blau_kraehe (blau_kraehe) wrote,
blau_kraehe
blau_kraehe

Categories:

Приключения товара на рынке труда-6.

Предыдущие серии

Предисловие для альтернативно одаренных господ с функциональной неграмотностью: это воспоминания давних лет, никак не отражающие моего сегодняшнего статуса и психологического состояния.

Самое интересное, что многие – я знаю – совершенно искренне не верят, что можно не найти никакой работы. Но как же! – говорят они – откройте газету, там же столько объявлений! Вон же висят объявления на магазинах! Да, и ты обращаешься по этому объявлению, и твое имя записывают в книжечку, и никогда уже не перезванивают, потому что оно там стояло не первым, и есть еще знакомые тех, кто там уже работает.

На самом деле не верят эти люди потому, что в их личном опыте такого никогда не было.

Эта серия не случайно носит название «Приключения товара». Поиски работы, как ничто другое, заставляют прочувствовать на своей шкуре процесс продажи собственной рабочей силы – и понять, что ты не более, чем товар.
Причем тогда я была товаром третьего сорта.

Разумеется, те, кто живет в интернетной Германии, тоже не более, чем товары (редко кто из них сам является эксплуататором). Но они, возможно, товары более высокого сорта, чем была я. Завернутые в красивую оберточку, более востребованные, их часто и с удовольствием покупают, они и стоят дороже – и поэтому у них складывается даже впечатление, что это они тут что-то определяют, или что о них кто-то заботится. Хотя их просто берут с полки.
А меня не брали, я оказалась товаром никому не нужным и залежалым.
Поэтому мне смешно, когда начинают с пеной у рта доказывать, что мол, в Германии сказочная, прекрасная жизнь, а в ваших проблемах вы сами виноваты – значит, в вас что-то не так.

Милые, а разве я утверждаю нечто другое? Да, во мне было что-то не так, я была товаром третьего сорта, и тут даже можно сразу сказать, что не так: отсутствие диплома об  образовании, внешность не модельная, застенчивость, акцент, возраст, наличие детей... Да, третий сорт, кто же спорит! Кто же меня купит, когда полно более привлекательных товаров: помоложе, посимпатичнее, поувереннее в себе, словом, приятнее в общении.

Конечно, сейчас у меня диплом есть, и все остальные качества, которые, конечно, не улучшились, полностью перестали иметь значение. Внезапно у меня и с коммуникабельностью все прекрасно, и с языком – а секрет прост: я теперь товар первого сорта, и крайне востребована на рынке труда.
А тогда вот была третьего.

Так вот, для меня лично, система, в которой человек является товаром, да еще определенного сорта, в котором рабочую силу еще нужно продать, и есть немало товаров третьего сорта, никому не нужных – не заслуживает права на существование. Особенно в том контексте, что уже есть, была и снова может возникнуть система, где это не так. Где труд – естественное право любого человека, которое действительно удовлетворяется по первому запросу.

 И никакие сто сортов колбасы, никакие потребленческие ништяки, ни даже пособие по безработице, ни авто, ни «возможность ездить по всему миру» (для немногих) для меня не перевешивают этого факта и не делают эту систему лучше, она для меня – преступна. Капитализм (даже "социальный" и с "человеческим лицом") преступен именно тем, что в нем человек должен торговать своей рабочей силой, да ее еще никто и не покупает, и даже самый несовершенный, позорный, позднесоветский социализм именно этим и отличается – там это не так.

Вернемся к моему опыту.

В конце концов я переосмыслила стратегию поиска работы, потому что, очевидно, прямые звонки и обращения не помогали.Куда бы я ни обращалась (горничной в гостиницу, уборщицей, посудомойкой, чернорабочей в магазин, и уж конечно, в уход) – там всегда уже стояла очередь желающих, и из них непременно находились лучшие кандидатки – более улыбчивые, контактные и симпатичные (ведь рабочие качества при встрече проверить невозможно), без детей и акцента. От немецких безработных я слышала, как их обычно достает и угнетает джоб-центр, заставляющий подписывать договора, приносить отказы и трудиться бесплатно. Но в моем джоб-центре, очевидно, работали пофигисты. Я поехала туда и потребовала меня немножко поугнетать. Я попросила помощи в поиске работы и даже предложила, что где-нибудь пройду практику бесплатно.

- Только не в уходе! – предупредила я.
- Почему? – удивился кейс-менеджер.
- Потому что мне сказали, что я к уходу непригодна.

Кейс-менеджер посмотрел на меня внимательно.
- Вы пригодны! Вы спокойная, тихая, старикам такие нравятся. Во всяком случае, в уходе у нас есть хоть какой-то шанс что-то найти, а в других отраслях – точно ничего.

Ну что делать? Раз шанс есть только там, можно вернуться и в уход, тем более, сама-то по себе работа мне нравилась – пусть я к ней и не пригодна.
Меня устроили на бесплатную работу, так называемый 1-евро-джоб. Собственно, не совсем бесплатную: мне платили 1 евро в час, то есть за месяц набегало около 100 евро, что тоже было неплохой добавкой к пособию. Работала я 30 часов в неделю.

Явившись к директору дома престарелых, первым делом сказала:
- Но я должна предупредить: я не годна для этой работы.
Директор тоже очень удивился: почему? Наверное, он никогда не сталкивался с такими соискателями, которые с порога говорят о себе подобные вещи.
- Ну мне об этом сказали, когда выгоняли из школы.
- Гм, - сказал директор, - ну давайте попробуем, вы же зачем-то пришли, не уходить же теперь?

И я начала работать. На сей раз это был не уход, а «опека» - Betreuung. Я торчала в столовой, кормила тех, кто сам есть не может, затем читала со стариками газету, проводила занятия, возила на занятия в зал и на церковную службу, в обед опять кормила. Но так как я уже знала, что к чему в уходе, у меня старики всегда были напоены (очень важно следить за достаточным количеством питья), количество жидкости аккуратно внесено в документы, и я выводила их в туалет по потребности, меняла памперсы (чего обычно опекающие не делают). И – вуаля, на этот раз я попала в отделение с вменяемой начальницей и без дебильных коллег, почти все были нормальные. Ну и поскольку я реально вкалывала, они нарадоваться на меня не могли и прямо просили, чтобы я осталась, да и вообще переходила в уход. Написали прекрасную характеристику.

Я приободрилась и решила, что все-таки, наверное, гожусь для работы в уходе.
В уходе есть две градации – сестра по уходу (3хлетнее образование, аналогично российскому фельдшерскому, хотя и с другими акцентами и допусками) и ассистентка/сиделка (1 или 2хлетнее образование). Обучение на сестру предполагает, что какое-то учреждение, где ты будешь работать во время учебы, оплачивает твою учебу и тебе платит небольшую стипендию. Обучение на ассистентку бесплатно и не связано с работодателем, но и тебе никто ничего не платит.

Именно поэтому я не могла просто пойти и закончить курс сиделки (а равно и любые другие курсы). Как только ты идешь учиться, ты выпадаешь из программы помощи, и с тебя снимают пособие. Ведь ты уже не безработная, а учащаяся! То же самое – если ты идешь учиться в институт (что было бы в принципе возможно для меня - но не на что жить с детьми). Чтобы получать пособие, как ни парадоксально, надо именно «лежать на диване» и заниматься только поисками оплачиваемой работы.

Но в некоторых случаях биржа труда или джоб-центр может оплатить курсы переквалификации или обучения. Тебе дают так называемый сертификат на учебу, а это значит, что государство оплатит учебу, и на это время ты продолжишь получать обычное пособие.
Я с самого начала просила такой сертификат, но мне он, конечно же, не достался. Ведь всегда достаточно более перспективных, симпатичных, без акцента и местных, претендующих на подобное благо.

И вот, окрыленная успехом на 1-евро-работе, я пошла к своему кейс-менеджеру и попросила сертификат на 1-годичное обучение сиделки. Уж сиделкой-то я, наверное, смогу работать! А с экзаменом у меня возрастут шансы на устройство.

- Хорошо, - сказал чиновник, - договоритесь в школе ухода, и я вам дам сертификат.
Я позвонила директрисе своей бывшей школы. Мне помнилось, что эта директриса относилась ко мне вполне благосклонно, и не по ее вине я ушла из школы. Действительно, она меня помнила:

- Как же, Яна! Я вас помню. Но зачем же вам идти на сиделку? Вам там будет скучно с вашим образованием! Идите снова на трехлетнее обучение, мы вас с осени и возьмем. Напишите резюме прямо сейчас!

Я написала. Меня пригласили на собеседование в июле. Ну хорошо, подумала я,  но вдруг не получится? Тревожные предчувствия терзали изнутри. Да, мне твердо обещали – но не лучше ли перестраховаться? Я поехала еще в одну школу и подала документы на курсы сиделок. Затем – к кейс-менеджеру, и высказала свои сомнения.

- Если меня в конце концов возьмут на трехлетнее, то ладно. Отказаться от курсов всегда можно. Но вдруг нет? Дайте мне лучше сейчас сертификат, ну если не понадобится – то ведь можно отдать его кому-то другому к осени.

Менеджер сам лично позвонил директрисе школы, и она в моем присутствии еще раз твердо пообещала взять меня на учебу с октября.
- Ну вот видите! С октября вы уже будете получать стипендию и слезете с пособия! Сертификат я вам не дам.
Я отказалась от курсов сиделок и стала ждать собеседования. Попутно я прошла еще одну бесплатную двухмесячную практику по уходу в том же доме, где была на 1-евро-джобе.

Собеседование состоялось, как уже говорилось, в июле. Я вошла в помещение, где сидели директриса школы и еще трое педагогов.
- А, здравствуйте, Яна! Вы хотите снова начать у нас учиться? Но ведь у вас уже не получилось однажды? Почему же мы должны брать вас снова?
Я опешила. А все эти разговоры, обещания?
- Э-э… ну вы не должны. Если вы не хотите меня брать – то зачем приглашали? Я тогда пойду.
- Да нет, я просто хотела, чтобы вы сделали себе рекламу! – пояснила директриса, - вам же надо учиться рекламировать себя.

Я ощутила дикое унижение, и в этот момент в моей голове родился художественный образ, который я по приходу записала в виде рассказа: раб, которого заставляют на невольничьем рынке рекламировать самого себя.

- Ну я… поработала шесть месяцев и убедилась, что я вполне могу нормально работать, и мне нравится эта специальность… вот характеристика с практики…

Это их удовлетворило, по-видимому. Они пошушукались между собой, и директриса объявила.
- Мы не можем вас взять на трехгодичное обучение! С вами там были какие-то проблемы, и мы не хотим опять это все повторять. Но если хотите, мы запишем вас на курсы сиделок.
А как же твердые обещания? Но что поделаешь? Я пошла с этим результатом к кейс-менеджеру.
- А у меня уже нет сертификатов на обучение! Надо было раньше приходить!
Таким образом меня, изящно выражаясь, обманули, и я поняла, что в этом аду придется провести как минимум еще один год. Но уж в следующем я по-любому стребую с него сертификат на курсы сиделок.

Я продолжила свои безнадежные поиски работы, теперь больше концентрируясь на уходе. Чтобы проиллюстрировать положение дел на рынке труда, расскажу, например, такой факт.

Меня пригласили на собеседование в мобильную службу – службу, где надо ездить к старикам на дом, мыть и делать для них домашнюю работу.
Там мне предложили следующие условия: я работаю четыре месяца БЕСПЛАТНО, а потом, если им понравится, они решат, на каких условиях меня возьмут – на неполную неделю или все-таки на полную при зарплате не выше пособия.

Я спросила кейс-менеджера, можно ли мне работать бесплатно, и не снимут ли с меня пособие. Он разрешил.
Но и это офигительно прекрасное место досталось другой соискательнице, как водится. Интересно, что мешает этим «работодателям» через 4 месяца ее уволить, взять другую и так далее – и обеспечить себе вообще полностью бесплатную рабсилу? Впрочем, я не следила дальше за «успехами» этой фирмы.
Tags: записки ушельца
Subscribe
promo blau_kraehe декабрь 15, 2015 18:46 1
Buy for 10 tokens
можно за 10 жетонов
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 310 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →