blau_kraehe (blau_kraehe) wrote,
blau_kraehe
blau_kraehe

Categories:

Приключения товара на рынке труда-7. Улитка на склоне.

Предыдущие серии

Предисловие для альтернативно одаренных господ с функциональной неграмотностью
: это воспоминания давних лет, никак не отражающие моего сегодняшнего статуса.

Предупреждение для господ с альтернативными этическими системами: за упоминание в комментарии слов "жопа" и "мыть", а также любые проявления любого национализма - немедленный бан.


Искала я все это время, разумеется, и другие варианты – обучение в какой-нибудь школе медсестер, например. Ну а вдруг повезет?
И действительно, два раза меня даже вызвали на собеседование в школу при нашей городской клинике. Об этом стоит рассказать отдельно.

Отбирали из большого количества подавших заявления так: сначала просматривали документы, аттестаты из школы и т.д. Небольшую часть вызывали на собеседование и затем на отборочный конкурс.
Причем на этом конкурсе важны были совершенно не знания или опыт. Нет, это был не экзамен.

В нашей клинике для будущих медсестер устраивали, а так называемый «день испытаний». В этот день всех соискательниц собирали, и они должны были выполнять определенные задания. Например, групповую работу – построить башенку из бумажных блоков. За работой группы наблюдали скрытым образом и выявляли, кто проявляет инициативу, кто как общается.
Еще одно задание заключалось в том, чтобы участвовать в дискуссии на определенную тему. И третье – прочитать что-то вроде небольшой лекции перед группой.

То есть все задания опять же проверяли пресловутую «коммуникабельность». Если честно, у меня это вызывает огромное удивление, так как работа медсестры требует, в основном, точности, аккуратности, трудолюбия, любви к людям (качество, вообще никак не связанное с «коммуникабельностью»), умения не теряться в тяжелых ситуациях, быстро принимать решения, умения хорошо писать и формулировать, умения работать руками, хорошей памяти и знаний, умения использовать знания на практике … И многие из этих качеств, если их изначально нет – не появятся никогда и станут непреодолимым препятствием для работы медсестры. Но вот как раз коммуникабельность после пары месяцев работы в тесном контакте с другими, появляется автоматически и у всех. Например, хотя меня несколько лет дружно обвиняли в недостатке этого качества (да и действительно у меня была социофобия) – все страхи как рукой сняло после пары месяцев нормальной работы, а сейчас никому и в голову не придет, что я «некоммуникабельна». Хотя я по-прежнему не являюсь душой компании, язык у меня не особенно подвешен – однако моей коммуникабельности для работы более, чем достаточно.

Однако ничего другого в нашей клинике, кроме пресловутой «коммуникабельности», не проверяли.
Для меня были нестерпимо мучительны все эти задания. Нет, не потому, что я так уж не могла коммуницировать с другими. Просто для меня речь шла почти что о жизни и смерти, я была буквально на грани выживания… и вместо серьезного нормального разговора, экзамена, меня заставляют кривляться и изображать какого-то клоуна. А в итоге меня, конечно, отбраковывали. Оба раза. Второй раз заявили, что мой немецкий, мол, недостаточен для такой работы – я очень поразилась и спросила, как же я, по их мнению, умудрилась с плохим немецким успешно работать соцассистентом, проходить практики в уходе за престарелыми? Тут они заметили, что мой немецкий-то очень даже ничего, но решения, конечно, не изменили. Думаю, дело было не в немецком, и не в «коммуникабельности»  - а так же, как всегда, в каком-то неуловимом наборе качеств, которым я не обладала, ну не была я энергичной молодой звонкоголосой девушкой с ногами от ушей и внешностью модели. Всем были нужны исключительно такие на любую работу.


В это время я похудела и начала заниматься с психотерапевтом, который диагностировал тяжелую социальную фобию и применял методы когнитивно-бихевиоральной терапии, забегая вперед скажу, что методы неплохо помогли. К счастью, психотерапия в Германии во многом оплачивается через страховую кассу.

Я вообще пробовала много всего – не перечислить. Например, в то время я начала подрабатывать медицинскими переводами – к сожалению, опять же, на жизнь этим, не имея диплома именно переводчика, заработать довольно сложно. Я нашла подработку в крупном городе за 60 км – я туда ездила и 3-4 часа проводила со слепой и дементной бабушкой, моей обязанностью было ее развлекать. Зарабатывала за это где-то 25 евро, а на бензин на одну поездку уходило 14... Но главное – опыт.

Как всегда, задним числом многие кидаются советовать «а что же вы не переехали». Не говоря о стоимости переезда, это еще вопрос для меня был, нашла бы я работу в большом городе – ФРГ не Россия, тут такого контраста городов все же нет. Но главное, удалось устроить сына в гимназию, где к нему относились с пониманием, и все сложилось, и ломать его жизнь было невозможно – мы ее с таким трудом построили.

Вскоре мне предложили от джоб-центра шестинедельные курсы. Это было время, когда родилась новая профессия –  «социальный ассистент в опеке» (назовем ее сокращенно соцассистент), чтобы делать как раз то, что я делала на своем 1-евро-джобе. Таких людей в домах престарелых не хватало. Безработные проходили 6-недельные курсы, и потом их брали на работу за мизерную, но все-таки зарплату. Я тоже пошла на такие курсы.

После их окончания мне предложили работу в том же самом доме престарелых, где у меня начало все получаться. Но правда, только на 30% ставки. Мне пришлось бы, чтобы получать прожиточный минимум, добирать пособие. Но так надоело моральное унижение безработной, что я была рада и этому.

Мне тут много раз рассказывали о том, как хорошо жить на пособие, прямо прекрасно, как все россияне только об этом и мечтают.
Да, но почему-то в Германии более миллиона человек работает, некоторые даже полную неделю, но при этом еще получает пособие, так как плата за работу слишком низка!

То есть фактически за те же деньги они могли бы именно лежать на диване и ничего не делать – но однако вкалывают, причем не в офисе, простите, а на самых тяжелых работах. И после этого мне что-то будут рассказывать о «ленивых безработных». И о том, что на пособие можно жить припеваючи и быть счастливым.

Я бы тоже попала в эту категорию.
Но тут мне наконец повезло.
Я все эти годы постоянно везде рассылала резюме. На половину из них вообще не было никакого ответа. И вдруг мне звонят и приглашают на собеседование в фирму, в которую я писала год назад.

Это была мобильная служба. Но теперь ее владелец, господин Клаус (имя изменено), решил открыть еще и дом престарелых, и туда очень срочно требовались работники.
Я предъявила еще и мой диплом с курсов, и Клаус сказал, что это мое преимущество – ведь я могу работать не только сиделкой, но и соцассистентом. Словом, меня приняли на работу. Не на полную неделю, а на 30-часовую – впрочем, это только так называлось, и платили за 30 часов. Счастью не было предела! Зарплата, конечно, почти не превышала пособия (а превышение полностью съедала необходимость ездить за 25 км и тратиться на бензин). Но ведь я буду независимым, самостоятельным человеком, обеспечивающим себя, а в перспективе у меня может быть даже обучение в школе ухода и приличная жизнь.

Вот так долго, в течение трех лет, через мытарства, унижения и издевательства я ползла к неслыханному счастью – тяжелой и неуважаемой работе сиделки. Наверное, на этом месте можно играть в фанфары и прославлять себя, всего добившуюся, селф-мейд-вумен, от презренной никчемности проделавшей путь к нормальному работающему человеку, только очень медленно – ни дать, ни взять, улитка на склоне.
Tags: записки ушельца
Subscribe
promo blau_kraehe декабрь 15, 2015 18:46 1
Buy for 10 tokens
можно за 10 жетонов
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 123 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →