blau_kraehe (blau_kraehe) wrote,
blau_kraehe
blau_kraehe

Categories:

Приключения товара на рынке труда-4. Безработица.

предыдущие части

Наверное, если бы я знала, что произойдет дальше, я бы любой ценой поборолась за место в школе. Но я все еще питала иллюзии (несмотря на 3 года поиска места учебы), что все как-нибудь устроится. Что я найду что-нибудь другое.

Тут еще у бывшего мужа сломалась машина, которую он себе купил. Он заявил, что забирает нашу машину, и кроме того, будет платить нам значительно меньше денег. Обосновал это так: Я РЕШИЛ, ЧТО НЕ БУДУ В ТЕБЯ ИНВЕСТИРОВАТЬ, ТЫ ВСЕ РАВНО БЕЗНАДЕЖНА. Упс… а мне казалось, что алименты платят детям, чтобы они могли как-то жить и питаться, а не в качестве неких «инвестиций».

У адвоката я была, но адвокат сказала, что алименты легко взимать с наемных работников, у которых есть ежемесячная справка о зарплате, а мой – фрилансер, он с дохода спишет все, что угодно, так что больше, чем он дает добровольно, мы не получим (думаю, адвокат была не очень – но откуда же мне тогда знать).

Я отправилась на биржу труда. В Германии имеется страховка по безработице, ее платят все работающие, и соответственно, после увольнения получают (если проработали не меньше года) 60% от последнего заработка. Это так называемые «Безработные-1», но платят их всего полгода. На эти деньги можно перекантоваться и поискать другую работу, если что. Пикантная деталь – если ты уволился сам, безработные тебе в течение первых трех месяцев платить не будут. Так что не надо верить фантазиям о том, что «любой может уволиться и посидеть на пособии». Нет – уволиться самому нельзя. Именно поэтому я заключила с предприятием «договор расторжения», и должна была дорабатывать еще месяц.

После полугода (раньше – после года) выплата этого пособия прекращается. Раньше, до 2004-го года таким образом человек попадал в категорию нуждающихся и садился на «социальную помощь», которую могут платить хоть пожизненно. В 2004 году все изменилось: появились «Безработные-2». В принципе, кажется, ничего такого ужасного. Да, это было не полное уничтожение социальных благ, а лишь очередной, но резкий шаг в эту сторону (с тех пор эти шаги делали не повсеместно и не так резко). «Безработные-2» (в просторечии Харц-4 – по названию закона) по сумме примерно равны социальной помощи – хотя есть нюансы. Платить их в принципе тоже могут пока требуется, ограничений по времени нет.

Я надеялась, конечно, избежать Харц-4, и пошла на биржу труда.
Пособие мне назначили очень небольшое, разумеется – ведь мой заработок ученицы был невелик. Я попросила помочь мне найти работу, я ведь все-таки год проучилась и свободно могла бы продолжать работать помощницей по уходу (сиделкой). У них небольшая зарплата, но больше, чем у ученицы.

- Вы что? – надменно спросила служащая биржи труда. – Даже сиделке с дипломом не просто найти место работы, а у вас даже бумаги нет! Нет, будете работать уборщицей.

Заметим, о работе где-то в другом месте – скажем, промышленности – даже речи не шло. Даже за 5 евро в час, что, впрочем, не решило бы проблему выживания. За такие деньги можно работать в двух случаях: если у тебя есть муж, а это «подработка», и если ты нелегальный мигрант, живешь в вагончике и не платишь за жилье.

Мне прислали предложение места работы – уборщицей в ресторане. Там я мыла два раза в неделю. Небольшая прибавка к пособию по безработице – и все. И через полгода меня сократили, ресторан был на грани выживания.
Таким образом начался мой трехлетний квест по поиску работы.

Нуждалась ли я в работе?

Мое пособие закончилось через полгода (тогда же меня сократили и с работы), и пришлось подавать заявление на Харц-4. Итогом стал звонок мужа с криками «ты что, хочешь стать БОГАТОЙ за мой счет?»

При подаче заявления государственные адвокаты начали проверять, а не должен ли БМ нам платить больше алиментов? Но как уже мне и сказала адвокат, он был фрилансером и вычитал из своего дохода буквально все – расходы на машину, на дом (якобы он ведь работает также и дома!), каким-то образом (я это узнала через много лет) даже вычитал полностью всю сумму ипотеки, хотя он проживал в доме, а я платила за съемную квартиру. После вычета всех этих основных расходов доход у него получался небольшой, и алименты с него он платил минимальные. Так что его крики означали только испуг – как же так, с него потребовали какие-то справки!

Фактически он мог бы и не платить эти алименты – нам было бы все равно, дети получали бы Харц-4 в том же размере.

При этом, разумеется, все окружающие были убеждены, что я «обчистила бывшего мужа», что он «хороший отец, который содержит детей после развода». Как ему удалось достичь этого,? Загадка. Но впрочем неважно.

Словом, если опустить эти детали, мы стали жить на пособие Харц-4.
В России, похоже, это основная мечта и предмет зависти – все хотели бы переехать в Германию и жить на такое пособие, ведь на него так здорово жить! Ну да, если бы на эти деньги жить в России, то действительно, было бы вполне нормально.

Как я писала, мы уже получали «социальную помощь» после въезда в Германию. Но тогда это действительно было довольно хорошее пособие. Конечно, и тогда безработные не разъезжали по всему миру в собственном лимузине – это понятно; но жить можно было нормально. Детское пособие не вычитали из соцпомощи, два раза в год выдавали дополнительные деньги на покупку одежды, кое-где давали пособия на покупку бытовой техники, полагались и рождественские деньги. То есть тогда, еще в 90-е годы, учитывались действительно все возможные возникающие нужды, плюс к этому – кое-какие льготы. Мы не только вполне прилично жили, отправляли посылки в Россию, но и я умудрялась кое-что копить.

После 2004-го года все это очень сильно изменилось. Все эти дополнительные деньги – на одежду, на Рождество и т.д. – были отменены. Выдавать пособие стали только при условии, что соискатель постоянно посещает джоб-центр (так это называется, думаю, понятно), заключает договора на поиск работы, приносит письменные отказы на резюме (можно подумать, их все пишут), посещает различные курсы, куда его отправляют, а также работает на 1-евро-джобе (это 1 евро в час, около сотни в месяц дополнительно к пособию), куда направит кейс-менеджер. В случае недисциплинированности безработного ему могут сократить пособие на 30, 60 или 100% (а недисциплинированность – это, например, сегодня приходит письмо с требованием завтра прийти, а человек не заглянул в почтовый ящик. Не обязательно, но может быть и так).

Меня всегда умиляют рыдания российских журналистов о том, как незаслуженно прекрасно наслаждаются жизнью ленивые немецкие безработные! Они просто катаются как сыр в масле! И действительно, если просто, без комментариев, назвать конкретные суммы, которые платят, то можно прослезиться от зависти или умиления. Чем обычно эти журналисты и пользуются: ну а что, они же только «приводят факты».

Что эти «факты» означают в конкретной повседневной жизни – вопрос другой.
Опять же, с другой стороны, я не могу оспаривать, что безусловно, такая система намного лучше, чем в тех странах, где вообще в какой-то момент перестают платить пособие – и люди идут жить на улицу. ФРГ еще пока не дошла до того состояния, когда людей просто можно выбрасывать на улицу, мы туда движемся, но еще не дошли, хотя 800 тысяч бездомных почему-то имеется (при населении 82 миллиона).

Мне очень любят писать в комментах «вот пожили бы вы в Мухосранске!» Да, я понимаю, что там пособия нет, и это плохо. И что? Что из этого следует? Немцы обязаны рыдать от счастья? Логика мне не ясна.

Пособие по безработице – нормальный, давно принятый способ держать людей под контролем, и их-таки держат под контролем таким образом, потому что орда отчаявшихся, голодных и готовых на все безработных – никому совершенно не нужна. Да и расходы на полицию и прочее бронестекло в этом случае будут не меньше, чем расходы на пособие.

Это общая часть, но вернемся к моему личному опыту. Итак, пособие нам насчитали. Медстраховку при этом тоже платит джоб-центр, и он же платит за квартиру. Помимо этого, сумма чисто на проживание в то время составляла 400 с чем-то евро на взрослого и где-то по 200 на ребенка (точно не помню, а сейчас эти суммы изменились).

При этом пособие нам еще сначала неверно насчитали, и пока я догадалась проверить это, мы год жили на сумму, еще меньшую чем нам полагалось. Потом мы какое-то время получали нормальную сумму, а затем наша кураторша решила, что у нас «слишком дорогая квартира», и опять сократила выплаты. Хотя переехать в более дешевую квартиру я никак не могла в полном одиночестве и при отсутствии денег. Кое-где можно добиться оплаты переезда, но не в нашем джоб-центре.

Вообще кажется, что сумма большая. Но это только так кажется. Потому что эта сумма уходила далеко не только на питание и мелкие расходы. Из этой суммы я платила, например, частично и за электричество: в нашем доме был высокий расход электричества из-за особенностей отопления, а Харц-4 покрывает лишь небольшую сумму. Отопление не целиком покрывается, тоже остаток – из денег на питание. В конце года мне приходило по 200-300 евро доплаты за ЖКХ, и эту сумму приходилось растягивать на месяцы, выплачивая в долг.

Из этой же суммы надо было оплачивать транспорт. Тут, конечно, у нас была особая жесть. В Германии существует большая разница между различными городами и коммунами. В некоторых крупных городах, например, есть для безработных и малоимущих специальный социальный билет на общественный транспорт, за доступные деньги. У нас ничего такого не было. Поэтому все расходы на транспорт – очень большие в Германии – мы платили из той же суммы «на жизнь».

Детям нередко оплачивается автобус до школы, если расстояние составляет больше 3х км. У нас было чуть-чуть меньше, но дети еще не такие взрослые, и еще все равно не могли ходить туда постоянно пешком, особенно зимой и в темноте (идти нужно еще и через лес). Мне приходилось еще покупать им проездные, и не льготные (с 9 утра), а обычные, и каждый месяц это было источником головной боли.

Себе я проездной не покупала, а просто мало ездила. Но если мало ездить, то ведь и работы не найдешь – в пределах пешей досягаемости ее просто нет…
Впрочем, я уже писала в главе о транспорте, как на подпольный «черный» заработок умудрилась купить машинку на ебее... А что делать? Хочешь жить – умей вертеться. Машинка улучшила наши возможности в плане реабилитации сына и поиска работы – но расходы на нее вообще вгоняли нас в яму. Впрочем, если везде ездить на ОТ – у нас это тоже получалось бы не сильно дешевле.
Я уже молчу о том, что и мне, и детям иногда требовалась какая-то одежда и обувь. И все это покупалось из тех же самых денег. Конечно, я все покупала подержанным, в основном на Еbay, но и это для меня все равно были заметные расходы.

То есть никаких пресловутых 800 евро на месяц у нас не было, и в итоге собственно на еду оставалось реально мало.

Тем не менее, нельзя сказать, что мы голодали. И да, наверное, это выгодно отличает Германию от России. Хотя для меня лично как сказать – в России либо помогли бы родственники, либо я давно нашла бы работу, уж в больнице-то – по-любому. Но конечно, и в РФ есть люди, не могущие по каким-то причинам никуда устроиться, и они вообще не получают пособия, достойного упоминания.

Мы не голодали – но это и все. Фактически мы жили так: первую половину месяца мы ходили в магазин и покупали еду. На вторую зачастую у меня оставалось 20-30 евро, и я растягивала по 10 евро плюс оставшиеся запасенные продукты на последние 2 недели. Усложняло ситуацию то, что у сына специфическая диета, чем попало и самым дешевым его кормить невозможно.

Дополнительно потом я стала ходить в «Тафель». Это те самые «бесплатные социальные магазины», по поводу которых российские журналисты также плачут слезами умиления. Сейчас я расскажу, что «Тафель» представляет из себя на самом деле.
В нашем городе он бывал открыт 1 раз в неделю по 2 часа (в других городах бывает чаще). Выстраивалась огромная очередь, которую при открытии запускали в магазин. Там можно было бесплатно взять вчерашний хлеб (и это хорошо, этого я набирала много), подгнившие овощи и фрукты (если попадешь в первых рядах, то можно еще взять съедобные). И каждому в руки выдавали пакет за 1 евро. Пакет был непрозрачный, открывали мы его только дома. И там обнаруживали сюрпризы: например, там могло оказаться 6 пачек маргарина… или 4 пачки никому не нужной приправы. Или 5 банок майонеза, 3 просроченных йогурта, пакетик конфет, шоколадный заяц с прошлой Пасхи, несколько пакетов со специями… Словом, пестрый набор, половину из которого по-любому придется выкинуть – либо за полной ненужностью (кто у нас съест лошадиную дозу майонеза?), либо из-за просроченности.

Вот реальное лицо «бесплатного социального магазина». Но все же это было лучше, чем ничего, и мы туда ходили в дополнение к обычным закупкам.

В крупных городах, бывает, сидящим на пособии дают еще какие-то льготы – вроде бесплатного входа в общественный парк или сниженной цены на бассейн. У нас эти льготы практически отсутствовали. Расходы же на какие-то развлечения, спорт и так далее нам были недоступны. Правда, дочь ходила в музыкальную школу, за нее раньше платил папа, и я применила хитрость, сказала – если не хочешь платить, сообщи об этом дочери сам. В глазах детей он хотел выглядеть щедрым и добрым, и не решился ей сообщить. Поэтому платил и дальше. Я 50 евро в месяц выделить бы явно не смогла.

Какие еще расходы, помимо питания? Например, могла ли я не оплачивать интернет/телефон? Никоим образом: это необходимо и для поиска работы, и потому, что в любой момент мне могут позвонить с биржи труда. И это все тоже оплачивалось из тех же «денег на питание».

Это то, что касается материальной стороны нашей жизни.
Такое пособие – отличная штука, если надо перекантоваться пару месяцев до того, как найдешь другое рабочее место (хотя для этого существуют безработные-1). Но жить так годами… Бытовая техника ломается, мебель тоже со временем приходит в негодность, бывают еще болезни, которые требуют расходов, даже с учетом страховой медицины лекарства небесплатны, бывают еще различные форс-мажоры. Жить так годами очень и очень тяжело.

Практически ты живешь в вечном стрессе и страхе, не знаешь, чем завтра будешь кормить детей, да, если вести себя разумно и экономно (как я себя и вела) – можно избежать непосредственно ГОЛОДА, но фактически ты живешь в страхе этого голода, в страхе того, что тебе нечего будет дать детям на ужин.

Конечно, я в 90е годы приобрела опыт жесткой экономии, умела приготовить сковородку картошки «с запахом мяса» или 100 разных блюд из макарон… Вся эта экономия для меня новостью не была. Даже не представляю, как выживают немцы, которые таких навыков не имели. Впрочем, представляю: мой знакомый безработный то и дело клянчил у меня то 10, то 20 евро до конца месяца... и бывало, что он не ел по два, три дня. Но у местных есть другое преимущество: они ходят обедать к более богатым родственникам, эти родственники помогают им покупать бытовую технику, могут вывезти детей на отдых. Собственно, и мой БМ в трудной ситуации спокойно занимал деньги у родни или обедал каждый день у мамы. У меня никаких таких возможностей не было.

При наличии детей школьного возраста возникает и другая проблема: в школе дети безработных – изгои. Если ты пишешь заявление о материальной помощи ребенку на какие-то школьные поездки – то неизбежно начинаются разговоры других родителей и детей «почему мы должны за них платить». Если не пишешь – оплачивать подобные поездки очень трудно.

К счастью, мои дети никогда не требовали фирменных вещей или каких-то показателей статуса – у других с этим гораздо сложнее.

Таким образом, работу приходится искать любую, причем даже не из-за моральных переживаний, а чисто по материальным причинам: жить на пособие банально очень тяжело. Можно, но тяжело.
Tags: записки ушельца
Subscribe
promo blau_kraehe december 15, 2015 18:46 1
Buy for 10 tokens
можно за 10 жетонов
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 37 comments