blau_kraehe (blau_kraehe) wrote,
blau_kraehe
blau_kraehe

Categories:

Про меня и Германию

Продолжение. Начало здесь.

За две недели до родов МЧ приехал лично. Прилетел на самолете, заметим. Мы быстренько оформили отношения, со скромным семейно-дружеским застольем. Я родила ребенка. МЧ посмотрел на него в окно и снова улетел. Делать вызов теперь уже на меня и ребенка, не для свадьбы, а именно по линии «воссоединения семьи».
Надо сделать отступление о том, как попала в Германию семья МЧ. Русские немцы ехали в ФРГ по программе воссоединения нации, запущенной не кем иным, как Теодором Оберлендером, бывшим нацистским преступником и политиком ФРГ. Программа эта стартовала давно, в советские времена, но ехали по ней немногие фольксдойче – не только из СССР, кстати, но и из других социалистических стран. С одной стороны, выехать было не так просто из-за сложностей с выездной визой, КГБ и всего такого (не просто – но вполне можно, если есть сильное желание и на человеке не висит секретность). С другой стороны… просто незачем. Так, родственники семьи МЧ выехали в ФРГ еще в 80-е годы. Приглашали своих. Но на это семья МЧ ответила: А ЗАЧЕМ НАМ ЭТО? Ну в самом деле, зачем? Они прекрасно жили в крупном советском городе, у них было две дачи, машина, две квартиры, гараж с погребом, уставленным съестными припасами на 5 лет вперед («на случай ядерной войны»). У родителей высшее образование, дети отличники. В СССР их просто все устраивало.

Но в 90-е годы отец МЧ уже умер, а сестра потеряла работу, потому что проектное бюро, где она работала, стали сокращать (как и всю промышленность, строительство, вообще все на тот момент). А она – мать-одиночка с ребенком; у бабушки тоже все сложно. Все пропало в магазинах, зарплату платят лишь через 2-3 месяца. То есть теперь смысл переехать в богатые края у них появился. И они собрались ехать по программе фольксдойче. Как и миллионы других российских немцев и их родственников других национальностей (рассказывают как анекдот, что в ФРГ подсчитали количество фольксдойче в СССР около 800 тысяч, но почему-то документы на выезд подали и выехали более четырех миллионов).

Итак, я снова ждала вызова, на этот раз с ребенком и уже у своих родителей. Надо сказать, родители были далеко не в восторге (хотя до этого настойчиво звали), я им мешала, скандалы следовали один за другим, а идти мне было уже некуда, из квартиры мужа меня выжили. Тогда все очень боялись, что молодая жена «оттяпает квартиру», вот свекровь, видимо, и переживала, как бы я не «оттяпала». Эту прекрасную трехкомнатную квартиру она потом продала за бесценок, купив на вырученные деньги кое-что из мебели и бытовой техники. Но зато никто не «оттяпал».

Не могла я и зарабатывать, так как вызов мог прийти буквально в любой день, как я устроюсь на работу? Впрочем, у меня на руках был младенец, я кормила грудью, работать все равно сложно. Муж оставил денег. Но такое было время, что деньги через два месяца уже стоили в два-три раза меньше. Поэтому считалось, что я «на иждивении», и это мне сообщали ежедневно в разных формах.

 Время вообще было очень сложное. Я все время думала, что буду делать, если у меня кончится молоко? А с молоком было не очень. Плохо было с продуктами, ели макароны, хлеб с бульоном, очень хотелось какого-то разнообразия, но не было вообще ничего. Просто тупо хотелось жрать. Говорят, в Москве в 1993 году уже в магазинах все появилось – но в Челябинске еще нет, еще надо было за молоком и хлебом занимать очередь в 5 утра (вот именно тогда и были такие очереди, в СССР было значительно легче). И давали по бутылке молока на руки. Адаптированные смеси в магазинах еще не лежали.

Помню, я лежала с малышом в больнице – его положили в отделение новорожденных, потому что у него долго сохранялась послеродовая желтуха. Ничего страшного. Мам к детям пускали только на кормление. Остальное время мы валялись на кроватях и разговаривали. И вот там была одна мама, жена то ли бандюка, то ли новоявленного бизнесмена – в общем, «из богатых». Уже стали появляться бедные и богатые. И она говорила:
- Если у меня молоко пропадет, у нас в районе продают с лотка конденсированное… буду его брать и разводить.
И меня ужасала эта мысль: если уж эта дама, у которой есть все и немножко больше (в моих глазах она была невероятно богата), рассчитывает кормить своего малыша конденсированным молоком «с лотка», то где я возьму молоко?
Это я еще не знала, что у моего сыночка вообще на молоко аллергия… И если бы мы там остались в тех условиях, то непонятно, как я выкормила бы его. Выжил бы он вообще с его проблемами…

То есть да, вот в этот момент вопросы материального благополучия стали меня сильно беспокоить. В основном беспокоила еда, хотелось жрать, хотелось уже поесть чего-то нормального, а не хлеб без ничего и не макароны; и очень мучил вопрос, чем буду в случае чего кормить ребенка, потому что своего молока было мало. К счастью, оно у меня сохранялось до самого отъезда, малыш нормально прибавлял в весе, мы продержались.

И вот в октябре 1993 года наконец пришел вызов. Малышу было шесть месяцев. Как раз был пресловутый обстрел Белого Дома, мы все это наблюдали по телевизору. Помню, что по другому каналу шел фильм-катастрофа, про то, как падает самолет; и вот мы переключали и смотрели попеременно фильм про падающий самолет – и трансляцию из Москвы (временами там ничего не происходило, тогда и переключали на фильм). Очень символично. По сути тех событий никакого особого мнения у меня не было, свои политические взгляды я выше уже изложила.
Мне в Германию предстояло ехать на поезде. Я же не барыня, на самолетах летать, правильно? Два дня на поезде до Москвы, там получить визу, и оттуда два дня на поезде в Германию.
Все это с грудничком и чемоданами.
С собаками вообще все получилось плохо. Нет, на улице они, конечно, не оказались, у них все было нормально - они же породистые, обученные, полезные людям. Но в общем, плохо все вышло, и я всю жизнь с этим живу. Не хочу подробностей.

Мать поехала со мной в Москву, типа помочь. Остановились мы у знакомых свекрови. Замечательные старики, к сожалению, даже забыла их имена, видела-то только один раз. Но отнеслись очень по-человечески. Старичок-хозяин сопроводил меня в немецкое посольство, и если бы не он, я бы вообще не смогла получить визу. У меня была запись на определенное число и время, но я бы не смогла пробиться сквозь толпу. Посольство ФРГ в Москве – это было что-то жуткое. С утра у ворот собиралась толпа, готовая буквально драться зубами и кулаками за проход в посольство. Я бы одна никогда не пробилась через эту толпу и не попала по записи – а потом и тем более не попала бы. Но старичок протащил меня к самому входу и громко крича, что у нас запись, буквально сумел протолкнуть вперед.

Тогда за выезд в «прекрасную Европу» буквально дрались, и все решала если не физическая сила, то напористость.
В общем, благодаря активному старичку, я получила визу. Мы купили билеты на поезд. И на следующий день мать пошла меня провожать.
В то время общение с другой страной по телефону было очень дорого. Говорили очень мало, пару минут, чтобы услышать голос. Основное средство коммуникации – бумажные письма. Конечно, это было не советское время, когда отъезд означал, что надо обрубить все корни и навсегда забыть дорогу на родину. Но инерция еще не прошла, и я не знала, увижу ли когда-нибудь Родину снова.

И вот я стою на перроне с корзиной, в которой спит ребенок, и думаю, что может, никогда уже не увижу Россию, родной город, друзей… А мать стоит рядом и ругает меня на чем свет стоит за то, что я взяла в Германию полчемодана книг. Кому ты там нужна! Еще книги поволокла. Лучше бы вещи нормальные взяла, что ты думаешь, тебе их там кто-то купит? И так далее, со всякими словами, которые я не хочу повторять. На этой радостной ноте мы и расстались.
В поезде я ехала в купе с двумя мужчинами. Конечно, они были не в восторге от присутствия младенца, но утром похвалили, мол, всю ночь проспал. Как бы не так. Ребенку было неудобно, жарко, он орал; в Москве в «посольской битве» у меня начисто пропало молоко, он высасывал какие-то капли, и пришлось покупать ему кефир. Про аллергию я не знала, и малыш сразу покрылся жутким диатезом. Чтобы не стеснять соседей, я всю ночь кормила его бутылочкой. После этого у мальчика сместился режим дня и ночи, и он стал требовать еды по ночам, а днем спать, переучить было довольно сложно.

Какой-то немец, ехавший в нашем поезде, восхитился мной и кавайным бэби (а я тоже тогда была молодая-симпатичная), сфотографировал нас, взял адрес и прислал даже потом фотки. Я попробовала свои знания немецкого языка, который пыталась изучать по самоучителю, и поняла, что не знаю вообще ни черта.

Было очень интересно смотреть в окно – дома, дороги, природа, все было совершенно другим, чем у нас. Я никогда ничего подобного не видела.
И наконец мы прибыли в Билефельд, где на перроне нас уже встречал папа. Счастливое воссоединение семьи. Поездка на собственной машине (свекрови) по фантастическим футуристическим дорогам, автобанам, все эти разметки, огни – ничего подобного в Союзе тогда не было.
В общем, начиналось все, конечно, очень хорошо.
Tags: записки ушельца
Subscribe
Buy for 20 tokens
Трудно представить, что сейчас можно чувствовать себя комфортно, при этом не общаясь с техникой на «ты». Скорее даже — на «эй ты, хеллоу, где мой горячий чай?» ))) Я говорю не про машины, самолеты или космические корабли, здесь другая история. Я про банальное:…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 53 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →