". Да, конечно, можно пойти к адвокату - это было нарушение прав. Но учитывая весь мой предыдущий опыт и то, насколько я ценила это рабочее место, думаю, понятно, что мне это и в голову не приходило - ведь у меня был испытательный срок 6 месяцев, а потом первые два года - временный договор (годичный), и уволить меня шефу ничего не стоило. Никакого совета предприятия у нас, как и в большинстве новых фирм, конечно, не было. Но и коллеги, хотя находились в основном в лучшем положении, чем я, никуда не бежали добиваться правды. Да, добиться можно - но ведь и рабочее место потеряешь. Однако в интернете все всё знают лучше, это понятно.

Кроме этих трудностей, у меня начались и материальные. Я уже описывала проблемы с машиной в главе о транспорте: она у меня вскоре не выдержала ежедневной езды, пришлось сдать на металлолом, и начался квест по поездкам в одну и другую сторону по 25 км на перекладных.  Фирма располагалась на таком расстоянии от нашего жилья. К этому моменту мы сумели переехать – в древнюю, страшную, но дешевую квартиру, и о втором переезде не было и речи (детям также было удобно ходить именно в школу по месту жительства).

После одного месяца таких мытарств мне все же удалось приобрести новый металлолом. К счастью, жизнь научила меня: раз у тебя старая машина, тебе необходимо ВСЕГДА, в любом случае иметь неприкосновенный запас на случай ее поломки. Я привыкла экономить и копить. И этот запас у меня был, я смогла купить такую же страшненькую древнюю колымагу, и она проскрипела какое-то время. В среднем мне приходилось обновлять «автопарк» ежегодно…

Но все это еще ерунда.
Возможно, кто-то подумал, что теперь на этой работе меня окружали исключительно доброжелательные вменяемые люди.
Collapse ).
vorona

Приключения товара на рынке труда-7. Улитка на склоне.

Предыдущие серии

Предисловие для альтернативно одаренных господ с функциональной неграмотностью
: это воспоминания давних лет, никак не отражающие моего сегодняшнего статуса.

Предупреждение для господ с альтернативными этическими системами: за упоминание в комментарии слов "жопа" и "мыть", а также любые проявления любого национализма - немедленный бан.


Искала я все это время, разумеется, и другие варианты – обучение в какой-нибудь школе медсестер, например. Ну а вдруг повезет?
И действительно, два раза меня даже вызвали на собеседование в школу при нашей городской клинике. Об этом стоит рассказать отдельно.

Отбирали из большого количества подавших заявления так: сначала просматривали документы, аттестаты из школы и т.д. Небольшую часть вызывали на собеседование и затем на отборочный конкурс.
Причем на этом конкурсе важны были совершенно не знания или опыт. Нет, это был не экзамен.

В нашей клинике для будущих медсестер устраивали, а так называемый «день испытаний». В этот день всех соискательниц собирали, и они должны были выполнять определенные задания. Например, групповую работу – построить башенку из бумажных блоков. За работой группы наблюдали скрытым образом и выявляли, кто проявляет инициативу, кто как общается.
Еще одно задание заключалось в том, чтобы участвовать в дискуссии на определенную тему. И третье – прочитать что-то вроде небольшой лекции перед группой.
Collapse )