blau_kraehe (blau_kraehe) wrote,
blau_kraehe
blau_kraehe

Categories:

Приключения товара на рынке труда-10. "Достижение успеха"".

Предыдущие серии

Итак, я училась в школе по уходу.
Там, как и везде на специальностях аналогичного уровня, больше половины времени составляла «практика» - то есть работа в той же фирме, на полную уже неделю, но за меньшие деньги. В некоторых фирмах об учениках заботятся, выделяют им целые дни только на учебные задания и работу с наставником, наставник постоянно ходит с учеником и все показывает. У нас никто не заморачивался: я просто выполняла обычную работу сиделки, а освоить новые для меня процедуры и протоколы должна была как-то сама. Я это делала так: подходила к кому-то из коллег и просила показать/дать попробовать. В конце 2-3 месяцев практики я бегала за коллегами (формальная наставница не всегда была на месте) и просила, чтобы мне хоть кто-нибудь заполнил ведомость и поставил оценку. Конечно, я взрослый человек, и такое положение дел мне не помешало учиться. На третьем курсе я уже выполняла целиком работу сестры-специалиста, только расписывалась за меня другая коллега.

Положено было пройти практики и в других заведениях.
«Дневной уход» - собственно, это была геронтопсихиатрическая практика, но место в психиатрии найти не удалось, поэтому я работала в «дневном уходе». Там я охотно занималась со стариками тренировкой памяти, играми, и меня хвалили, мол, это не само собой разумеется, что ученики так делают.

Мобильная служба – я три месяца ездила в мобильной службе от нашей же фирмы. Здесь почему-то мой внешний вид, одежда, «шуршание пакетом» и прочее никому не помешали. Все было нормально.

Ненормальными мне показались только условия труда. Поскольку фирма частная, шефы никогда не платят за «просто рабочее время», все рабочее время должно быть занято обслуживанием пациентов без исключений. Но сестры мобильной службы обычно ездят к пациентам с утра – поднять, помыть, накормить, утренние процедуры, и вечером. Днем пациентов очень мало, хватает 2-3 маршрутов. Утренние поездки к 11-11.30 уже по-любому заканчиваются. Но как же быть, если нужно набрать 40 часов в неделю?

В нашей фирме либо работников просто не брали на 40 часов, «невыгодно», то есть как хочешь, так и живи на небольшую зарплату, подработку найти практически очень сложно при таком гибком графике. Либо другой вариант: те, кто работал по 40 часов, делали так называемые «разделенные смены». Это значит, что ты ездишь с утра, потом домой, и с 3-х часов дня начинаешь вторую, вечернюю смену. Так работаешь неделю, часов очень много (11-12 часов в день), а на следующую неделю уже можно делать только утренние поездки.

Звучит нормально, но по факту это означало, что домой ты приезжаешь в 11 вечера, а в 6 утра надо уже опять быть на фирме. Спать получается примерно часов 5. Днем обычно тоже возможности доспать нет.

Это прямое нарушение немецкого законодательства. Существует «Закон о рабочем времени», согласно которому промежуток между сменами должен составлять не менее 11 часов (в медицине допускается 10). Здесь он был меньше, причем регулярно и у многих.
Но чтобы добиться соблюдения закона, нужно идти для начала к адвокату. А если ты к нему пойдешь – то понятно, из фирмы лучше уволиться сразу. То есть по факту ситуация такая: не нравится – не работай, работаешь – помалкивай.

Совместными действиями, организованно работницы могли бы добиться соблюдения закона. Хотя честно говоря, для такой маленькой фирмы соблюдение закона, наверное, повело бы к разорению. Но до организованных действий работницы таких маленьких фирм, как правило, не доросли.

В общем, я поездила таким образом с наставницей, у меня каждую «полную» неделю не прекращались головные боли от недосыпа. И я решила, что мобильная служба – это все-таки не для меня.
В стационаре тоже встречается такое нарушение, когда ты после вечерней смены выходишь на утреннюю. Но это максимум один раз в неделю, один-то раз можно и недоспать.

В остальном работа в мобильной службе была вполне приятной. Физически это легче, чем в стационаре, опять же, нет постоянных звонков и требований окружающих, нет той невероятной многозадачности, когда тебе надо одновременно делать что-то с пациентом, отвечать по телефону, отбиваться от другого пациента, который ломится в дверь и краем сознания понимать, что в этот момент звонит бабушка из комнаты такой-то, и может быть, у нее что-то случилось, а ты не можешь подойти... В мобильной службе звонков почти нет, а пациент у тебя в каждый момент времени только один.

И наконец, у меня была практика в больнице. Мы все-таки медсестры. Хотя наш диплом в принципе равен медсестринскому, нас обычно не брали работать в больницы, только разве что в отделения гериатрии. Но сейчас больницы пересматривают политику и берут с нашим дипломом также и в обычные отделения – стариков становится все больше, а медсестры общей практики не изучают обращение с ними, специфические изменения организма, не тренируются, как кормить, разговаривать и т.д.

Мир больницы – совершенно иной, чем дома престарелых. И поработав там, я поняла, что этого явно не хочу. Долго людей в больницах не держат, 2-3 недели – это предел, а обычно 2-3 дня. Пациенты идут потоком, ты не успеваешь их даже запомнить, общение поверхностное, процедуры рутинные: с утра берешь поднос и меришь сахар у 25 человек, под конец уже нет никакого желания этим заниматься. В доме, конечно же, все тоже рутина – но во время этой рутины ты интенсивно общаешься с хорошо знакомыми тебе людьми, давно уже небезразличными, почти родными. Это менее отчужденный труд.

 С другой стороны, многие любят работать именно в больницах, а дома престарелых считают адом – это кому как повезет, и кто к чему предрасположен.

В больнице меня очень долго использовали как бесплатную рабсилу – каждый день я возила кровати туда-сюда на мойку, возила пациентов на процедуры на тех же кроватях, перестилала кровати, мыла рабочие помещения. От постоянной возни с кроватями (и все ведь это в очень быстром темпе) у меня заболела рука – воспалились сухожилия, пришлось носить бандаж и пить таблетки. Там очень много монотонных одинаковых движений. Обычно я работаю не меньше, но движения очень разнообразные, не одни и те же мышцы перенапрягаются.

В конце концов я (вот как испортился мой характер!) пришла к зав. отделением и устроила скандал. Я на третьем курсе, есть процедуры, которые делают только в больнице, и если мне никто их не покажет, то я им никогда и не научусь. Какого хрена меня используют как неквалифицированную рабсилу, какого хрена меня не обучают ничему?! На зав.отделением это произвело впечатление, меня прикомандировали к другой ученице 3-го курса, но общей практики – которая уже здесь все умела, и она мне стала все нужное показывать, мне даже разрешали сходить в отделении эндоскопии и посмотреть на процедуры типа гастроскопии, и это было интересно, потому что за 20 прошедших лет гастроскопия изменилась очень кардинально! Можно было и на операцию сходить, но я не пошла, ибо чего я там не видела...

Кроме этого, я поработала в интересном инфекционном отделении. Там все было круто! Палаты на одного человека, предбанник со средствами дезинфекции, где надеваешь плащ, перчатки и маску при входе в палату; правила дезинфекции при различных возбудителях. Это было хорошее современное отделение, ничего не скажешь.

А вот «внутренние болезни», где я работала изначально – довольно стремное и старое, палаты на 6-8 человек (как я уже писала, чтобы лежать в отдельной или в палате на двоих, нужно платить отдельную страховку – но в современных больницах хотя бы на 3-4 человека обычные палаты!), темные узкие коридоры, удобства в коридоре, все отделение жаждет ремонта.

К моменту окончания школы я уже имела трудовой договор. Еще за полгода до экзамена начальница в родной фирме (это было приятное исключение – начальница, «выросшая» из наших же коллег, и она была реально хорошая) спросила меня, как насчет продолжения работы на этой же фирмы. Я сказала, что у нас народ уже ищет место работы, и сама я пока думаю. На следующий день она притащила мне готовый договор. «А то ты еще передумаешь!»

30 июля я сдала устные экзамены. Всего экзаменов три – практический, письменный (по 2м предметам) и устный по трем (то есть три устных экзамена в один день). 31 получила диплом. Купила себе к этому событию новое платье. И вот мы стоим с дипломами, разговариваем с доцентами. Преподаватель общественных наук (а вы думали, что это только в СССР всем преподавали марксизм? Нет. Идеологическая индоктринация ведется везде) поблагодарил меня за интересные дискуссии на уроках. Надо сказать, что я всегда честно высказывала свою точку зрения. Но наш препод был достаточно левым, так что больших проблем у нас не возникало, разве что по поводу ГДР.

Преподавательница психологии сказала мне, что ведь это очень круто, я добилась, теперь у меня есть диплом!
Я не ощущала никакой крутизны. И даже радость была весьма умеренной. Почему?
Потому что – ну а чем здесь гордиться? В 20 лет я уже была медсестрой. Уже работала.
И вот теперь потратила по сути 12 лет на то, чтобы получить этот диплом! Причем только 3 года из них я училась, и сама по себе учеба не представляла никакой сложности. Три года я искала место обучения, один год – неудачная учеба в старой школе, еще три года – безработица, безнадежные поиски и различные «практики» и мелкие подработки, два года – работа сиделкой, три – учеба.

И все это только для того, чтобы получить достаточно простую, массовую, при этом очень востребованную специальность!
И это – у человека, который, простите, и работать умеет, и знания есть. Конечно, все, чему меня учили в институте, я как бы забыла, да и училась-то всего 4 курса. Но внезапно уже на этот момент коллеги часто обращались ко мне в сложных случаях – просто один раз, другой раз, и вот они просекли, что я действительно могу понять, что с человеком, определить, надо уже срочно вызывать скорую или подождать до завтра, пока придет домашний врач, и т.д. Надо сказать, что это так и до сих пор. Причем я не боюсь ответственности и действительно берусь помогать, и ошибаюсь достаточно редко, там, где и другие бы ошибились.

И вот именно мне потребовалось 12 лет, чтобы получить эту специальность!
Конечно, так плохо бывает не у всех. Но нельзя сказать, чтобы у меня был и какой-то особо  выдающийся случай. Кому-то сразу дают сертификат на обучение, три года – и вот он уже специалист. Повезло. А кто-то и вообще так и не добивается ничего, и на всю жизнь остается низкоквалифицированным.

Причем это даже мало зависит от личных усилий – в СССР существовали экзамены, и чтобы к ним подготовиться, можно было пойти на курсы или учиться самому. Там были ясные и четкие критерии, там было ясно, что делать, чтобы поступить куда-то. А здесь вообще неясно, что делать! Разве что «проявлять активность» - но ведь иногда люди, не проявлявшие никакой активности, вдруг получали что-то на блюдечке, а иногда – наоборот.

В комментариях мне писали: мол, в СССР же в медучилище ТОЖЕ БЫЛИ ЭКЗАМЕНЫ! И не каждый же мог поступить! Да еще «престижная специальность» (не знаю уж, почему это в СССР была, по их мнению, престижная специальность – она там, честно говоря, очень плохо оплачивалась).

Да, были. Но сдать их мог практически каждый выпускник, закончивший среднюю школу на тройки. То есть экзамены были достаточно элементарными. Я лично не знаю ни одного человека, для которого было бы проблемой поступить в медучилище (а многие мои знакомые и даже родственники его закончили). И даже если человек двоечник, из очень плохой деревенской школы – один год учебы на вечерних курсах мог решить эту проблему. То есть в СССР планка для поступления в медучилище была ниже на несколько порядков (да и для окончания училища), а что уж говорить о якобы «непрестижных» специальностях, которые давали в ПТУ? Туда не то, что брали всех, туда заманивали и уговаривали пойти каждого.
Каждый мог куда-то устроиться, не было неприкаянных, никому не нужных людей!

А я уже знала, как обстоит дело здесь в ФРГ и с техническими рабочими специальностями. Мы уже стали выяснять, куда поступать сыну, и оказалось, что уже даже и поздно, потому что на эти рабочие специальности нужно подавать заявление ЗА ПОЛТОРА ГОДА до начала учебы. Если парень или девушка хочет после школы «поступить в ПТУ» местное, то надо уже в середине 9-го класса подать туда документы! А иначе не примут – будет поздно. При этом удивительно, но многие предприятия жалуются на недобор учеников! Что мешает им принять тех, кто подал документы позже – для меня фантастический вопрос. Ведь даже в ВУЗы, если кто-то отказывается от места, позже могут принять и тех, кто не прошел по конкурсу. Видимо, это очередная проблема менеджмента.

То есть получить профессию в ФРГ, при этом самую простую рабочую профессию – это настоящий квест. Который может, как у меня, растянуться на 12 лет. И я далеко не исключение. Многие молодые люди годами никуда не могут устроиться, мыкаются, проходят всякие «практики» и «добровольный социальный год», лишь бы не сидеть дома...

Поэтому я стояла во дворе школы, сжимая в руке этот несчастный диплом, и проникалась ненавистью к капитализму. На что, НА ЧТО я потратила ДВЕНАДЦАТЬ ЛЕТ своей жизни? Какую пользу я могла бы принести обществу? Что хорошего могла бы сделать? Как вырасти профессионально? И ведь это годы, которые уже не вернуть, это остатки моей молодости, потраченные на... полную бессмыслицу. Эти годы просто выкинуты из жизни.

И если кто-то пишет мне, что мол «ну и что, а в СССР же тоже были экзамены», мне хочется его не то, что забанить – убить, причем медленной и мучительной смертью. В СССР было много неправильного, там было много недостатков (в конце концов иначе бы он не развалился), но ВОТ ТАКОГО там быть не могло, никто – а тем более, способный и неглупый человек, не мог бы потратить столько времени и сил на получение самого элементарного, простейшего образования!

Мои убеждения не базируются исключительно на собственном опыте – они появились до того, и у них много обоснований и причин. Но этот проклятый опыт – он тоже есть, и это тот момент, когда убеждения прочувствованы на собственной – не «дедушки-кулака», не из журнала «Огонек» - а на собственной шкуре, и это причина моей глубинной, дикой ненависти к любому капитализму. Ведь речь-то идет у нас не о каком-то «недоразвитом» (как считается) или «полуфеодальном» или «неправильном» капитализме в России или Зимбабве. Речь у нас об идеальном, «социальном» капитализме с «человеческим лицом» в замечательной, сказочной ФРГ. И даже он у нас, оказывается – вот такой.
Да, не забуду и не прощу. И имею на это право.
Tags: записки ушельца, капитализм
Subscribe
promo blau_kraehe décembre 15, 2015 18:46 1
Buy for 10 tokens
можно за 10 жетонов
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 203 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →