blau_kraehe (blau_kraehe) wrote,
blau_kraehe
blau_kraehe

Звездолет "Союз". История четвертая. В поисках цели. Глава седьмая

предыдущая глава

Глава 7. Мир романтиков.

Ухуру на первый взгляд подтверждала худшие опасения – спутникового пояса она была совершенно лишена. Даже на Калимантане хоть какие-то космические аппараты сохранились. Этот же мир казался девственно чистым.

Прекрасная планета раскинулась внизу. Не было необходимости таиться, и космонавты с удовольствием наблюдали и снимали с орбиты великолепные природные пейзажи, прореженные развалинами редких городов СТК и новыми поселениями.

На Ухуру было девять материков, четыре из которых скорее напоминали крупные острова. С самого начала природа этого мира была довольно бедной, но не слишком отличалась от земной, и за несколько веков колонисты терраформировали здешние леса и саванны, местных форм жизни осталось не так уж и много.

Ю предложил сразу опуститься в малонаселенной части крупного материка, у океана, чтобы пополнить запасы воды. Но остальные воспротивились.

- Надо собрать информацию! – говорила Лотта, - когда нам еще удастся изучить этот мир. Понять, что там произошло после вторжения ксалийцев.

А вторжение было – ведь некогда и Ухуру окружали многоэтажные орбитальные кольца, в небе плотными потоками шли флаеры, эфир звенел разноголосием, музыкой, позывными. На островах, горах, в степях, среди лесов раскинулись светлые высокие города.

Сейчас эфир был почти пуст.

- Теле- и радиовещание сохранилось лишь в двух местностях, - сообщил Антуан после анализа, - на одном из крупных островов, похоже, это единое государство. И на побережье материка, который раньше носил название Ндото, что означает «Мечта».

Государств на планете явно было много. Десятки, если не сотни. От крупных империй, вроде упомянутой островной, до совсем маленьких, включающих несколько городков и деревень.

- Давайте послушаем, - предложил Кэс.

- Это Ндото, - Антуан включил вещание, - речь на суахили, хотя это какой-то диалект. Я включаю синхронный перевод.

- Мы не допустим порабощения нашего свободного народа гнусными восточниками! – говорила чернокожая девушка в изящном длинном синем платье, - уже десятилетия они запрещают нам говорить на своем языке! Наш народ должен обратиться к северным братьям и принять их ценности свободы, братства и демократии!

- А вас не смущают, что северные братья принадлежат к белой расе? – спрашивала ее другая женщина, постарше, - и в государстве Лус люди черной расы в основном заняты на низкооплачиваемых работах? И относятся к ним соответственно.

Девушка вспыхнула и заговорила дрожащим голосом.

- Вы что, хотите сказать, что восточники относятся к нам хорошо? Да мы для них ничтожества! Они запрещают нам говорить на своем языке!

- Но ведь вы сейчас говорите на нем!

- Все равно! Они считают, что это неполноценный язык! А северян вы просто не понимаете! Вы не способны постичь их благородство, культуру, возвышенную натуру! И кстати, мы, западники, вовсе не такие уж черные. То есть мы черные по расе, но не забывайте, что мы, в отличие от восточников, ведем свою родословную из земной Америки, где наши предки окультурились и приобрели черты подлинно цивилизованных людей.

- Это спорный вопрос, о родословной! – прервала ее собеседница, - ведь в СТК все народы перемешались.

- Вот именно! И эти восточники тянут нас назад в СТК! – обрадовалась девушка, - по сути, у них так с тех пор ничего и не изменилось! Они так и остались безразличными и жестокими к культурам других народов! Подумайте, какой ужас творился при СТК! Сколько самобытных языков и культур вымерло! На нашей планете говорили почти исключительно на суахили, а ведь когда-то в странах древней Африки существовали десятки разных языков! Да и суахили-то уже вымирал, его вытеснял этот ужасный линкос! Разве кто-то заботился о том, чтобы дети в школах изучали свой родной язык!

- Тут вы, конечно, правы, - мягко сказала женщина, - ситуация в СТК была ужасной.

Кадры сменились, на экране возникла небольшая деревня, вернее – ее развалины. Кое-где ярко горели соломенные крыши, повсюду поднимались черные дымы. На заднем плане куда-то торопилась темнокожая, бедно одетая женщина с узлом за спиной и младенцем в подвязке, за ней семенили еще двое плачущих детей. На экран выдвинулся крупный мужчина с автоматом, в военной форме.

- Наша Армия Освобождения за последние сутки продвинулась вперед, - бодро заговорил голос телеведущей, - очищена от восточников еще одна деревня. Мбаса, что вы можете нам сказать по этому поводу?

- Потери у нас небольшие, всего три человека, - заговорил внушительно военный, - восточников удалось выбить. Они, понимаете ли, утверждают, что это их территория. Жизнь нормализуется. Конечно, приходится заниматься зачисткой, много недовольных, с рабской психологией, готовых продаться восточникам за похлебку. Куда, козел?! – вдруг заорал мужчина, срывая с плеча автомат и исчезая из кадра. За кадром послышалась очередь.

- Выключи, Ант, - попросил Кэс, - кажется, с ними все ясно.

- Разборки на национальной почве, - буркнула Светлана, - видела я таких. У нас в горах вот тоже... – взгляд ее затуманился.

- Давайте посмотрим телевидение с того острова, - предложила Чин.

- Пожалуйста. Язык немецкий, надо же, - с некоторым удивлением сказал Ант, - включаю трансляцию с синхронным переводом.

На экране возникла широкая площадь, заполненная красивым строем марширующих солдат. Загремел бравурный марш.

Здания вокруг площади были увешаны странными гигантскими полотнищами – алого цвета, но с большим белым кругом посередине, в котором красовался древнеиндийский символ плодородия, свастика.

Солдаты были одеты в изящную черную форму, все как один принадлежали к белой расе, и вообще казались совершенно одинаковыми – точеные лица, высокий рост, бессмысленный застывший взгляд. На балконах вокруг площади и на тротуарах толпилось множество женщин с детьми. Все женщины были белые, все одеты в длинные изящные платья, и очень радостны – они махали солдатам платочками, кидали на брусчатку цветы.

- О Вселенная, это-то что такое?! – потрясенно выговорила Чин, - вроде театра какого...

- Кажется, я знаю,   - произнес Ю, - это относится к древней истории Земли, второй или третий... нет, третий век до Космической Эры. История Первого Союза. Там было какое-то государство с похожей культурой, и кажется, именно оно начало Вторую Мировую войну. Кстати, именно немецкоязычное, если не ошибаюсь.

- Совершенно верно, - подтвердил Антуан, - так называемый Третий Рейх под предводительством некоего Адольфа Гитлера с его партией по сокращению НСДАП, впоследствии их было принято называть фашистами, хотя исторически это не совсем верно. Существовали по летосчислению Христианской Эры с 1933 по 1945 год, уничтожили исключительно по национальному признаку десятки миллионов людей. Ряд национальностей был объявлен недостойными существования, другие – неполноценными. Также уничтожили около двухсот тысяч инвалидов и около миллиона противников режима. Жертвами Второй Мировой войны стали более пятидесяти миллионов человек. Третий Рейх был разгромлен силами нескольких стран, но главным образом Первого Союза, то есть первой на Земле социалистической страны.

Все молчали, подавленные масштабом цифр. Наконец Кэс сказал.

- Ант, покажи еще – что у них здесь-то творится?

- Это самая промышленно развитая страна на Ухуру, - Антуан исчез и показал вместо себя гигантские здания цехов, ангары с выстроенными в ряд остроносыми истребителями, оцепленные колючей проволокой, как у бриггов, заводы. Рабочие были здесь почему-то исключительно чернокожими, и охрана была значительно мощнее, чем на заводе Прохорова.

- Расизм тут у них, - заметила Чин.

- И судя по всему, они тоже готовят войну, - добавила Вета, - хотя подготовка еще в начальной стадии. Они не торопятся.

- Показывают сегодняшнее интервью с вождем, - вставил Ант, - хотите посмотреть?

На экране возник суровый узколицый мужчина в мундире, отделанном золотом, с теми же свастиками на воротнике. Рядом с ним – молоденькая блондинка с записывающим устройством. Она пропищала:

- Мой фюрер, в Кедонии опять вышел пасквиль против нас, они снова проводят исторические параллели и намекают, что следование этой линии приведет нас к тому же концу, что и некогда Третий Рейх на Земле. Конечно, наша молодежь не читает подобных опусов, но вдруг это смутит интеллектуалов, владеющих суахили?

Мужчина приосанился.

- Я полагаю, что те, кто читает кедонскую прессу, должен отправиться и жить туда же. Но можно ответить на гнусный поклеп и по существу. Да, мы пользуемся идеалами Третьего Рейха. Однако тогда арийцами управлял бесноватый и, кстати, нечистокровный фюрер, некий Гитлер. Он был бездарным стратегом и дипломатом, вынужден был в итоге вести войну на два фронта, они убили огромное количество людей, что совершенно бессмысленно и недостойно настоящего немца. К сожалению, Гитлера не удалось убрать, хотя истинные патриоты делали много таких попыток. Но все это было сотни лет назад! Мы, настоящие националисты, сделаем все иначе. Наша родина процветает и счастлива! Мы разумны и стремимся всего лишь к благу собственного народа! И мы не уничтожаем людей и не изолируем их, за исключением, конечно, прямых предателей и врагов, как и преступников. Мы ликвидируем и изолируем от общества только негров! Разумеется, в Кедонии этим недовольны, ведь там негры захватили все, и в результате все они живут как полуобезьяны. У нас этого не будет!

- Благодарю вас за интервью, герр Штауффенберг! – поклонилась блондинка. Чин махнула рукой.

- Выключи ради разума! Ну и дерьмо же...

Под звездолетом расстилалась голубая гладь океана.

- Словом, от этого острова лучше держаться подальше, - подытожил Кэс, - хоть среди нас и нет чернокожих.

- Еще неизвестно, как они относятся к Чужим, - буркнула Ка.

- Давайте смотреть дальше, - предложила Лотта.

Четыре часа звездолет кружил вокруг Ухуру, изучая разнообразные, многочисленные государства планеты. Некоторые из них обладали телевидением или компьютерной сетью, другие технологически были отброшены еще дальше назад, в таких случаях приходилось делать выводы по визуальным наблюдениям.

На Ухуру существовало множество разных религий, как правило, очень воинственных и прозелитических. Велись крестовые походы, во многих местах планеты бушевали религиозные войны. Кто-то возродил древнее христианство в разных вариациях, кто-то – ислам или буддизм, и еще были совершенно новые, незнакомые культы.

В одном из государств на площадях регулярно сжигали еретиков. В другом – забрасывали камнями неверных жен.

Но не только религиями была богата Ухуру. Немецкий остров не был исключением – на планете было полно пламенных националистов, причем некоторые народы раньше на Земле никогда и не существовали. В пяти местах бушевали войны «за национальную независимость» или просто во славу какой-нибудь великой державы. Скифы сражались с варягами, монголы – с британцами (и те, и другие в основном принадлежали к черной расе). Ухурийцы сражались самозабвенно – к небу поднимался дым горящих деревень, герои с чеканными лицами кидались в схватку, женщины с плачем провожали их на бой.

Была обнаружена страна, где женщины были поголовно в рабском состоянии. Их продавали, покупали, регулярно били и насиловали, словом, относились как к скоту. Но потом, к удовольствию Светланы, в горах нашлось племя воинственных амазонок, где порабощенными были уже мужчины – впрочем, мужчинам было не так уж плохо, их почти не заставляли работать, хорошо кормили и использовали разве что как племенных жеребцов, да и то отнюдь не против воли.

- Это, конечно, цинично, - высказалась Чин, - но вся планета – это цирк какой-то. Жалко людей, да. Но увлекательно!

На планете существовало около ста различных языков и диалектов, большинство из них Антуан не понимал – они возникли лишь в последние десятилетия. Но за право говорить на этих языках ухурийцы ожесточенно сражались друг с другом и усердно отдавали жизни!

Однако «Союз» искал всего лишь тихое, спокойное место, где можно запастись водой для охлаждения, пусть и океанской, да кстати, и подзарядить гравитационные катушки от поля планеты.

Наконец Антуан предложил опуститься на длинном полуострове материка Ндото расположенном в умеренном климате. Полуостров был малонаселенным, ни машин, ни заводов, ни телевидения здесь не наблюдалось. После короткого совещания Кэс повел звездолет под стелс-полем на посадку.

- Какая здесь красота! – Чин взбежала на холм и блестящими глазами вгляделась в синюю даль океана. Звездолет замер в ложбинке, прихотливо вскинув серебряные крылья. Слева от него начиналась скальная гряда, справа приветливо шумела сосновая роща.

- Да, хорошо, - согласилась Светлана, - но ты поосторожней, подруга! Не отходи далеко.

Группа разведчиков – к ней принадлежали также Ю, Максим и Ка – подтянулась к женщинам. Оружие на всякий случай прихватили – мало ли что придет в голову местным жителям. Светлана оглядела небольшой отряд.

- Напоминаю: подходим к деревне, пытаемся установить контакт, - произнесла она, - стрелять только в крайнем случае. Если будут вести себя агрессивно – уходим.

В молчании разведчики двинулись вперед. Все успели слегка соскучиться по синему планетарному небу, по зелени и ощущению пружинящей под ногами тропинки. Чин с интересом разглядывала растения – большая часть флоры была ей незнакома, а значит – местная; разве что сосны явно происходили с Земли. Видимо, здешняя природа оказалась легко совместимой с земной.

Звездолет опустился неподалеку от поселка местных жителей, расположенного в лесу. Следовало нанести им визит и попытаться установить контакт.

Через два часа ходьбы Светлана вдруг замерла и подала рукой знак «стоять». Все застыли, вслушиваясь.

Над головой Светланы что-то свистнуло, и с громким чпоком стрела вонзилась в ствол дерева за ее спиной.

Женщина подняла руки.

- Мы пришли с миром! – громко сказала она на линкосе, - не стреляйте!

В кустах послышалось бормотание. Затем высокий мужской голос крикнул что-то непонятное, вроде «хуаю».

- Кажется, это английский язык, - заметил Максим. Разведчики переглянулись – этого языка никто не знал. Ю стал копаться в трансляторе, подвешенном на шею.

- Вроде английский, - пробормотал он, и транслятор выдал длинную фразу его голосом. Ю повторял, что пришельцы явились с миром и просят помощи.

Разведчики поспешно перенастраивали собственные трансляторы. Из кустов донеслись спорящие голоса, затем на тропинку выбрался местный житель, недоверчиво глядящий на пришельцев.

Местный житель принадлежал к белой расе, был белокурым, стройным, даже хрупким, с аристократичеки изящным лицом. Одет был туземец в кожаную куртку и брюки с бахромой в швах, длинные спутанные светлые волосы перехвачены хайратником.

Из копны волос с обеих сторон торчали уши туземца.

Уши были длинные, торчащие и заостренные на концах.

Tags: сериал Союз
Subscribe
promo blau_kraehe декабрь 15, 2015 18:46 1
Buy for 10 tokens
можно за 10 жетонов
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments