blau_kraehe (blau_kraehe) wrote,
blau_kraehe
blau_kraehe

Category:

Продолжаем о медицине в Германии

Как можно понять из предыдущего, в общем и целом хорошие врачи в Германии встречаются. Бывают случаи, когда вот ты придешь – и тебе все сделают, как надо, прооперируют, сделают обследования, в общем, все идеально.
По опыту (не только личному, но и рабочему, то есть реально большому) могу сказать, что такое бывает примерно в четверти случаев.

То есть тебя вовремя (а не через 2 месяца) приняли, обследовали, как положено, вылечили.
От меня требуют непременно писать «что мне понравилось». Да, были, конечно, случаи, когда все было нормально. Например, нормально сделали мне гинекологическую операцию одну. Что еще? У сына вот в итоге был хороший взрослый врач. У меня был хороший стоматолог – 15 лет беспроблемной жизни, лечение совершенно без боли (к сожалению, после переезда я не могу найти хоть сколько-нибудь похожего врача, и с тех пор у меня стоматология – тоже целая эпопея. Но об этом многие могут порассказать).

Первый раз меня лично немецкая медицина удивила тоже еще в 1994 году, когда я заработала как-то ангину и отправилась с ней к врачу.
Врач, как водится, посмотрел горло, молча выписал антибиотик на рецепте и сказал, как принимать.
Я вытаращила на него глаза. Потому что опять же, воспоминания были свежи, и ерш твою меть, как, КАК можно выписывать антибиотик, ни разу не спросив даже, а нет ли у пациента случайно аллергии?!
Но за годы жизни в Германии я к этому привыкла. Это нормально. Можно выписывать антибиотики, не спрашивая об аллергии, можно ни слова не говорить о диете…
Есть хорошие врачи, которые спрашивают и советуют. Их меньше. Их мало. Большинство работает так, что в принципе посади завтра на это место искусственный интеллект – толку будет больше.
О «Скорой». В Германии существует два вида такой помощи (кажется, и в России тоже теперь) – собственно «Скорая» и неотложка.

Неотложка – это вызов врача в неурочное время. Поклонники Немецкой Медицины, немного погуглив, обнаруживали сайт неотложки и орали, что вот я же опять ВСЕ ВРУ, можно же вызвать врача на дом.
Поскольку я делаю это на работе весьма регулярно, я, в отличие от поклонников, знаю, что это означает в реальности.

  1. Конечно, неотложка работает только тогда, когда не работают обычные домашние врачи. То есть вечером, ночью, в выходные.



  1. Первый вопрос, который вам задают – можете ли вы сами приехать в амбулаторию. Амбулатории есть при крупных больницах. Там ведут круглосуточный прием. Приехать может КАЖДЫЙ. Если у вас сломана нога, высокая температура, кружится голова, рвота с поносом, вы все равно можете приехать. У вас нет машины? Можно вызвать такси. Нет денег на такси? (стоимость ориентировочно 20 евро за 10 км) – кого это волнует?

Не можете сидеть в очереди? (очередь в амбулаториях – как повезет, может, всего часа полтора просидите, а может – четыре). Не волнует вообще.


  1. Фактически врачи из неотложки в основном ездят к нетранспортабельным пациентам, типа наших. Именно поэтому я часто ее вызываю. В принципе, лежачих стариков тоже можно отправить на перевозке-такси, но это  нужно вызывать такси заранее (у них может не быть соответствующих машин), заранее заказывать разрешение на перевозку от врача, а самое главное и геморройное – сопровождение. Подавляющее большинство наших пациентов не способны самостоятельно ждать в очереди и вообще находиться без присмотра. Никаких ресурсов у домов престарелых, чтобы вот так послать кого-то с заболевшим стариком – нет. Это известно, и именно поэтому врачи из неотложки к нам ездят по вызову. Что, конечно, удобно. Если такой пациент находится дома, например, со старенькой же женой, то и к нему врач приедет.

А вот если это больной ребенок, то везите сами. Ребенка же вы так и так на руках носите и постоянно рядом.


  1. В неотложке дежурят не специальные врачи, а обычные из практик – по очереди берут дежурства. Поэтому кто приедет – вопрос удачи. Может очень хороший быть врач, а может ужасающе некомпетентный или просто узкий специалист в другом вопросе.



  1. Можно наврать, что вы нетранспортабельны или еще что. Но будьте готовы к правовым последствиям, не говоря о скандале. Поэтому врать мало кто рискует.



  1. С посещениями на дому обычных врачей ситуация еще хуже. Есть врачи, которые регулярно ходят к неподъемным старикам. Есть те, которых из практики не выманишь ничем. Мы обычно в доме престарелых переводим всех пациентов к тем домашним врачам, которые хотя бы приходят. Если пациенты и их родственники согласны. Но и эти врачи приходят далеко не по первому зову, и зачастую лечат по телефону.



Понятно, что тут нет вообще ничего общего с системой посещения больных, существовавшей ранее в Союзе, когда у врача было специальное время на обход участка.

Теперь о «Скорой» собственно. Она приезжает только в случае угрожающих жизни состояний. Или подозрении на таковые – например, человек упал в обморок. Тут они приедут, причем довольно быстро. В случае, когда совсем-совсем плохо – за минуты могут приехать с сиреной. Когда средне – за 15-20 минут. К нашим старикам мы вызываем «Скорую» в тех случаях, когда очевидно необходима госпитализация – подозрение на переломы (шейки бедра и другие), ушиб головы; сильные кровотечения, подозрение на тиа или инсульт, инфаркт и т.д. То есть если ждать несколько часов врача из Неотложки попросту опасно. Или же иногда врач Неотложки решает, что нужна госпитализация – вот он может выписать направление, и тогда скорая приедет. На скорой приезжают ассистенты-спасатели (так называются профессионалы Скорой, они могут проводить самостоятельно некоторые срочные манипуляции, но срок их обучения 18 месяцев. Они изучают только острые состояния. Почему-то на русский иногда эту профессию переводят как «фельдшер», хотя до фельдшера им далеко. Однако гонора у них обычно примерно как у профессоров). Часто бывает один ассистент и один санитар (необученный). В определенных случаях еще отдельно на другой машине приезжает и врач «Скорой» - врачи там вообще отдельно работают. Эти ассистенты, разговаривая с нами раздраженным тоном свысока (исключения бывают иногда, и там тоже встречаются нормальные люди), обязательно «проводят диагностику», даже если им дали направление врача и устраивают скандалы по любому поводу. Простите, накипело!
Вот так это все делается в доме престарелых. Что же касается обычных граждан, то для них и услуги «Скорой» менее доступны.

Первый раз я столкнулась с этим, когда впервые у меня случился приступ мигрени. Я не знала, что это такое вообще, и вначале испугалась. У меня такая аура – выпадает половина поля зрения, вот здесь вижу – а здесь одни мурашки мельтешат. А потом началась рвота, головная боль. Сейчас я знаю, что это – а на тот момент понятия не имела, тем более, боль нетипичная для мигрени (при последующих приступах стала типичной). Мы в Германии к тому времени жили 4 года. Я попросила мужа вызвать «Скорую» (наивно, я же не знала ничего). Там, конечно, велели ехать своим ходом. По дороге меня просто вывернуло наизнанку, потом 3 часа в очереди… это было просто ужасно. В амбулатории мне померили давление, оно оказалось нормальным – и отправили домой даже без объяснения, что это вообще было.
Что это мигрень – я потом дошла самостоятельно.

Еще раз работа «Скорой» потрясла меня, когда я порвала связку на ноге.
Интересно, что аналогичный эпизод был у меня и в России. Мы отдыхали с детьми у родственников в Питере. Я случайно попала ногой в яму – и порвала связку. Как это было? Двое проходивших мужчин немедленно подхватили меня под руки и вытащили из ямы, усадили на лавочку. С помощью детей я доковыляла до ближайшего кафе, хозяин его тут же вызвал «Скорую» и дал мне горячего чая за счет заведения. «Скорая» приехала через пятнадцать минут. Меня увезли в больницу, немедленно сделали рентген, загипсовали ногу, и тогда уже родственники забрали меня домой на такси… Все это бесплатно – не спрашивая карточек, страховок и т.д.
Вроде бы нормальная ситуация. Но я уже знала, КАК может быть иначе, и вспоминаю этот российский эпизод чуть ли не со слезами благодарности. Все  - и забота случайных прохожих, и даже стакан чая за счет заведения, и быстрая, четкая работа скорой, хирургов в больнице – представляется мне просто чудом.

В Германии я порвала связку прямо у себя дома, поскользнувшись на луже жидкости.
Дикая боль. Встать не могу. Доползла до телефона и звоню в «Скорую».
- У меня что-то с ногой, я упала, не могу встать, очень больно. Может, перелом.
- Ну что у вас с ногой? – недовольно говорит диспетчер.
- Говорю же, не могу встать.
- Не сгибается, что ли?
- Сгибается, но…
- Да вы наверное просто ушиблись.
- Да нет, это не просто ушиблась, я реально не могу двинуть ногой вообще!
- Ну возьмите такси и поезжайте к хирургу!
- Да как же я до такси доберусь?
- Ну что уж у вас, прямо все так плохо?
Тут у меня от боли, ужаса (что делать дальше?!) и вот этого неверия просто нервы взорвались. Я бросила трубку и заплакала. Но что делать? Я жила на третьем этаже, без лифта. Сын был дома, но он не слишком-то сильный, и нести меня никак не может, даже опереться на него вряд ли получится. Прав водительских у него тоже нет…
Я вызвала такси, а сама поползла по лестнице ПОЛЗКОМ. А что делать? Встать я не в состоянии.
И вот, в Европе, в самой богатой стране, про которую рассказывают истории о волшебной системе медицины, я с плачем и матюгами, выползала ползком на улицу, как Мересьев с оккупированной территории. Так я добралась до такси. Там еще надо было СИДЕТЬ, что с порванной связкой очень больно. Такси обошлось мне в 20 евро. У хирурга опять же надо было сидеть в очереди – 2 часа… И лишь после этого было установлено, что у меня действительно порвана связка, и мне оказали помощь.

Не могу обойти вниманием и тот чудесный случай, когда у меня началась гипертония.
Надо сказать, что высокое давление у меня проявляется нестандартно. Голова при этом не болит, но зато есть ощущение стеснения в груди и колотится сердце. Я еще не знала, что это такое, а прибора не было.
Одну ночь это все было совершенно невыносимо, но Скорую вызывать нельзя, я уже тренированная, «вот умрете – тогда заходите, пожалуйста». А на следующий день – суббота, врачи не работают. Я села в машину и поехала в нот-амбуланс.

Захожу, жалуюсь – мол, ночью спать не могу, сердце колотится, в груди сжатие.
Мне, конечно, снимают ЭКГ. Там ничего нет.
Захожу к врачу. Тот говорит:
- С сердцем у вас все нормально. Наверное, у вас просто паническая атака. Я вам выпишу успокаивающие капельки.
- Не надо капельки, - говорю, - я спокойна, как слон. Нет у меня панических атак.
- А что же вы хотите?
- Ну что-нибудь типа рамиприла или там амлодипина. Чтобы сердце не колотилось.
- Так это надо давление померить, - догадался врач.
- Ну так померьте!
Померили давление: упс. 160 на 120. Немножко высоко, правда?
- Я вам дам бета-блокатор, - говорит врач и лезет в шкаф за лекарством.
Я говорю:
- Не надо мне бета-блокатор, у меня астма.
Я уже привыкла, что врачи сами не спросят о наличии аллергий, других заболеваний.
- Что, прям вот точно астма? – усомнился врач. Ерш твою меть!
- Да, точно.
Выписал мне-таки амлодипин (лекарство из другой группы). И думаете, мне, как это сделали бы в России, поставили внутривенно что-нибудь, снизили давление и оставили для контроля в больнице?

У нас в СССР  вообще при первом эпизоде гипертонического криза пациента оставляли в больнице и не выписывали, пока полностью не обследуют и не подберут препарат (хотя выбор препаратов и оставлял желать лучшего).
А здесь все просто. Правда, первую таблетку врач мне все же дал сам, я посидела, давление перемерили, оно пошло слегка вниз. И дальше уже с давлением 160/100, я поехала на машине в другой город, выкупать лекарства (аптека тоже была открыта только дежурная).
Ну а что? Это уже нормально. Если я аварию сделаю – это мои проблемы.

Но был один случай, когда Скорая приехала и все сделала очень хорошо. Закупорка камнем протока поджелудочной железы, острый панкреатит. Внезапно такая боль, что стоять можно только на четвереньках, и говорить – не очень-то… Я говорила в трубку таким голосом, что диспетчер, видно, понял, что сейчас загнусь. И тут Скорая приехала через минут десять, сразу немного сняли боль, по лестнице спускали на специальном таком шагающем стульчике – на руках им больных таскать не надо, это преимущество перед российской ситуацией, конечно. Увезли в больницу и оказали помощь. В общем, тут все было нормально, но была реальная угроза жизни, точнее – развития панкреонекроза. Так что когда вы умираете, то вам, скорее всего, помогут. Я бы даже была просто в восторге и благодарности… если бы за день до того меня не выписали из больницы с «гуляющими» по протокам камнями – ну а что, кровь пришла в норму почти, все нормально, гуляйте, дамочка, пройдет воспаление – придете пузырь удалять. А на следующий день – вот такое…
То есть – когда как. Может, повезет, а может – и нет. И очень многое зависит от убедительности вашего тона, когда вы говорите с диспетчером.
Subscribe
promo blau_kraehe december 15, 2015 18:46 1
Buy for 10 tokens
можно за 10 жетонов
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 150 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →