blau_kraehe (blau_kraehe) wrote,
blau_kraehe
blau_kraehe

Categories:

Преодоление религии

Недавно Рабочий Университет поместил старую статью В.А.Вазюлина по философии из "Марксизма и современности", о диалектическом снятии марксизма. Она вся интересна и заслуживает внимания, но мне бы хотелось порассуждать об этом моменте, приведенном в качестве иллюстрации к тезисам статьи.

Так, у нас были кафедры атеизма. Что такое атеизм? Атеизм был выдвинут как одна из основных идей поднимавшейся буржуазии в борьбе против феодализма. Атеизм ведь отнюдь не собственно марксистский подход к религии. Это был подход, сохранявшей ещё революционный антифеодальный потенциал буржуазии, - отрицание религиозного господства, отрицание господства духовенства в политической и духовной жизни. Марксистский подход к религии существенно иной. Его наметил К. Маркс в «Тезисах о Фейербахе»: недостаточно свести «небесную семью» к её земной основе, как это сделал Фейербах. Надо показать, — писал К. Маркс в «Тезисах о Фейербахе», — «саморазорванность земной основы» и вывести из нее «небесную семью». Саму основу надо показать, саму основу надо преобразовывать. Из земной основы выводить религиозные представления, религиозные убеждения, чувства и т.д. Кафедры атеизма если и изучали, то совершенно не достаточно эту «саморазорванную земную основу», «самопротиворечивость земной основы религии», возможность её преодоления. Атеизм, скорее, сводился к просветительству.

В самом деле, религия имеет три важнейших основы в человеческой психике. Первая - это поиск смысла конечной жизни. Вторая - преодоление страха перед смертью. Третья - построение оптимистического плана будущего для человечества.
С третьей основой и ее преодолением, думаю, все понятно. План построения коммунистического общества на данный момент для большинства выглядит утопичным, но он в любом случае гораздо более связан с реальной жизнью, чем обещания некоего царства Небесного и Второго Пришествия.

Что касается второй основы религии, то не надо думать, что здесь все примитивно: верующий рассчитывает после смерти попасть в рай и наслаждаться. Верующие точно так же боятся смерти, как и неверующие. Поскольку они не знают точно, а именно только верят. То есть надеются, что все будет как-то хорошо. У них нет никаких твердых оснований для этого, но они все-таки надеются.

Нет, религия не то, что дает приятную альтернативу вечному небытию. Но она снимает страх, ужас перед умиранием и самим фактом небытия - ужас, непереносимый для самосознающего существа.

Откуда, однако, происходит этот ужас, помимо понятного животного, биологического страха? Во время обучения мы много и долго занимались вопросами умирания, смерти и осознания этих фактов. У нас был даже отдельный трехдневный семинар по смерти, целью которого было не научить паллиативному уходу или, допустим, работе с родственниками - это все отдельно; а только помочь осмыслить околосмертную тематику, чтобы в работе она не стала непереносимым препятствием.

Результат этого длительного осмысления для меня был неожиданным: человек боится потому, что перед лицом смерти он одинок.
Даже если рядом семья - совершенно не факт, что человек не почувствует себя даже еще более одиноким. Нет ничего страшнее индивидуализма - вынужденного или сознательного - перед лицом смерти. В течение жизни индивидуализм может быть выгоден и удобен, но вот пришла пора умирать, и эта главная ценность жизни индивидуалиста - его Я - исчезает навсегда, и нет никакой перспективы. Эта ценность оказалась эфемерной, как крылышко бабочки, порхающей под лучами солнца всего один день. А больше-то ведь ничего и нет - только вот это Я - все остальное для одинокого человека, привыкшего жить только собой, не играет никакой роли. Это не просто смерть отдельного человека, это гибель вселенной, вечный коллапс, ледяной, беспросветный ад.

Но однако если человек ощущает единство хотя бы со своей семьей, своими детьми, например, его может утешать та мысль, что "я умру, а дети останутся, это мое продолжение, мое будущее". То есть для такого человека важна уже не только его собственная личность, но и чьи-то другие. В человеке заложен этот механизм биологически, альтруизм - естественная биологическая мотивация стайного животного. Вероятно, в первобытнообщинный период люди воспринимали смерть легче - они не ощущали себя чем-то отдельным, а были частью рода. Я умру - но род останется. Да возможно, и я-то даже не умру, а буду и дальше частью рода (культ предков - одна из самых древних религиозных форм).
На миру и смерть красна.

Напомню, это не когнитивное, а эмоциональное переживание. Но ведь и сам страх смерти - это тоже ощущение, а не мысль. Речь идет о снятии ощущения непереносимого ужаса.

Далее индивидуализм развивается, это нормальная, естественная стадия развития психики, но одновременно появляются все более сложные формы преодоления страха смерти. Религиозные собственно формы. Представление о любящем Отце на небесах предполагают и наличие огромной семьи. Не случайно для христианина исключительно важно признание также и церкви, "верую в святую...Церковь" - это часть Символа веры (в православии и католицизме), христианин вне церкви - скорее всего на самом деле эзотерик/оккультист (а у них есть свои формы снятия страха смерти и преодоления индивидуализма, тут ничего нового тоже они не изобрели).
Ну да, в этой семье положено поклоняться Отцу, такая вот семья авторитарная, что с нее возьмешь - нетрудно заметить, что религия копирует форму обычной патриархальной семьи, типичной для того времени, когда данные религии возникли.

Христианский мученик точно так же боится смерти, как и неверующий человек. Ведь никакого точного знания о том, что с ним дальше произойдет - нет. Но однако у умирающего христианина есть вполне земная основа его веры - церковь, община, сообщество верующих, он чувствует себя в этом смысле частью целого - и страх смерти снимается. Когда христианский мученик возносит хвалу Богу, он ощущает себя единым целым с телом Церкви, то есть преодолевает свой естественный индивидуализм и готов даже пожертвовать жизнью во имя общего идеала.

Дальше я скажу вещь, неприятную для верующих. Естественно, нет никакой необходимости в представлении о Боге для того, чтобы преодолеть индивидуализм и чувствовать себя единым со всем человечеством. Человечество существует реально и дано нам в ощущениях.

Над больничным садом,
Вытянувшись в ряд,
За густым отрядом
Движется отряд.
Молнии, как галстуки,
По ветру летят
(с)

Это не фантазии умирающей девочки, а ее вполне реальный жизненный опыт, связанный с пионерией. Она преодолевает страх смерти тем же самым образом - преодолением индивидуализма.

"Я всегда готова!" - слышится окрест
На больничный коврик упадает крест,
А потом бессильная валится рука
В пухлые подушки, в мякоть тюфяка
.

Она не ставит свое Я в центр Вселенной, и потому умирать ей легко. И это, заметим, было довольно массовым явлением, мало ли людей умирали с пением "Интернационала". Мало ли людей пожертвовали своей жизнью ради народа, страны или - наиболее сознательные - во имя идеи коммунизма и всего человечества...

Не случайно враги нередко иронизируют на тему, что мол, коммунизм - это квазирелигия. Нет. Коммунизм - это преодоление религии. Определенные ритуалы советского строя - парады, пионерские ритуалы вроде салюта и линейки - связаны с необходимостью на тот момент милитаризации, заметим, что подсознательно советские люди понимали, что эти ритуалы рано или поздно отомрут (скажем, в советской фантастике мы не найдем каких-то особых ритуалов в будущем); эти традиции не имели вечного и религиозного значения и были предназначены лишь для сплочения народа в военных целях.
К сожалению, все это не было толком осмыслено в Советском Союзе. Явление - преодоление ужаса смерти - существовало, а осмысление его - нет. Кафедра научного атеизма - вот, действительно, верх нашего отношения к экзистенциальным вопросам.

Еще раз: страх смерти преодолевается путем перенесения акцента со своего личного индивидуального Я - на что-то более всеобъемлющее, каковым для человека может являться только реальная община людей. Или все человечество. Гениальный музыкант, умирая, может слышать музыку и знать, что после его смерти музыка продолжит свое существование - и это спасает от страха. Но музыка - тоже продукт человечества (как и философия, наука, и любое искусство, и... церковь).

Конечно, в наше время крайне трудно обрести ту человеческую общину, ради которой не страшно умереть. Все еще есть люди, готовые умереть, например за Родину - но капиталистическое мурло этой Родины с каждым годом становится все более отвратным, и все больше людей обретают понимание, что вот ЭТО - совсем не то, ради чего они готовы жить и умирать, эта "родина" держит их за лохов и, не спрашивая, выжимает из них все соки и готова швырнуть в топку очередной великой битвы за миллиарды горстки олигархов.

Что остается? Коммунисты и вера в человечество смешны и никому не нужны. Остаются наиболее примитивные ценности - семья и религия. Но с семьей в нашу эпоху индивидуализма у большинства - очень так себе. Кто-то выбирает религию - так вот случилось, наткнулся и уверовал. И слава богу, как говорится, пусть человек преодолевает страх смерти таким образом... Но так могут далеко не все.

Однако есть повод для оптимизма. Мы еще не касались бытийного аспекта, и сейчас мы его коснемся. В эпоху родового строя, разумеется, единственным бытием было бытие в рамках рода. Производство в рамках рода. Поэтому единственным доступным человеку осознанием и было осознание его собственного рода.

Капитализм породил массовое производство, общественное производство - рабочий имеет дело с массой коллег, эта масса занята совместным, взаимозависимым трудом, она частенько гендерно нейтральна (в смысле, мужчины и женщины трудятся вместе, взаимозависимо) и интернациональна (в рамках предприятия всем безразлично, турок ты или поляк, лишь бы работал нормально). Это порождает новое понимание человеческой общности - а именно, собственно, то самое коммунистическое понимание, которое преодолевает религиозное. Для того, чтобы осознать эту свою общность, рабочим необходимо обрести классовое сознание. Но они уже обрели его довольно массово однажды, и абсолютно ничто не помешает им это сделать еще раз. Никуда не делся общественный характер труда, и он и дальше будет порождать внутриклассовые коммунистические отношения. То есть вот это преодоление религии доступно еще на дореволюционном этапе. Сначала для относительно немногих - потом для всех пролетариев, и в конечном итоге, для всех трудящихся людей.

Нечего и говорить, что такое преодоление страха смерти порождает и новый смысл жизни. Кстати, в данном случае преодоление индивидуализма - это новый диалектический виток, с выходом к новому коллективизму: на первом этапе коллективизм ограничивался рамками рода, теперь он распространяется на свой класс, а в перспективе - человечество и Вселенную.
Вот, собственно, что можно сказать о глубинных основах религии и возможностях ее преодоления.
Tags: не хило быть духовным, философия
Subscribe
promo blau_kraehe декабрь 15, 2015 18:46 1
Buy for 10 tokens
можно за 10 жетонов
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 149 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Здравствуйте!
Система категоризации Живого Журнала посчитала, что вашу запись можно отнести к категориям: Общество, Происшествия, Религия.
Если вы считаете, что система ошиблась — напишите об этом в ответе на этот комментарий. Ваша обратная связь поможет сделать систему точнее.
Фрэнк,
команда ЖЖ.
"Происшествия" - неверно.

lj_frank_bot

3 months ago

> ужас перед умиранием и самим фактом небытия - ужас, непереносимый для самосознающего существа

Спорное утверждение. Я вот думаю, что сильное и длительное страдание намного хуже смерти. Небытие даёт надежду, что страдания больше не будет никогда. Боль - сильнейшее и худшее из человеческих чувств. Ничего нет важнее, чем свобода от невыносимой боли. Никакое единение с общностью само по себе её не заглушит.
С этой точки зрения религия делает скорее хуже, чем лучше, по крайней мере христианская. Ведь они придумали эту кошмарную, отвратительную идею вечных мук в аду. И они отказывают человеку в праве прекратить страдание по собственной воле.
Длительное страдание сложнее преодолеть таким образом, потому что боль неизбежно возвращает человека к его "я". Но в мире существовали и существуют также системы, позволяющие психологически преодолевать невыносимую боль - от специфических испытаний у индейцев до собственно христианского мученичества. Ну и собственно, в советской традиции преодоление страдания и боли тоже вполне присутствовало, думаю, даже не надо называть примеры.

yuggoth_fungus

3 months ago

yuggoth_fungus

3 months ago

yuggoth_fungus

3 months ago

luxs135

3 months ago

exshvonder

3 months ago

yuggoth_fungus

3 months ago

t_moshkin

3 months ago

blau_kraehe

3 months ago

yuggoth_fungus

3 months ago

blau_kraehe

3 months ago

yuggoth_fungus

3 months ago

vitus_wagner

3 months ago

yuggoth_fungus

3 months ago

vitus_wagner

3 months ago

yuggoth_fungus

3 months ago

dig386

3 months ago

yuggoth_fungus

3 months ago

dig386

3 months ago

tigerofsiberia

3 months ago

veldandi

3 months ago

ощущение перспективы в мире лишенном бога по недолгим размыщлениям легко утрачивается.

В пределе развитие стремится к обретению человечеством актуально бесконечного всемогущества, всеблагости и всеведения. Люди будущего несомненно достигнут индивидуального бессмертия, и получив его устыдятся что предшествующие поколения прожили зря и хотят воскреснуть и поставят цель воскрешения всех мертвых. Воскресив всех мертвых и развив понимание идеи блага они также как близкому/дальнему в пространстве будут сострадать мукам дальних в прошлом. По мере углубления/расширения идеи блага человечеству будущего не останется ничего кроме как отменить всю предшествующую историю - сделать прошлое небывшим никогда через обретение власти над временем.

Поскольку мы наблюдаем в повседневности страдания и боль близких и свою, то это лишь то значит, что развитие уже не состоялось. И никакого человечества будущего в своем приближении к обретению всемогущества, всеблагости и всеведения нет.
А обретение человечеством всемогущества, всеблагости и всеведения разве предполагалось где-то, кроме ваших фантазий?

razorbck

3 months ago

razorbck

3 months ago

misha_panda

3 months ago

blau_kraehe

3 months ago

exshvonder

3 months ago

blau_kraehe

3 months ago

ivan_ivanov1917

3 months ago

constantine_v1

3 months ago

Александр C.

3 months ago

Лично для меня - быть в коллективе, всегда некоторое напряжение для психики. Поэтому идея искать убежища в воображаемом коллективе кажется странной.
А вот идея будущего слияния с безмолвной прирородой, меня успокаивает. Видимо у интровертов (полуаутистов) все не как у людей.
Я тоже интроверт. При чем здесь вообще "поиск коллектива"...
***Нет, религия не то, что дает приятную альтернативу вечному небытию. Но она снимает страх, ужас перед умиранием и самим фактом небытия - ужас, непереносимый для самосознающего существа.

просто ерунда, верующие переносят свои проекции на атеистов

как раз небытие это спасение от ужасов религий разного толка )
Зайдите как-нибудь в хоспис и расскажите это пациентам.

deep_econom

3 months ago

***Откуда, однако, происходит этот ужас, помимо понятного животного, биологического страха?

нет этого ужаса у грамотных атеистов, есть спокойное понимание неизбежного
но мучаться все равно не хотелось бы при наступлении смерти
еще добавлю, многие намучившиеся от болезней и боли разного рода с нетерпением ждут смерти как избавление от страданий
Но тогда возможность уничтожения человеческой жизни вообще или в близких нам формах отменяет эту отмену страха смерти?
Почему? Усиливает страх, это да.

marina_fr

3 months ago

Да, все верно.
Эти аспекты преодоления индивидуальности и страха смерти действительно существуют.

Проблема только в том, что как материальный объект человечество не обладает безупречностью.
Поэтому начинается критика, споры, куда идти, и вообще неприятие или отвращение к человечеству или конкретным его представителям, или группам, в зависимости от фокуса взгляда.
Ну то есть единое человечество это супер, но только тогда, когда оно идет туда, куда Я его веду :))
Так легко альтруизм превращается в тоталитаризм в любой отдельно взятой голове.

Бог или мировой разум, whatever, нематериальны, трансцедентны, перед их образом легко почувствовать смирение и растворение в.
А на чисто материальной основе, перед равными, это сложнее, несмотря на биологические основы альтруизма.
Поэтому пассионарные порывы сменяются тем, чем сменяются :)

ЗЫ.
А у эзотериков свои методы, да.
Растворение в безличном, отождествление с божеством, и получение посмертного опыта при жизни.
После последнего уже не вера, а знание.
еще добавлю, многие намучившиеся от болезней и боли разного рода с нетерпением ждут смерти как избавление от страданий

Это вы из личного опыта делитесь?

Как обычно для антикоммунистов, deep_econom боится свободной открытой дискуссии, и меня немедленно забанил, после того, как я его спросил, зачем он ходит в коммунистические блоги и оставляет везде там свой пахучий след.
1. У меня перед принятием христианства никакого особенного страха смерти не было. Напротив, я очень любила жизнь и люблю ее и сейчас. Какой-то изматывающий страх смерти бывает не у верующих или неверующих, а у невротиков - которых много как среди верующих, так и среди неверующих. И чтобы наслаждаться жизнью, совсем не обязательно попасть в рай, это можно делать и на Земле. Все зависит от состояния психики и нервной системы.

2. Никакого индивидуализма я тоже никогда не преодолевала - а совсем наоборот, я всегда была предельно критична к любым авторитетам и никогда не хотела "объединиться с человечеством" или с какой-то его группой. Как раз я стремилась к максимальной психологической и социальной самостоятельности и самодостаточности - причем с возрастом это только все больше усиливалось. Именно поэтому мне претит, кстати, "патриархальная семья", и никогда не было понятно бешеное желание многих женщин поскорее выйти замуж "за кого-нибудь", "чтобы не остаться одной" или непременно "родить ребеночка для себя" (к вопросу об авторитетности семьи опять же). Поклонение Небесному Отцу ни с какими неудобствами ни с чем "авторитарным" для меня никогда не было связано.

Не знаю, про каких верующих эта статья, но явно не про меня. Почему я приняла христианство - написано у меня в верхнем посте, ничего общего с тем, что здесь написано. Страхом я гонима ни в религию, ни в идеологию, ни в человеческие отношения никогда не была. Вообще, страх - это не то, что определяет мою жизнь, не мой личностный стержень. Так что верующие - люди разные.

blau_kraehe

June 26 2019, 09:08:07 UTC 3 months ago Edited:  June 26 2019, 09:14:47 UTC

У многих страх смерти появляется только когда возникает непосредственная угроза смерти.
Что не есть очень хорошо. Потому что человек смотрит смерти в лицо неподготовленным вообще. И вряд ли может понять тех, кому она угрожает сейчас.
Но этот опыт все равно, к сожалению, для всех неизбежен.
ХОтя как знать... можно умереть мгновенно, еще не приобретя серьезных заболеваний. Кирпич по голове.

Пост был не о том, почему люди приходят в религию. а о том, зачем она вообще нужна.

bobi4ka

3 months ago

the_darkace

3 months ago

kauri_39

3 months ago

leonyd1970

3 months ago

kauri_39

3 months ago

leonyd1970

3 months ago

kauri_39

3 months ago

leonyd1970

3 months ago

kauri_39

3 months ago

leonyd1970

3 months ago

kauri_39

3 months ago

"План построения коммунистического общества на данный момент для большинства выглядит утопичным, но он в любом случае гораздо более связан с реальной жизнью, чем обещания некоего царства Небесного и Второго Пришествия."

Есть два варианта построения коммунизма, реалистичный и фантастичный. Реалистичный – это если к нам прилетят инопланетяне и организуют мировую коммуну. А фантастичный, если люди справятся сами.

Понимаете, Царствие потому и небесное, поскольку реализовано через сверх человеческий принцип. Любое устроенное людьми общество построено на лжи и несправедливости и смена правящего режима и даже смена экономической формации приводит только к смене пропорций. И в отношении к смерти у людей проявляется всё та же свойственна им лживость и стремление обеспечить хорошее место для себя и немногих близких.

Лучшие из людей ищут способ преодолеть человеческое и возвыситься отсюда и ефремовские медитационные практики и нынешние сказки транс гуманистов. Союз, кстати, тоже стремился воспитать нового человека. Массовая технология восхождения от человека к коммунару = построение коммунистического общества, пока она не изобретена план действительно утопичен.
на одно поколение коммунизм легко достижим. Это если исключить полностью затраты на воспроизводство. Если люди все откажутся от деторождения, то оставшееся сокращающееся населения сможет безвозвратно и безболезненно потребить все блага доставшиеся от всех прошлых поколений.

veldandi

3 months ago

misha_panda

3 months ago

qi_tronic

3 months ago

Александр C.

3 months ago

Александр C.

3 months ago

Анализ страха смерти мне очень понравился. Во многом пересекается с моими собственными мыслями.
Но мне вот в последнее время довольно часто приходит мысль, что роль ритуалов в жизни человеческого общества в СССР недооценивалась. И это было одной из причин, почему это общество оказалось таким хрупким.

Хотя создать ритуалы, как индивидуальные (разновидность аутотренинга), так и коллективные, не вызывая у людей аналогий с отрицаемой религией - сложно. Поскольку все возможные наработки на эту тему делались либо в рамках религий, либо каких-нибудь эзотерических сообществ.

Но вот сообщество "LessWrong" пытается.
"План построения коммунистического общества на данный момент для большинства выглядит утопичным", но разве кто-то предложил что-нибудь получше?
Да, только глядя а прошлое, на дела, на то что получилось, можно уменьшить страх смерти. тут я полность согласен

Над больничным садом,
Вытянувшись в ряд,
За густым отрядом
Движется отряд.
Молнии, как галстуки,
По ветру летят


Всё же это не совсем то. Пионеры - друзья и подруги Вали, она наверняка знает их, они действительно ее "семья". Но у Багрицкого есть другое стихотворение, написанное на 5 лет раньше - "Разговор с комсомольцем Н. Дементьевым":


Пусть покрыты плесенью
Наши костяки -
То, о чем мы думали,
Ведет штыки...


С нашими замашками
Едут пред полком -
С новым военспецом
Новый военком.

Что ж! Дорогу нашу
Враз не разрубить
:
Вместе есть нам кашу,
Вместе спать и пить...

Пусть другие дразнятся!
Наши дни легки...
Десять лет разницы -
Это пустяки!


"Новый военспец и новый военком" даже незнакомы герою, их объединяет совсем другое - возможность вложить свой камень в общее здание. Это не семья и не корпоративное военное братство ("за други своя"), это совсем другой уровень, это понимание, что смерть не имеет значения, когда ты точно знаешь, что твоя жизнь прожита не зря. Со-творчество сильнее страха смерти.


У Василя Быкова именно это описано в рассказе "Дожить до рассвета":


Ивановский замер в колее, совершенно раздавленный тем, что увидел, такого невезения он не мог себе и представить. После стольких усилий, смертей и страданий вместо базы боеприпасов, генерала в изысканном «опель-адмирале» и даже штабного, с портфелем, полковника ему предстояло взорвать двух обозников с возом соломы.

Но, видно, другого не будет.
По крайней мере, для него ничего уже не будет. Он делал последний свой взнос для Родины во имя своего солдатского долга. Другие, покрупнее, взносы перепадут другим. Будут, наверно, и огромные базы, и надменные прусские генералы, и злобные эсэсовцы. Ему же выпали обозники. С ними он и столкнется в своем последнем бою, исход которого был предрешен заранее.





Он, разумеется, исчезнет, теперь уж ему оставались считанные секунды, за которыми последует Вечное Великое Успокоение. В его положении это даже было заманчиво, так как разом освобождало от всех страданий. Но останутся жить другие. Они победят, им отстаивать эту зеленую счастливую землю, дышать полной грудью, работать, любить. Но кто знает, не зависит ли их великая судьба от того, как умрет на этой дороге двадцатидвухлетний командир взвода лейтенант Ивановский.



В 80-х советских людей ломали, отнимая уверенность в смысле жизни. Перестроечная пропаганда вбивала в головы, что всё напрасно, что все подвиги зря, что вся советская история бессмысленна, что нет никакого будущего. Современным людям трудно понять Зою Космодемьянскую и Александра Матросова, трудно понять чувство вклада в общее дело, для этого нужно жить в обществе неотчужденного труда.
Это одно и то же - ощущение единства с человечеством на разных уровнях. В "смерти пионерки" один уровень, в другом произведении - другой. Суть одна и та же.

veldandi

3 months ago

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →