blau_kraehe (blau_kraehe) wrote,
blau_kraehe
blau_kraehe

Categories:

Приключения товара на рынке труда-11. А что бывает потом?

Предыдущие серии

Окончание предыдущей главы воспринято многими как окончание всей повести. И я хорошо понимаю, почему.
Я с этим массовым сознанием давно знакома по интернету.

Ага, говорит массовое сознание, вот оно. Мы, правда, не знали, насколько на самом деле трудно Добиваться Успеха в этих европах (разве что догадывались). Но вот человек же не сидел сложа руки, а добивался, и вот – добился. А может быть, это даже и хорошо? Может, и хорошо, что всяких троечников не берут в медперсонал (на самом деле берут массово именно троечников), и этого надо добиваться, зато прекрасный персонал, медицина замечательная (гм...), в общем, не «совок». И вот она всего добилась,  и теперь-то наступит та самая сказка, которой мы все-таки подсознательно ждем.

С личным особняком, поездками на курорты три раза в год, угаром шопинга, фирменной мебелью и суперсовременной бытовой техникой - в общем, всем тем, о чем так любят рассказывать «всего добившиеся» эмигранты. Ну хотя бы со стабильным рабочим местом, самоуважением, гарантированным доходом.

Если честно, хотя я знала, какая у меня будет зарплата и сама работа, я где-то и сама подсознательно ждала улучшения жизненных условий после окончания школы, и была разочарована...
Мне столько в интернете рассказывали и внушали вот эту идею: мол, ну ладно, без образования в Германии, конечно, жизнь так себе. Лучше, чем в Мухосранске без работы – но если сравнивать с окружением в ФРГ или с жизнью нормальных людей (не богатых, а обычных) в Москве-Питере, да и просто крупном российском городе – то очень и очень так себе. НО! Если уж у тебя есть образование, то и уровень жизни сразу нормальный. Это просто твердили в интернете на разные лады, и я где-то подсознательно сама уже в это верила.

Хотя, повторяю, знала, какая будет зарплата. Но знала я и то, что в своей фирме навеки не останусь, и найти место с зарплатой получше все-таки можно. Словом, мне представлялись некие туманные, но ослепительные перспективы.

Итак, после окончания школы я продолжила трудиться на той же частной фирме. 31 июля получила диплом, 1 августа отработала смену с коллегой, которая мне показала все детали работы (в частности, с компьютерной документацией и с наркотиками – там я еще знала не все), а 2го я уже работала совершенно самостоятельно.

Работа, конечно, стала более ответственной и интересной. Хотя иногда у меня возникало впечатление, что от специалиста после школы ожидается, что он внезапно стал суперменом и научился летать и работать в суперскоростном режиме. В самом деле, обязанности сиделки – это мыть пациентов, поднимать, кормить, поить, переодевать и укладывать. Все то же самое в Германии делает и сестра! Причем на той нашей фирме от сестры ожидалось, что она будет делать эту работу в том же объеме, что и сиделка. Но при этом она еще каким-то образом должна успеть провести все медицинские процедуры, таблетки-уколы, перевязки, катетеры, приготовить каждому пациенту таблетки на неделю, написать в 3 раза больше документации, организовать контакт с врачами-физкультурой-аптекой и прочими... Ну в общем, конечно, все как-то справлялись, и я справлялась. Куда деваться?
По крайней мере, это интересно.

Сейчас в Германии тенденция к тому, чтобы стандартизировать эту профессию до уровня мирового стандарта, а в мире принято, что спецы по уходу «базовым уходом» не занимаются, а только медицинским и организационной работой. Базовым же уходом (мыть-кормить-одевать) занимается вспомогательный персонал. Наверное, это неизбежно просто из-за недостатка спецов. На самом деле это в определенном смысле станет потерей, потому что когда квалифицированный человек осуществляет и базовый уход – он может увидеть все изменения кожи и состояния здоровья, грамотно провести профилактики. Поэтому немецкая система была на самом деле неплохой – но она неизбежно должна измениться, потому что нехватка специалистов (да-да, при том, что мне потребовалось 12 лет, чтобы стать таким специалистом!) приобретает катастрофический характер.
Но пока мы работаем по-старому.

Из позитивных моментов работы на той фирме: у нас к тому моменту установились очень хорошие отношения в коллективе. Из упомянутых уже дам Жанин ушла в социальную службу и донимала народ там, а Барбару наконец вежливо попросили уйти. Не уволили, заметим, а попросили перейти в мобильную службу. Это событие дружно обсуждалось всеми и воспринималось, как великое счастье и облегчение. А вот коллеги из мобильной службы очень нас «благодарили» за такой подарок. Произошло это потому, что на руководящем уровне наконец заметили (я же говорю – у нас была очень неплохая начальница), что люди увольняются массово из-за Барбары. Даже специалисты, не говоря уже о сиделках.
Вот казалось бы – весь коллектив против нее, а ей ничего, комфортно жить... Продолжает всех доставать. После ее ухода новеньких у нас стращали: э-э, это ты еще Барбару не видел! Вот у нас была такая Барбара...

И действительно, когда она ушла, у нас практически прекратился отток персонала. В остальном у нас работа была относительно комфортной. Двое ушли – одна в Каритас, другая в Диаконию, и то, и другое – заведения, принадлежащие церкви. И обе вернулись обратно, несмотря на то, что там зарплата была прилично выше – причем вернулись с рассказами о диком абсурде, который царил в этих организациях, о деструктивном начальстве и нелепых требованиях. Примерно то же, что я сама в первый раз пережила в Каритасе.

Атмосфера в коллективе крайне важна – ради нее люди соглашаются даже на низкую зарплату. Ведь что это такое, когда ты зарабатываешь много – но жить тебе не хочется, на работу каждый день идешь с отвращением? А у нас все было нормально. Пришел, отработал – ушел, и живешь как человек.

Ночные смены у нас распределялись между персоналом, и я работала 4-5 ночей в месяц (подряд). В ночь я как специалист была одна и отвечала за жизнь и здоровье 55 человек (весь наш маленький дом). Часть ночи присутствовала сиделка, вечером и утром я на несколько часов оставалась совсем одна.

Но мне было ясно, что навсегда я в этой фирме не останусь. Прежде всего, я не могла остаться жить в маленьком городе – детям нужно было после гимназии куда-то поступать, а у нас даже приличного профучилища или профшколы нет, на предприятия трудно устроиться, а они еще и в ВУЗ хотели. Ясно было, что после того, как сын получит абитур, надо переезжать. Он поступил в крупном городе за 60 км от нас, и даже какое-то время вынужден был ездить на поезде, но потом мы нашли квартиру для него, неожиданно дешевую.

Да и сама я не хотела оставаться в этой дыре, ничто меня там не держало.
Мой жизненный уровень почти не вырос – если еще учесть, что сумма алиментов уменьшилась, так и вообще не вырос (удивляюсь, кстати, требованиям россиян "тратить алименты только на детей" - у нас вообще почти все деньги, какие были, из всех источников, уходили на квартплату и еду. Квартиру надо было разделить на три части или еду покупать и готовить отдельно детям, отдельно себе? Счета отдельные вести? Как на работе - детям яблоки купила, сама к ним не смей притрагиваться? Или что?).

Зарплата у нас в фирме была низкая без перспективы роста. То есть я как раньше боролась за каждый евро, откладывала в трепете на случай, если крякнет машина, и такой случай наступал часто – так и продолжала жить точно так же.

Как жила с разваливающейся мебелью и дырявыми полами – так и продолжала. Как покупала одежду только на ebay, так и продолжала. Как могла слетать в Россию только благодаря дополнительным подработкам – так и продолжала подрабатывать переводчицей, чтобы хоть залатать дыры бюджета, отложить на ремонт машины, и раз в год смотаться в Россию.

Кстати, переводчицей я теперь, если пересчитать на время, в час зарабатывала значительно меньше, чем медсестрой. Ну понятно, диплома у меня нет, и таких дурочек, как я, фирмы ищут, чтобы снизить цены на перевод. Но смысл в подработке был – все-таки сидишь, ноги отдыхают, голова нормально нагружена, практически и не работа, а удовольствие (хотя все равно, конечно, работа).

Я знала, что можно найти зарплату и побольше. Кроме того, после школы у меня, как водится, бродили в голове иллюзии – мол, вот устроюсь в современную крутую фирму, там методики, инновации, дополнительное образование. В нашей фирме шансов получить какие-то курсы практически не было. Шеф, мелкий бизнесмен, экономил на всем.

И вот через два года я переехала в крупный город.
Надо сказать, один очень положительный момент образования все же был хорошо заметен. У меня появился широчайший выбор мест работы, и везде брали с распростертыми объятиями.
Это значило, что моя цена, как товара на рынке труда, теперь выросла.

 Я могла даже устроиться в государственную психиатрическую больницу для престарелых – там освободилось как раз место. Государственные учреждения в Германии – это самое денежное и «социальное» рабочее место. Тяжело работать в частных, где «эффективный предприниматель» выжимает из тебя деньги, а в государственных, с тарифным договором, с гарантированными отпусками и выходными – совсем другое дело. Психиатрия – мой пожизненный интерес, я еще учась в институте, посещала психиатрический кружок, много читала по этому поводу; в школе по уходу мой особый интерес вызывали курсы по методу валидации (общение с дементными), да и получалось у меня общение с дементными и психически больными очень неплохо.

Казалось бы – что тут думать! Но я думала, потому что освободившееся место было всего на ¾ ставки, а я уже поняла, что жить на это... ну сложно. Хотелось как-то зарабатывать побольше. Хотя и свободное время мне вроде бы необходимо, но реально на 3\4 ставки тяжело жить.

Приведу такой пример. В нашей частной фирме одна молодая сестра, работавшая на ¾ (для владельца это выгоднее), разошлась с молодым человеком. Она чуть не плакала:
- Я просто не смогу с этих денег платить за квартиру! Мне придется к маме переезжать.

К счастью, она поговорила с владельцем, и тот все-таки согласился взять ее на полную ставку. А полная ставка в нашей фирме означала, что у тебя выходной день – не «выходные», а вообще просто свободные дни – три-четыре раза в месяц! То есть ты живешь только работой. Но с этого еще как-то можно жить – не роскошно, но терпимо, если с кем-то вдвоем – то можно даже себе что-то позволять типа отпуска. А на ¾ сложно даже просто жить, надо ухищряться как-то, искать, где что подешевле, как сэкономить.

И вот я решила все-таки не ходить в психиатрию (хотя там ¾ ставки оплачивались лишь чуть ниже, чем в нашей фирме – полная), и выбрала другое место. Наверное, это была глупость – в мобильной службе Диаконии (от евангелической церкви).

Когда я первый раз туда позвонила, мне задали первый же вопрос по телефону:
- Извините, мы должны спросить: вы состоите в какой-нибудь христианской церкви?

Я из католиков не выходила и честно сказала, что да, состою в католической. К счастью, по нашим либеральным временам, католики признают протестантов, протестанты католиков, и РПЦ тоже все признают за христиан, так что сошло бы и православие.
Но сам вопрос позабавил. Это к моменту, почему столько людей до сих пор «верующие» - ведь выход из церкви, например, в нашей отрасли, закроет для тебя 30% рабочих мест. И не только в уходе, но также в медицине и педагогике.
Может показаться странным, почему же эти учреждения не засудят за дискриминацию, например, тех же мусульман (мусульман туда на работу пока не принимают). Но дело в том, что в правовом отношении у церковных учреждений свое, особое право, они не вполне подчиняются общенемецким трудовым законам.

Вот так я попала на работу в Диаконию. Надо было все попробовать!
Tags: записки ушельца
Subscribe
promo blau_kraehe december 15, 2015 18:46 1
Buy for 10 tokens
можно за 10 жетонов
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 34 comments