Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

vorona

Негативные реакции на банальности

Мне казалось, что мой прошлый пост был посвящен банальности: все революционеры и, тем более, коммунисты, начинали свой путь, исходя из сочувствия угнетенным. Но оказывается, что и эта элементарная мысль уже давно вызывает лютый баттхерт. Часть комментаторов - те, кто и сам является нормальными левыми и коммунистами - конечно, и восприняли эту мысль как общеизвестную. Но у правачков бомбануло.

Просто правачки:
"А-а! Вот так всегда, когда начинают любить человечество, немедленно устраивают Кровавую МясорубкуТМ" (не удивляйтесь, если таких высказываний вы не найдете, они были, но не открыты, я просто не хочу срачей на 500 комментов).
"Нет! Коммунизм - это же про производственные отношения, а не про любовь к людям!"

Правачки-лжекоммунисты:
"А-а! Эти евролевые! Эта ворона ни разу не коммунистка, она евролевая и любит только геев и феминисток!"
"Сорос дотянулся! Опять про геев! Как будто других вопросов нет!"
"Ворона евролевая, а я настоящий коммунист, потому что я за прогресс и считаю, что неэффективных вась надо выбрасывать на мороз".
"Это евролевые за слезинки ребенка, а мы, настоящие коммунисты, за Справедливость и Эффективность!"

Отвечу сразу на все.
Какие геи, дорогие? По-моему, вам надо лечиться. В посте речь идет о трудовых мигрантах, об уборщицах, о пролетариате, о жителях Донбасса (большинстве жителей Донбасса, заметим).

То есть, как я и предполагала, ненависть к геям - это просто симптом. На самом деле эти граждане и пролетариат-то ненавидят. То есть самый обыкновенный, даже индустриальный и даже представленный Белыми Гетеросексуальными МужчинамиТМ. Эти мужчины называются у них "васи", и их нужно выбросить на мороз. Потому что "васи" тормозят прогресс.

Collapse )
promo maxim_nm 13:00
Buy for 20 tokens
Друзья, сегодня у меня в блоге будет рекламный пост на одну интересную тему — совсем скоро, буквально через пару дней состоится розыгрыш лотереи Powerball, джекпот в которой сейчас составляет целых $158 миллионов. Конечно, сорвать джекпот не так-то и просто, но выиграть что-то поменьше…
vorona

Ворона в раздумьях

Хотя метод премодерации комментов меня полностью устраивает, в последнее время я стала задумываться о своем пребывании в соцсетях вообще. И вот оно мне не очень нравится.
Скажем честно, ЖЖ - давно малоизвестная малопосещаемая площадка, и писать исключительно сюда, это - удобно, приятно, привычно, но скажем так, не очень умно.

Переехать полностью куда-то я не могу и не хочу, потому что это будет уже не удобно и не приятно. ВК и Фейсбук (реально посещаемые сейчас площадки) не приспособлены для лонгридов, а ФБ еще и тоталитарная подцензурная контора.

Есть такой вариант - выкладывать тексты сразу в несколько мест, тем более, это можно делать даже автоматически, без всяких усилий.
Это было бы, наверное, самым правильным (тем более, мне уже говорили, что хотели бы читать меня в ВК и ФБ). Но останавливает такой момент. Я до сих пор создаю "уютненькую жежешечку". То есть я воспринимаю соцсети в первую очередь как место для общения. Не так, что я как звезда выложила текст и исчезла за горизонтом - а так, что я пишу нечто для того, чтобы поговорить с другими жж-истами. По мере возможностей я отвечаю на комменты (иногда мне даже это реально интересно), и конечно, я считаю себя обязанной их модерировать. То есть для меня это зона, так сказать, редакторской ответственности. Я не могу здесь допустить чужую пропаганду (взгляды - да, но есть грань, за которой высказывание взглядов уже переходит в оголтелую агитацию и пропаганду). Я не могу допустить полного беспредела и оскорблений в мой лично адрес. И пока я чувствую эту ответственность, я буду это делать. Уменьшение количества комментов, которым меня пугают, при этом радует - легче отследить 50 комментов, чем 300.

Модерировать и отвечать еще и в ФБ, и в ВК - это не в человеческих силах. Я тут-то еле успеваю. Все-таки по жизни я сочетаю две обычные профессии, плюс политическую деятельность и блогерство.

Но может быть, нужно перестать модерировать? Отпустить вожжи, полная свобода, пусть пишут, что хотят - я просто тупо не буду читать. Конечно, как и у многих, практикующих подобный метод, в комментах начнется страшная помойка. Зато никто не будет предъявлять претензий за "уничтожение инакомыслящих" (ведь понятно, что они же не хамы и не идиоты, они же просто инакомыслящие, да). Нормальным людям в комментах разговаривать станет невозможно. Уйутненькой жежешечки больше не станет. Как и уйутного фейсбучика или контактика.

Я уйду из комментов, и общаться со мной можно будет только некоторым, которых я выберу сама и дам свои другие координаты. В крайнем случае - через личку, и то, наверное, не будет гарантии, что я отвечу (Кассад, например, через личку отвечает далеко не всем - что понятно, учитывая огромные объемы поступающего).

Зато я смогу доносить свои тексты до бОльшей аудитории. И уж простите, но вопрос рекламы книг, например, для меня тоже не последний - за меня же ее никто не сделает, кроме, разве что "сарафанного радио", на которое только в последние годы и расчет.

Так вот, пока размышляю над этим.

Пожалуй, даже запилю опрос - поскольку в уютненькой жежешечке у меня сформировался пул постоянных читателей, и коллективный разум может помочь принять решение.

Poll #2102937 Новая сетевая политика

Следует ли мне переносить тексты на другие площадки, но при этом никак не модерировать и не читать комментарии?

1. Да! Свобода слова превыше всего!
6(3.9%)
2. Нет! Мы хотим конструктивного спокойного общения, а не помойки!
110(71.4%)
3. Да, это более эффективная сетевая политика.
24(15.6%)
4. Тут-то мы и скажем тебе все, что думаем!
3(1.9%)
5. Мне пофиг!
9(5.8%)
6. Аффтар, выпей йаду!
2(1.3%)

Для большей презентабельности отменю здесь премодерацию комментариев. Но удалять буду, если что!
vorona

Женская работа

Впервые я задумалась об этом, наблюдая за жизнью подруги, в семье которой гостила пару дней.
Назовем ее Марина. У нее на тот момент было двое детей - дочь-детсадовка и малыш, наверное, лет полутора (помню, что памперсы ему еще меняли, но от груди он уже был отлучен). Муж - совладелец русского издательства, ну как, громкие слова, конечно - "совладелец" и "издательство", очень мелкая конторка, в которой и я на тот момент работала на полудобровольных началах (немножко платили). Но деньги на семью в общем он таким образом зарабатывал. (Эксплуатация труда энтузиастов этим "издательством" - другая тема...)

И вот я наблюдаю жизнь Марины с семьей. Утром ее будит малыш, она готовит завтрак, накрывает на стол. Дочку в садик увозит муж. Марина убирает со стола, потом делает уборку в квартире - минут сорок, потому что двое маленьких детей, как иначе - надо каждый день пылесосить, часто мыть, надо разложить кучу вещей по местам. Потом ставит стирку и разбирает выстиранное белье. Готовит обед на всю семью - суп, второе. Все это время младший либо на руках - она умудряется делать все одной рукой, на второй висит малыш, либо под постоянным присмотром. (Естественно, на тот момент я тоже помогала - но ведь я была там только пару дней, то есть все остальное время она это делает одна).
В 11 часов все сделано, тогда Марина идет в офис "издательства", расположенный в том же доме и работает там - пакует книги для отправки (практически все жены мелких бизнесменов "работают" без оформления и зарплаты).

Муж привозит дочку домой (помните - в Германии большинство детских садов работают только до 12-13 часов, по желанию еще на час-два после обеда можно привести). Марина накрывает на стол, вся семья обедает. Марина убирает со стола, моет посуду (кажется, у них еще не было посудомойки - но посудомойку тоже нужно разгружать и загружать). Потом она укладывает спать младшего. У нее есть час свободного времени, она обычно в это время читает. Младший встает, Марина идет с детьми гулять на детскую площадку. Приходит домой, готовит ужин, накрывает на стол, все едят, она убирает со стола, посуда, купание и укладывание детей. Часов в 9 вечера у нее появляется снова свободное время.

Конечно, ничего страшного, это не в шахте работать, Марина была своей жизнью довольна, ей все прекрасно удавалось. Впоследствии, кстати, в этой семье родились еще двое детей, так что Марина полностью посвятила себя детям и хозяйству.

Но почему-то глядя на это, я впервые остро осознала, как мы живем.Collapse )
vorona

Большое спасибо!

Спасибо огромное всем, кто поздравил с днюхой! Было прямо очень приятно. К сожалению, весь день торчала в реале - ну там отмечание и все такое, пришла, увидела много комментов и решила написать общий пост всем, но с большой-пребольшой благодарностью! Замечательные все-таки у меня френды.
Признаюсь честно, хотя женщине вроде как и не положено, но чего уж там - мне исполнилось 50 лет.
Вот такая дата сегодня была.
Но Ворона еще не старая, она еще полетает!
И попишет еще, конечно.
До встречи!
vorona

Почему я люблю Германию - 2.

Предыдущие серии

Итак, я написала о том, что в начале мое общение с немцами было крайне ограничено, и как почти все наши эмигранты, я жила в кругу диаспоры.
Однако дальше моя судьба стала складываться иначе. Не совсем так, как у подавляющего большинства эмигрантов.

После развода (да и за пару лет до него) я оказалась в почти полной изоляции.
У меня нет в Германии родни, а общение с родней мужа сначала было не прекрасным, а потом и вовсе прекратилось.

У меня на тот момент вообще не было друзей (кроме подруг детства в России). Дело даже не в разрыве моем с эзотерикой – друзья у нас там все равно оставались. Дело в том, что это были так называемые «друзья семьи». Те, кто разбирается в семейном насилии, знают, что такое «друзья семьи». Словом, с ними общаться было крайне затруднительно, да и собственно, даже они жили географически уже далеко от нас.

Я попыталась подружиться с соседками – российскими немками, живущими неподалеку. Нас объединяла любовь к собакам, у них тоже были собаки, мы гуляли вместе. Это были неплохие, интеллигентные женщины, мы иногда собирались с ними просто у кого-нибудь дома. Но у каждой из них была своя большая семья – не в смысле опять же многодетности (детей у каждой из нас было по двое). А в смысле сестер-братьев, бабушек и кузенов. И вся эта семья у обеих жила неподалеку. На каждый праздник они все свободные дни проводили с семьей, ездили по гостям... У меня шансов не было никаких. Они вроде бы и относились ко мне сердечно, не записывали в ежедневник на «второй адвент», но у них реально не было на меня времени. Когда? При таком количестве кузин и племянников...

То есть это не нарушало изоляцию. Конечно, в этих условиях я много общалась в интернете. У меня появились и друзья в реале – российские католики, большинство из них были либералы и антикоммунисты (впрочем, я общалась с аполитичными – но и у них проскальзывало), но мы друг друга терпели. Встречаться мы с ними могли 1-2 раза в год, конечно, а остальное время – только интернет. А в интернете – вы и сами знаете, что происходит. К моей тогдашней травматизированности интернет добавил немало.

Короче говоря, у меня не было абсолютно никаких возможностей общаться с русскоязычной диаспорой. Только минимальные – и они были исчерпаны.
Но человек, даже интроверт, даже социофоб (а у меня социофобия как раз и развивалась) – существо социальное, потребность в общении с себе подобными невероятно высока. И не просто в формальном общении – в принятии, в ощущении «я такой же, как они», возможности вести разговоры, быть принятым и понятым, понимать самому, словом – тусоваться.
У меня не было никакого выхода, кроме одного – выйти из «мультикультурного гетто», из изоляции, и начать тесное общение с самими немцами. Ну нет других людей, кроме этих.

Собственно говоря, нельзя сказать, что на тот момент я с немцами не общалась. В первую очередь, я общалась с верующими, по церковным делам.

У меня были постоянные мечты перейти в православие, но на практике это означало бы дальние поездки на каждое богослужение, что с детьми и при описанной ситуации с транспортом было довольно сложно.

Я была католичкой. Посещала ближайший приход, мои дети там проходили первое причастие, даже потом были министрантами (теперь в министранты в обычной церкви допускаются и девочки). Верующие – люди по определению как бы мягкие и добрые (или стараются быть такими), не националисты. Но отношения с ними складывались по тому же принципу, что описан выше – «да, конечно, заходите, сейчас посмотрю в ежедневнике, когда у меня есть термины...» Даже если мы делали что-то вместе – например, я была в группе по подготовке детей к первому причастию – мне, так и быть, позволяли принести печенье или даже поруководить детьми, но в обсуждениях я как-то не участвовала, хотя с языком давно не было никаких проблем. Мне как-то давали понять, что я тут не своя. Не со зла, просто так выходило.

Более тесные отношения сложились у меня с традиционалистским приходом, куда мы стали ездить. Мне не очень нравился модернизм современного католицизма, и я выбрала более строгое и приближенное к средневековью течение (чтобы предупредить вопросы – это были не «сектанты», а братство св. Петра, всегда сохранявшее общение с папой). По мнению нашей великой экспертши Елены Чудиновой, традиционализм у католиков полностью отсутствует – конечно же, реальная жизнь не такова, и те, кто хочет, легко находят интересную им нишу латиноязычной мессы, исповедей, Часослова и прочих средневековых традиций.

Латинская месса, кстати – реальный отрыв, это очень красивая служба. Для понимания задолго до 2го Ватиканского собора существовали двуязычные требники, где все переводилось на немецкий.Collapse )
vorona

Приключения товара на рынке труда-18. Материальное и духовное.

предыдущие серии

Но может быть, интенсивный и тяжелый труд - а он в Германии практически везде очень интенсивный - зато приносит большие материальные плоды?
Как любят рассказывать наши эмигранты, мол, да, надо вкалывать, но зато и живешь хорошо?
Ну как? Какие-то плоды, конечно, дает.

Я бы не стала прямо сравнивать зарплаты, как это мне любят совать под нос – мол, а вот российская медсестра/фельдшер вообще зарабатывают очень мало.

 Да, в ФРГ эта профессия не относится к разряду самых низкооплачиваемых (собственно, поэтому я и стремилась все-таки пойти именно в уход, а не в ту же социальную службу, где мне было довольно комфортно, но мало денег). Хотя принято считать, что «в уходе мало платят», но это – смотря с чем сравнивать.

Да, в большинстве технических специальностей аналогичного уровня платят больше.
Но в социальных и бюрократических работах – типа, например, помощника юриста, в торговле, в сфере услуг типа парикмахерских и различных салонов – столько, как у нас, не заработаешь.

Поэтому я и не люблю картинные сравнения типа «а вот в России бы вы как медсестра не заработали». Так я в России в этом случае и не была бы медсестрой. Я же принимала решения, исходя из имеющихся данных о зарплате и возможностях. Стремилась бы к чему-то другому, и уж за эти годы, наверное, достигла бы и этого «другого».

Поскольку, конечно, мне не хотелось бы тут приводить свои собственные доходы/расходы, поговорим об этом в общем и целом.
Collapse )
vorona

Замечание в сторону

После первого захода праздников (Рождества, то есть) и разных дел возвращаюсь к теме "записок ушельца".
Новогодние посты имхо писать еще рано, так что пока продолжим.

Вот что меня удивило в последней записи. Я, конечно, понимаю, что теперь почти все мои записи попадают в топ, а оттуда приходит неизвестно кто. Но в этот раз почему-то набежали советчики и граждане с альтернативной этикой.
Казалось бы, я жаловалась в этой записи на усиление бюрократии, потяжеление пациентов при том же количестве персонала, что и раньше. И лишь один абзац для прояснения ситуации был посвящен моим лично ощущениям.

Вместо этого советчики кинулись объяснять, что все умные люди работают на "чистенькой" работе, а миллиарды дураков - на тяжелой и неприятной. Вот они лично умные и пользуются всеми благами за счет труда миллиардов дураков. Один даже высказался в том плане, что возможно, я не совсем безнадежна (хоть, конечно же, и не блещу умом!), и могла бы даже достичь прижизненной нирваны, если бы прислушалась к его советам, которые он готов мне дать (очевидно, за какую-то плату). Хотя оценив мой дневник и книги, он понял, что шанса такого нет, потому что мои убеждения мешают мне достичь счастья на "чистенькой" работе. Так что я тоже, увы, не только не блещу, но и вообще - ну вы поняли.

Еще один устроил истерику с криками, как ему мешают тетки, которые смеют в интернете ныть, что им плохо! И ничего при этом не хотят сделать для изменения их положения! Это особенно интересно, потому что я на протяжении 17 частей непрерывно рассказывала, что и как я делала для изменения своего положения. И последнее из описанного - это уже ИЗМЕНЕННОЕ положение, то есть раньше было еще хуже (и это правда).Collapse )
vorona

Приключения товара на рынке труда-12. Диакония

предыдущие серии

Итак, я начала работать в мобильной службе. Я рассчитывала, что работа будет легче – и да, она была легче, чем в стационаре.

Но одновременно и гораздо скучнее. У нас было мало реально тяжелых случаев. Почти не было дементных, общение с которыми для меня придает остроту и интерес рабочему процессу. Не было «интересных» заболеваний, при которых нужно проводить какие-то особые процедуры (была одна, правда, с тяжелым РС и трахеостомой – но только одна). Почти все случаи на маршруте – тривиальные, обычные старческие болезни и немощь (ну или молодые инвалиды), в основном базовый уход, таблетки и инсулин, редкие перевязки.

Единственное, что было трудно – искать дорогу. Мне выдали «Смарт», прикольная машинка, можно крутиться хоть на одном месте и пролезть в любую дырку. Но район я еще не знала, а мне сразу же стали ставить сложнейшие маршруты, по вечерам – вообще по 30 человек! Причем новые маршруты, без показа. Гугль-мэпс, конечно, помогал – но он довольно часто глючит.
В целом же это работа муторная. Приехал, здрасте, выполнил работу, весьма примитивную, уехал.

Здесь тоже так – некоторым очень нравится имено мобильная служба, а другие по натуре предназначены для стационара.
Как уже говорилось, у меня был позитивный опыт во время практики, и я полагала, что мобильная служба мне по крайней мере не противопоказана. А то, что скучно... Ну и ладно, считала я. Зато деньги приличные. И не перенапрягаешься во время работы – устаешь, но умеренно в сравнении со стационаром. Ноги так не болят, не надо так далеко и много бегать. С 1-й смены возвращаешься уже в 2, на вторую едешь к трем – удобно. Ночных нет.

Но довольно быстро я стала замечать странности.
Меня удивляло, что после смены в кабинет начальницы всегда выстраивается длинная очередь. Все, а особенно ассистентки (тут уже их сиделками вообще сложно назвать!) прямо-таки рвутся поговорить с начальством по душам. О чем? Начальница мне пару раз намекала, что мол, заходи, поговорим, может, у тебя есть вопросы по маршруту, проблемы. Я решила, что надо зайти, раз так. Несколько раз отстаивала очередь, заходила, разговаривала по маршруту, по разным мелочам, в общем-то совершенно ненужные беседы (все, что нужно – я прекрасно выясняла у коллег). В конце концов перестала это делать – у меня ну вот не было никаких уже вопросов к начальству, а ждать час-полтора после окончания смены... мне что, заняться больше нечем?
Но было непонятно, о чем же непрерывно беседуют с начальством все эти коллеги?
Collapse )
vorona

Приключения товара на рынке труда-11. А что бывает потом?

Предыдущие серии

Окончание предыдущей главы воспринято многими как окончание всей повести. И я хорошо понимаю, почему.
Я с этим массовым сознанием давно знакома по интернету.

Ага, говорит массовое сознание, вот оно. Мы, правда, не знали, насколько на самом деле трудно Добиваться Успеха в этих европах (разве что догадывались). Но вот человек же не сидел сложа руки, а добивался, и вот – добился. А может быть, это даже и хорошо? Может, и хорошо, что всяких троечников не берут в медперсонал (на самом деле берут массово именно троечников), и этого надо добиваться, зато прекрасный персонал, медицина замечательная (гм...), в общем, не «совок». И вот она всего добилась,  и теперь-то наступит та самая сказка, которой мы все-таки подсознательно ждем.

С личным особняком, поездками на курорты три раза в год, угаром шопинга, фирменной мебелью и суперсовременной бытовой техникой - в общем, всем тем, о чем так любят рассказывать «всего добившиеся» эмигранты. Ну хотя бы со стабильным рабочим местом, самоуважением, гарантированным доходом.

Если честно, хотя я знала, какая у меня будет зарплата и сама работа, я где-то и сама подсознательно ждала улучшения жизненных условий после окончания школы, и была разочарована...
Мне столько в интернете рассказывали и внушали вот эту идею: мол, ну ладно, без образования в Германии, конечно, жизнь так себе. Лучше, чем в Мухосранске без работы – но если сравнивать с окружением в ФРГ или с жизнью нормальных людей (не богатых, а обычных) в Москве-Питере, да и просто крупном российском городе – то очень и очень так себе. НО! Если уж у тебя есть образование, то и уровень жизни сразу нормальный. Это просто твердили в интернете на разные лады, и я где-то подсознательно сама уже в это верила.
Collapse )
vorona

Приключения товара на рынке труда-10. "Достижение успеха"".

Предыдущие серии

Итак, я училась в школе по уходу.
Там, как и везде на специальностях аналогичного уровня, больше половины времени составляла «практика» - то есть работа в той же фирме, на полную уже неделю, но за меньшие деньги. В некоторых фирмах об учениках заботятся, выделяют им целые дни только на учебные задания и работу с наставником, наставник постоянно ходит с учеником и все показывает. У нас никто не заморачивался: я просто выполняла обычную работу сиделки, а освоить новые для меня процедуры и протоколы должна была как-то сама. Я это делала так: подходила к кому-то из коллег и просила показать/дать попробовать. В конце 2-3 месяцев практики я бегала за коллегами (формальная наставница не всегда была на месте) и просила, чтобы мне хоть кто-нибудь заполнил ведомость и поставил оценку. Конечно, я взрослый человек, и такое положение дел мне не помешало учиться. На третьем курсе я уже выполняла целиком работу сестры-специалиста, только расписывалась за меня другая коллега.

Положено было пройти практики и в других заведениях.
«Дневной уход» - собственно, это была геронтопсихиатрическая практика, но место в психиатрии найти не удалось, поэтому я работала в «дневном уходе». Там я охотно занималась со стариками тренировкой памяти, играми, и меня хвалили, мол, это не само собой разумеется, что ученики так делают.

Мобильная служба – я три месяца ездила в мобильной службе от нашей же фирмы. Здесь почему-то мой внешний вид, одежда, «шуршание пакетом» и прочее никому не помешали. Все было нормально.

Ненормальными мне показались только условия труда. Поскольку фирма частная, шефы никогда не платят за «просто рабочее время», все рабочее время должно быть занято обслуживанием пациентов без исключений. Но сестры мобильной службы обычно ездят к пациентам с утра – поднять, помыть, накормить, утренние процедуры, и вечером. Днем пациентов очень мало, хватает 2-3 маршрутов. Утренние поездки к 11-11.30 уже по-любому заканчиваются. Но как же быть, если нужно набрать 40 часов в неделю?

В нашей фирме либо работников просто не брали на 40 часов, «невыгодно», то есть как хочешь, так и живи на небольшую зарплату, подработку найти практически очень сложно при таком гибком графике. Либо другой вариант: те, кто работал по 40 часов, делали так называемые «разделенные смены». Это значит, что ты ездишь с утра, потом домой, и с 3-х часов дня начинаешь вторую, вечернюю смену. Так работаешь неделю, часов очень много (11-12 часов в день), а на следующую неделю уже можно делать только утренние поездки.

Звучит нормально, но по факту это означало, что домой ты приезжаешь в 11 вечера, а в 6 утра надо уже опять быть на фирме. Спать получается примерно часов 5. Днем обычно тоже возможности доспать нет.

Collapse )