blau_kraehe (blau_kraehe) wrote,
blau_kraehe
blau_kraehe

Category:

Приключения товара на рынке труда-15. Во мне явно что-то не так!

предыдущие серии

Еще в этом доме был интересный случай, который хочется рассказать. Он иллюстрирует позицию руководства дома по отношению к подчиненным.

В ночь мы работали вдвоем (на 80 с лишним пациентов!) – одна сестра и одна сиделка. Работа в ночь – это три раза обход всех комнат (80 с лишним, повторяю), смена памперсов, переворачивание, напоить-покормить йогуртом (в первый заход), ну и между делом беганье по 4-м этажам на звонки – кому в туалет надо, кому поговорить приспичило.
Так-то нет, это не очень тяжело, дневная смена тяжелее. Обычно в ночную остается еще часок, чтобы просто посидеть, пописать документацию. Если, конечно, не слишком много звонков.
И вот я работала в ночь с «сиделкой»-парнем. Это был парень даже не наш, а из фирмы заемного труда. Имя его я уже забыла, честно говоря, ну скажем, Кристоф. Он весил, судя по виду, килограммов минимум 150. Я, кстати, тоже страдаю лишним весом, хотя и в значительно меньшей степени, и мы мило обменялись опытом о том, как трудно похудеть. В общем, сначала было все хорошо. Потом у нас одна бабушка упала, у другой приступ, два раза вызывали Скорую, в результате, конечно, стресс – но во время мы укладывались. Надо идти на третий обход, четыре утра, а мы практически не отдохнули. И вот Кристоф заявляет:
- Я на обход не пойду, уже слишком мало времени.

Уселся на веранде курить. Я обалдела:
- Как не пойдешь?
- Ты слишком медленно работаешь, с другими мы успеваем и обходы сделать, и отдохнуть, а с тобой ничего не успели, уже поздно обход делать.
- Не поняла. Мы же в больницу людей отправляли?

В общем, он так и не подчинился, и я пошла одна обрабатывать 80 человек. Конечно, я не успела до 6 утра, тем более, что были и звонки, и на них он тоже не ходил – принципиально просидел 2 часа, ничего не делая.

Как только явилась утренняя смена, на нее пришел наш шеф, я первым делом направилась к нему и описала ситуацию. Он всего лишь нач. отделения, но он еще и муж заведующей по уходу, и конечно, передаст ей.

Выходя, я увидела, что Кристоф курит с шефом и тоже о чем-то ему рассказывает...

Мне нужно было отработать с ним еще одну ночь. Для начала он закатил мне истерику. Работал так: войдет в комнату – и через десять секунд выходит. Понятно, что он ничего там не делал. Я, памятуя о его обидчивости, вежливо сказала:
- Слушай, надо же все-таки действительно хотя бы памперс менять, иначе у нас все будут плавать, потом нам же работы больше.

Тут у Кристофа случилась истерика. Он заорал, что это «наезд на его личность», что он этого не потерпит, я его оскорбила, и теперь он работать не будет. Пошел и уселся за компьютер.
У меня было почти отчаяние, я как представила, что работать одна буду уже всю ночь. Переломила гордость, пошла к нему и предложила, что мы поделим отделения и работать будем поодиночке – он два отделения полегче, я два потяжелее. Он согласился, и так я эту ночь и работала. Судя по отзывам утренней смены, Кристоф в «своих» отделениях тоже ничего не делал.
Мне казалось, ситуация совершенно ясная. В заемных фирмах нередко работают такие отпетые субчики – им все равно. Я обо всем доложила начальству и надеялась, что больше мы этого красавца не увидим.

Внезапно на следующий день меня вызывают на ковер к директрисе. Сообщают, что на меня была жалоба! Я решила, что это жалоба от кого-то из родственников, но не могла понять – от кого? Никаких проблем не было! Ломая голову, захожу в кабинет. Там сидит опять же консилиум из начальства. И мне сообщают:
- Герр Р. (Кристоф) пожаловался, что вы, фрау Завацки, его обозвали и оскорбили. Вы сказали, что он толстый, и таким здесь не место!

Я подобрала упавшую с пола челюсть и предложила им оценить мою собственную фигуру и то, может ли обладатель такой фигуры еще кого-то называть «толстым».
В общем, были разборки, и получилась такая ситуация, что как бы вот есть мое мнение – а есть его мнение. Полный постмодерн, истины нет, и доказать никто ничего не может. Я предложила поинтересоваться у других сестер, работавших с Кристофом, как он себя ведет (а на него жаловались все, хотя так экстремально он вел себя только со мной – но с другими он просто пассивно гонял балду). Они сказали, что да, поинтересуются. Тоном, не предвещавшим ничего хорошего.

На следующий день я позвонила зав. по уходу и сказала, что хочу подать заявление в полицию за клевету. Потому что это серьезная клевета, я на испытательном сроке, то есть это клевета, угрожающая моей, так сказать, экзистенции, и я хочу с него получить за это компенсацию. Ставлю ее в известность об этом, так как я все же лояльна родной фирме. Конечно, зав. по уходу убедила меня этого не делать, не выносить, так сказать, мусор из избы, не бросать тень на родное заведение... Другие сестры подтвердили мое впечатление от этого чудесного труженика. Кристоф в нашей фирме больше не появлялся. Но передо мной никто и не подумал извиниться, то есть вот этот вызов на ковер – это как бы нормально.

На мою репутацию в глазах начальства это, несомненно, бросило тень. Как говорится, ложечки нашлись, но осадок остался.
Какая-то эта Завацкая скандальная, подумало, наверное, начальство. То лучшего работника фирмы в чем-то обвиняет, то на нее заемные работники жалуются...

Почему моя жалоба ничего не значила, а жалоба заемного работника вызвала такое разбирательство? Могу только гадать, как и во всех остальных случаях. Что было неправильно во мне – пол, национальность, поведение? Не знаю.

Тем временем я уже находилась в поиске нового места работы. Мне всегда тяжело уходить... Я готова терпеть любые трудности, проще вытерпеть, чем снова менять место, переучиваться, быть новичком, ощущать, что «не справилась» (все равно есть такое ощущение). Но все же другого выхода не было. Я чувствовала, что еще немного – и сама окажусь в психушке.

Я опасалась сменить шило на мыло. Ведь и здесь я работала на пробу, и вроде все казалось хорошо – многие подводные камни сразу не видны. Поэтому на сей раз решила устроиться по рекомендации. Одна коллега горячо рекомендовала мне фирму, куда и сама собралась уходить. Ее знакомые там работали. Она расписала мне прелести этой фирмы, и я написала туда, мне тут же позвонили, пригласили на беседу. В самом деле, звучало все крайне заманчиво. Это была не частная фирма. Но и не церковная – а крупной благотворительной организации от социал-демократической партии (в этом году организации исполнилось 100 лет). Там был тарифный договор, совет предприятия, гарантированные выходные... Единственное, что меня смутило – очень крупные отделения, по 40 с лишним человек. Я подумала, что рано или поздно мы останемся на такое отделение втроем... Но время поджимало, и я решила рискнуть. Все остальное было просто чудесным.

Я подала заявление на уход директрисе. К моему удивлению, она не сказала даже что-нибудь типа «очень жаль». Ну ладно. Вернулась домой... и в почтовом ящике обнаружила письмо с увольнением! Они сами решили уволить меня к концу испытательного срока.

Это письмо меня совершенно подкосило психически. В нашей отрасли колоссальная нехватка рабочей силы, особенно специалистов. Берут всех. И вот в такой ситуации меня ДВА РАЗА ПОДРЯД выкидывают с работы. Вернулись старые страхи – может быть, я вообще не гожусь для этой работы? Как говорится, «это не мое» (а что тогда мне делать? Других вариантов никто не предложит). Я долго перебирала, что же я делала неправильно, какие были претензии к моему профессионализму – да ведь вообще никаких! В последней фирме мне не было высказано ни одной претензии. Кроме, конечно, всех этих Анн, Кристофов и прочих отношений с ними. Так это у всех там было такое – гадюшник, он и есть гадюшник. Что ж, возможно, я себя как-то неправильно веду.
Кстати, когда я решила опубликовать эти записи, у меня не было ни малейшего сомнения, что найдется множество замечательных людей (несмотря на бан-хаммер), которые откроют мне глаза на то, что я во всем виновата сама – не гожусь для работы в уходе, как-то не так себя веду и т.д. Так вот, я сама постоянно ставила перед собой эти вопросы. И давно бы уже ушла из ухода (как об этом и рассказывала) – если бы у меня был какой-то выход. Нет, я люблю эту работу в принципе, и со стариками у меня взаимно все хорошо – но ведь миллион мух, вроде бы, не может ошибаться, может, я и правда дерьмо такое? Не могу понять, что именно во мне так плохо, но видимо, плохо что-то!

Я записалась к психотерапевту. Через полгода попала на прием. Первым делом я его спросила, что во мне не так, и почему, не имея претензий к моему профессионализму, меня два раза подряд выкинули с работы?! В условиях острейшей нехватки спецов.

От этого психолога толку не было, увы. Он долго что-то мямлил, профессионально вел беседы (я сама так умею, поэтому все эти уловки типа «активного слушания» прекрасно вижу). Но помочь практически никак не помог, разве что дал пару флешек с медитациями. Я была готова выслушать самые нелицеприятные вещи, изменить свою жизнь. Но ничего такого не услышала, так что до сих пор так и не понимаю, что во мне плохо. Но еще некоторое время, до окончания испытательного срока на новой фирме, я ходила к нему – просто потому что боялась повторения кошмара.

В интернете мне, конечно, не раз подробно объясняли, что во мне плохо – ведь по интернету сразу все видно! Это же волшебный диагностический прибор – тут по одной аватарке сразу можно понять абсолютно все о человеке. Но к сожалению великих диагностов интернета, они обычно сразу отправляются в бан – а ведь казалось бы, я могу прислушаться, изменить свою жизнь и стать такой, как они, успешной, всеми любимой и уважаемой, богатой и счастливой! По крайней мере, мне никто не мешает об этом рассказывать, как и им...
Tags: записки ушельца
Subscribe
promo blau_kraehe december 15, 2015 18:46 1
Buy for 10 tokens
можно за 10 жетонов
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 91 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →