blau_kraehe (blau_kraehe) wrote,
blau_kraehe
blau_kraehe

Жизнь при коммунизме. Часть вторая: труд

Мы договорились, что при коммунизме наступит такое изобилие, когда любые потребности будут удовлетворяться примерно так же, как сегодня вы удовлетворяете потребность в бесплатных сериалах – щелкнул мышкой и пожалуйста. Пока изобилия не будет, будет  нормальная трудовая мотивация с помощью денег, как это было и в СССР. Поэтому о мотивации на первом этапе и говорить нечего – с ней будет обстоять дело примерно так же, как сейчас.

Но вот наступило изобилие, все бесплатно. Как при этом добиться того, чтобы люди работали, и не просто так, а на тяжелых, монотонных, малоинтересных работах?

Принято считать, что при Светлом Будущем люди будут трудиться «потому что интересно». Но что это значит? Маркс лишь замечает (например, в "Критике Готской программы"), что при коммунизме изменится само отношение к труду, но как именно - не поясняет, да и действительно, преждевременно было об этом говорить. Маркс лишь замечает (например, в "Критике Готской программы"), что при коммунизме изменится само отношение к труду, но как именно - не поясняет, да и действительно, преждевременно было об этом говорить.

На самом деле классики советской фантастики, которые разрабатывали этот вопрос, просто не задавались им всерьез. И писали на эту тему какой-то детский лепет.

Ефремов, кстати. и в этом отношении оказался поумнее: у него люди рвутся поработать там, где «трудно», то есть монотонно и скучно, но почему это именно так, он не объяснил.

Детский лепет – это «Понедельник начинается в субботу». В этой книге, где, как принято считать, показаны безумно увлеченные своим делом ученые, на самом деле показаны люди, которым кроме работы, толком некуда пойти. В общаге, что ли торчать? На тупой вечеринке, где все напьются? А на работе друг с другом им хорошо. Можно потрепаться о мировых проблемах. Можно разрешить загадку личности директора, можно нарисовать стенгазету. Можно немного и поработать между делом. А если окажется, что дома – не унылая холостяцкая общага, а любимая семья, а в свободное время можно не напиваться, а  например, замутить ролевую игру про хоббитов – то что? Не выяснится ли, что понедельник лучше отодвинуть как можно дальше?
То есть к вопросу о мотивации труда «Понедельник», как и другие вещи Стругацких, не даст нам ровно ничего.

Как это ни странно, но впервые мои представления о «правильной мотивации»  изменил один вполне буржуазный «гуру-менеджер. Он писал о том, как менеджер в буржуазной фирме должен правильно мотивировать персонал. И вот он написал там что-то вроде такого: принято считать, что правильная мотивация к труду – это интерес и увлечение самим процессом. Но это вовсе не обязательно так. Миллионы людей трудятся и даже занимаются волонтерством в сфере «помогающих профессий» вовсе не потому, что им безумно интересно ухаживать за больными, раздавать бесплатные обеды и так далее. Они там чувствуют себя  нужными. Они готовы выполнять не самую интересную и увлекательную работу ради ощущения, что делают что-то полезное.

Особенно ценно то, что это признает вполне себе буржуазный профессионал. То есть для всех в мире, кроме некоторых российских блогеров, совершенно понятно и очевидно, что да, есть множество людей, которым важно ощущать себя нужными, важно делать что-то полезное. Это не обязательно помогающие профессии – врач, медсестра, соцработник. Это может быть производство или сельское хозяйство, сфера услуг, сфера управления.

«Ощущение себя нужным» - очень важный двигатель трудовой деятельности. Пожалуй, даже более важный, чем просто интерес к процессу. Он глубже укоренен в нашей биологической природе, чем «интерес», любопытство, желание попробовать что-то новое. Это ощущение нужности коренится в том, что мы – социальные существа, что принадлежность к стае, к социуму для нас всегда была совершенно необходимой. Мы делаем что-то, что необходимо другим людям – значит, мы «хорошие» для других и для себя, значит, стая не отвергнет нас – тут выделяется дофамин и другие приятные штуки.  Разумеется, есть люди, для которых эта мотивация не работает, им попросту пофиг на социум, и работать они могут, только если работа их увлекает.

С другой стороны, я сама работаю в "помогающей" профессии. И есть у меня коллеги, которыми можно только восхищаться- и профессионалы с большой буквы, и внимательные, отзывчивые, и работу любят, прямо видно, что человек всей душой на своем месте. Что это призвание. И таких профи у нас не так уж мало.  Но вот ни разу не видела я человека, который не стремился бы отдохнуть. У которого бы - в нашей профессии - понедельник начинался в субботу. Нет, черт возьми, все рвутся домой, все радуются свободному дню. Нет, вру. одну я видела такую - воркоголик, но у нее с профессионализмом, увы, обстояло плоховато, ей просто больше занять себя было нечем.
То есть вот это "социальное" подкрепление работает очень хорошо, но человек может так работать лишь ограниченное время. Может быть, это связано как с ощущением баланса - если мы делаем для других слишком много, начинаются сомнения - "а не используют ли меня бессовестно?", и дофамин уже как-то не очень выделяется.

Может быть, при коммунизме (и материальном изобилии) все станут настолько индивидуалистичными, что эта социальная мотивация в принципе перестанет работать? Мне кажется, нет. Это маловероятно, и дело тут не в воспитании по Макаренко. Хотя, конечно, будет и коллективистское воспитание, и всяческое прославление тех, кто трудится ради других. Но это все не главное. Практика показывает, что чем больше у человека ресурсов, с тем большей вероятностью он будет делать для других что-то еще и бесплатно. Именно ради ощущения «я кому-то нужен». Вот люди, ресурсов лишенные, кое-как выживающие, точно не будут искать возможности еще кому-то помочь или «сделать полезное», им не до того просто.

С другой стороны, у кого-то этой мотивации нет совсем, вот пофигу ему на общество. И те, у кого она есть - см. выше, не могут работать бесконечно (за исключением уж совсем святых). И это будет как-то несправедливо, если один заявит, что а вот он – свободный художник и уйдет творить, а другой будет надрываться, например, на производстве (ну не надрываться, конечно, но это все равно дежурства, все равно рутина – мало уж такого безумно интересного).

Поэтому (и это спойлер к моему следующему роману, который пока толком даже не начат) я так думаю, что при коммунизме само понятие работы изменится.
Для него будет два слова, например: работа и служба.

Работой будет считаться любая активная деятельность, направленная на преобразование мира (и себя самого тоже – ведь и ты часть этого мира). Например, занятия спортом. Любая учеба. Путешествия. Любое творчество. Собственно, также и наука. Работа будет считаться чем-то очень ценным, человек уже не сможет жить без работы – в потолок, что ли, плевать? Скучно же. Здесь, естественно, необходимо также массовое воспитание разносторонних и развитых личностей. При этом работа не обязательно должна привести к определенному результату. Это дело сугубо личное. Но об этом ниже.

Но кроме работы, еще будет служба. Служба – это определенный труд, который является общественно необходимым (списки общественно необходимых работ будут составляться органами управления). Каждый человек будет обязан выполнять минимум службы. Думаю, этот минимум будет составлять, самое большее, 20 часов в неделю.

Служба отличается от работы тем, что она по определению общественно полезна.  Например, работа на производстве – однозначно общественно полезна (но заметим, что производство в этом мире уже будет требовать, может быть, 3-5% занятого населения, аналогично тому, как это произошло в развитых странах с сельским хозяйством).  Большинство работ в сфере человек-человек – от педагогов и врачей до каких-нибудь тренеров – общественно полезны. И так далее, и тому подобное, список можно продолжить самостоятельно.
Получив общее образование, молодой человек в первую очередь обязан выбрать место службы.

(вы скажете – но ведь нет никаких по сути механизмов принуждения. А если кто-то не захочет?! Здесь та же ситуация как в прошлом посте с Пончиком. Ну не захочет – и не захочет. Вероятно, следствие будет то, что такой гражданин не сможет участвовать в общественном самоуправлении, избирать и избираться в Советы, ведь и Советы будут формироваться по месту службы. Следствием будет изоляция такого гражданина от общества,  неприязнь – все служат, а ты живешь за чужой счет. В общем, он либо быстро поймет, что сам себе злобный буратино, либо... просто так и будет жить странным и отдельным от всех. Либо ему объяснит коллектив по месту жительства, ведь люди в принципе не будут жить так изолированно, как сейчас).

Причем молодой человек определяет, какое место в его жизни будет занимать работа, а какое – служба. Может быть, он ничего другого не хочет, как только делать фильмы о животных, но эти фильмы делают многие, и они не являются по определению службой. В таком случае выбирается какой-то достаточно простой вид службы, с обучением 1-2 года – каким-нибудь техником на энергостанции или помощником по уходу в больнице.  И потом молчел 20 часов в неделю занимается этой службой, а остальное время посвящает любимым занятиям. Поскольку быт автоматизирован и не занимает особого времени, здоровьем тоже не нужно заниматься по 2-3 часа в день (это тоже можно оптимизировать и автоматизировать, уже сейчас есть методы тренировки мышц, в несколько раз ускоряющие процесс) – то времени остается целая прорва.

А может быть, молчел, например, врач по призванию. Тогда он сначала учится 5-8 лет, причем эта учеба, конечно, не 20 часов в неделю, а больше. Потом, например, делает практику,опять же не по 20, а по 30-40 часов. То есть никакой работой, кроме службы, он не занят, в свободное время отдыхает. Наконец он получает диплом и дальше может решать  - работать врачом только 20 часов в неделю или больше.

20 часов – конечно, цифра условная. Я думаю, что можно «отработать», например, службу за 5 дней, а потом 20 дней отдыхать от нее. Со временем этот обязательный минимум может еще сократиться, до 15 часов и менее.
Можно ли заниматься службой больше, чем положено? Да сколько угодно, и многие именно это и будут делать – те, у кого служба совпадает с призванием. Более того,  «карьера», избрание в совет,наделение какой-то властью будет зависеть именно от степени полезности данной личности, от того, сколько времени и сил она уделяет службе. Это справедливо: если человек готов отдавать себя другим (даже если ему это тоже в кайф) – то он заслуживает и того, чтобы его голос в обществе был услышан.

Здесь возникает вопрос: но ведь и виды службы бывают разные. Все захотят, например, лететь в Космос (а это будет служба), но никто не захочет заниматься, пусть автоматизированной, чисткой канализации.
Во-первых, непопулярные виды службы будут рекламироваться, те, кто их исполняет – считаться молодцами и героями.
Во-вторых, задача инженеров и ученых – сделать такую службу приемлемой и не тяжелой, чтобы ее выполняли те, у кого служба в жизни не главное.
В-третьих, возможны какие-то особые награды или сокращение минимума по времени в случае таких служб.
В общем, это задача, которую можно будет без труда решить на месте.

Теперь о работе. Работа, как уже сказано – это любая активность. Пошел дайвингом позаниматься – вот уже и работа. Книжку почитал – тоже оно. Такой уж грани между работой и отдыхом даже и не будет, потому что – а что такое отдых? Разве что только спать, есть и плевать в потолок. Но служба не будет выматывать, вообще жить будет не тяжело, и со здоровьем/настроением у людей все будет в порядке. Поэтому я думаю, что работой могут быть и серьезные занятия искусством и даже наука (те отрасли, необходимость которых для общества не очевидна, и поэтому службой они не являются).
То есть в свободное от службы время человек может играть в театре, в оркестре (и я даже не скажу «в самодеятельном», вообще грань между «самодеятельным» и «профессиональным» будет сильно размыта из-за роста мастерства «самодеятельности». Хотя какие-то виды искусства – как балет – останутся профессиональными и будут считаться службой). Или заниматься, скажем, теоретической физикой. И даже рассматривать себя в первую очередь как музыканта/физика, а службой заниматься по необходимости.

Надо учитывать, что благодаря возросшим возможностям образования и воспитания, огромное количество людей сможет на профессиональном уровне  исполнять музыку, профессионально рисовать, грамотно писать.
Для всего этого будут выделяться средства и ресурсы. Например, группа ученых может подать заявку на строительство какого-нибудь синхрофазотрона, просто ради удовлетворения их научного любопытства. Или на выделение заповедника. Или на посылку экспедиции на Альфа Центавру. И это будет сделано, по возможности совет потратит эти средства, причем не требуя взамен никакого результата.

Но да,эти ученые какое-то время должны будут сортировать овощи на базе дежурить на какой-нибудь станции, чинить киберов, то есть служить обществу.
Понятно, что в результате чисто добровольной, «ради интереса» работы будет получаться множество шлака, абсолютно никому не нужного или нужного минимально, но в этом шлаке возникнут жемчужины такой ясности и блеска, каких трудно добиться с помощью организованных спланированных структур. Кто-то напишет гениальную картину или роман. Кто-то сделает эпохальное открытие...

И вот если уже человек с помощью свой работы добился выдающихся результатов, то он может быть освобожден от несения службы – то есть его работа может быть признана службой.
Например, в области искусства все равно будут какие-то рейтинги, определения лучших, и искусство этих лучших –десятков из миллионов – вполне может быть признано службой. И не надо мне опять начинать рассказывать про «тяжкую долю музыкантов», которые «восемь часов в день занимаются». Во-первых, тогда не будет необходимости, благодаря научным достижениям в области нейрофизиологии, заниматься 8 часов в день. Во-вторых, масса знаменитых музыкантов ХХ века по 12 часов в день бухала и ширялась, и это не помешало им быть знаменитыми. В-третьих, если человек искусство любит, то кто мешает ему в дни службы дополнительно к 4 часам несложной и непыльной работы 8 часов еще позаниматься любимым делом? Ведь это,заметим, хобби. Никто не будет заниматься хобби с таким напряжением? Ну так может, и не надо тогда? Хотя люди еще и не с таким напряжением занимаются хобби, если честно.

Еще раз: то искусство и та наука, которые совершенно точно необходимы обществу, будут признаны службой, и те, кто ими занимается – будут считаться на службе, и от них не будет требоваться ничего другого.

А вот там, где есть сомнения в результате, и сам результат не так жизненно важен – там это останется в области работы. Которую поддерживают окружающие, выделяют ресурсы, работающего все уважают – но это работа, а не служба.

Кстати, и работой тоже никто не будет заставлять заниматься. На самом деле после службы вполне можно лежать и плевать в потолок. Только скучно.

Вот как-то так я это себе представляю.
Tags: будущее-плюс, коммунизм, психология
Subscribe
promo blau_kraehe december 15, 2015 18:46 1
Buy for 10 tokens
можно за 10 жетонов
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 617 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →