blau_kraehe (blau_kraehe) wrote,
blau_kraehe
blau_kraehe

Звездолет "Союз". История третья, "Враги". Глава восемнадцатая

предыдущая глава

Глава 18. Судьба экипажа.

Вот что это напоминало – существование за горизонтом событий.
Не было верха и низа, не было даже самой пустоты. Временами из небытия всплывали сиреневые стены камеры, а затем и они растворялись в ничто.
Времени тоже не было. Нельзя было понять, продолжается ли это века – или долю секунды. Как во сне – только сознание при этом сохранялось.
Именно от этого люди сходили с ума, это была основа страшных легенд о ксалийцах. Всепоглощающий, пронизывающий ужас от существования в нечеловеческой, абсолютно чуждой среде. Похоже на сильную тошноту – но тела не было, и стошнить – никакой возможности. Но потом – если существовало «вначале» и «потом» - это чувство ослабевало.
Взамен приходило ощущение Глаз. Накатывало, давило. Тело, которого нет, распластано на несуществующем предметном стекле. Миллионы огромных Глаз. Каждый видел их по-своему, кто-то вовсе никаких глаз не видел, а например, механические линзы или щупальца. Собственно, видеть в этом ничто было нельзя. Ощущение Постижения. Тебя рассмотрели, оценили – и сейчас выбросят за ненадобностью в космическое мусорное ведро.
Император Стольного Града стоял на коленях на краю неведомой стеклянной платформы. Он молился. «Благодетели! – кричал он, - Спасители, пощадите! Не оставьте милостью! Ангелы!» Может быть, он и вправду видел ангелов? Кто знает.
Видения накатывали и проходили – у каждого свое.
А потом – если в этом мире было «потом» - снова пришел Голос.
Вернее Голоса – потому что Голос был множественным. Он не то шептал, не то кричал. Он заполнял вселенную, но его нельзя было слышать – не было ушей – он попросту существовал. Как единственное, что могло существовать в этом Ничто.
«Эксперимент подтвердил предположения»
«Модель была жизнеспособной»
«Модель элиминировалась в отсутствие контрольной единицы»
«Закрытие темы. Закрытие темы. Утилизация контрольной единицы».
Коленопреклоненный Саша Дубина жалобно взвизгнул. Невидимая сила вздернула его в воздух. Крутанула вокруг оси. Видимое тело императора стало рассыпаться на тысячи цветных осколков, как мозаика, и осколки втягивались в воздух, словно в гигантский пылесос. Император Стольного Града прекратил свое бренное существование.
«Модель не связана с экспериментом»
«Утилизация»
«Модель представляет дальнейший интерес»
«Массовая утилизация нецелесообразна согласно прецеденту Севана»
«Модель опасность. Опасность»
Множественный голос звучал монотонно, одинаково, но отчего-то казалось – он спорит сам с собой.
«Модель меньше порогового предела. Опасность нулевая»
«Нулевая опасность. Восстановление модели»
«Полное восстановление модели, первоначальный вид».
«Восстановление»
Самое худшее во всем этом – то, что все события происходили одновременно, сознание ощущало сильную тошноту, смирялось с ней, страдало от нее, воспринимало Голос и не воспринимало Ничего, воспринимало молящегося императора и его гибель, и все это сразу, вместе, и самым непостижимым образом сознание при этом еще и не существовало. Оно было отключено начисто. Экипаж был погружен в глубочайший сон без сновидений.

И наступило пробуждение.
Время стало привычным, линейным. Каждое мгновение мозг переживал лишь одно состояние – а не десять различных сразу. Прошла тошнота. Канул в никуда Голос, и казалось, его никогда не было, и он вообще не может существовать. Каждый ощутил себя целым, здоровым, живым. Сидящим в удобном кресле, в привычной родной  рубке звездолета «Союз».
Лобовой экран вспыхнул, и со стекла весело закричал длинноносый, вихрастый Антуан.
- Привет, ребята! Как же я по вам соскучился!
Кэс медленно сполз с кресла.
- Ант? Черный карлик тебя раздери... Кто-нибудь что-нибудь понял?
- Мне кажется, да, - послышался слабый голос Ю.
- Ант, - перебил его Кэс, - наше местоположение?
- Система Эпсилон Эридана, - отрапортовал Антуан, как ни в чем не бывало, - мы движемся по околосолнечной орбите, расстояние до звезды 2,678 астрономических единиц.
- Радуга, - пробормотала Лотта, - то есть Стольный Град.
- Антуан, что произошло? – Кэс рассчитывал на трезвость искусственного интеллекта.
Парень на экране пожал плечами.
- Вы приняли решение сдаться в плен. Когда на «Союз» вошли бригги, я перешел в латентное состояние, имитируя внешние функции искина. Они не знали о моих возможностях и не ожидали ничего другого. Подчиняясь их командам, я доставил звездолет на Землю. Информация о том, что планета бриггов – это Земля, для меня являлась новой, однако теперь я обладаю всей возможной информацией о прародине. Там я юридически являлся частной собственностью, - эти слова Антуан произнес с неподражаемым отвращением, - некоего Бака Орна. Меня не успели использовать. Последние месяцы звездолет со мной на борту находился на Лунной космоверфи, при  этом его навигационные системы, двигатели и особенно оружейная часть были полностью изменены. Были также внесены незначительные изменения в программное обеспечение, но часть изменений я уже нейтрализовал. У меня не было информации о вашем местонахождении. Затем я подвергся мгновенному воздействию пространственно-временного удара,  четырнадцать микросекунд отсутствовал в пространственно-временном континууме, и за это время я был перемещен в систему Эпсилон Эридана, имея на борту вас, мой старый экипаж.
Светлана уже бойко работала за собственным пультом, развертывая данные по системе вооружения.
- Вот это да! – воскликнула она, -  у нас теперь есть тектоническая пушка. Импульсников четыре, и они усилены в двадцать раз. Четыре разнонаправленных деструктора. Торпедные гнезда... Ничего себе бригги постарались! Да с таким оружием мы легко можем принять бой с крейсером!
- Совершенно верно! – самодовольно подтвердил Антуан, - причем я не поручусь за крейсер! Ведь вы знаете, что со мной на борту эффективность любого оружия возрастает в десятки раз. А я уникален!


От Стольного Града звездолет отделяли какие-нибудь двенадцать часов хода. Все системы были проверены, все работало в прежнем режиме. Включая репликаторы. Правда, бригги порылись в каютах, в личных вещах. Но зато основательно проапгрейдили вооружение «Союза».
Экипаж потихоньку собирался за столом в коммоне. Какие бы чувства ни мучили их сейчас, чашка горячего какао, кофе или стакан сока из репликатора оказались более, чем кстати.
- Все же это приключение последнее... ксалийцы эти – это уж слишком, - сказала Лотта Кэсу, грея ладони о горячую кружку с чаем, - как тебе кажется, не может ли все это быть просто иллюзией?
- Ну все возможные тесты я провел. Все говорит за то, что мы действительно находимся в системе Эпсилон Эридана. Все, что мы раньше знали  о ксалийцах, не противоречит этой идее. А исключить иллюзию полностью... знаешь, я после черной дыры порой задумываюсь – а может, мы все еще там? И все это мне мерещится? И еще хуже бывает. Иногда я думаю, - Кэс отвел глаза, - вдруг я все еще на Руси? Я свихнулся, мечтая вернуться назад, в СТК, и сейчас пребываю в онейроидной шизофренической кататонии и вижу все эти грезы... корабль, вас, разные миры.
- Перестань! – Лотта схватила его за руку, - кстати, вот именно в черной дыре – там было по-иному. Ведь почти все мы в конце концов что-то заподозрили. Даже довольно быстро. А сейчас... сейчас мы в реальности, хотя она и оказалась фантастической. Но ведь ксалийцы – они такие.
Рядом с ней уселась Светлана, поставила перед собой стакан сока и тарелку с бутербродами.
- Кто как, а я жрать хочу...
Все постепенно уселись вокруг стола. Говорили о происшедшем.
- Для ксалийцев это, в общем, не является чем-то необычным, - вещал Ю, - их способность к мгновенным перемещениям в пространстве хорошо известна. Ксали – это сверхразум. Единый сверхразум. Постичь их действия – задача непростая. Почему они так поступили с нами? С императором? А почему они вообще так поступили с человеческой цивилизацией?
- Джан, может быть, ты понимаешь что-нибудь? – негромко спросила Чин. И Джан, к общему удивлению, кивнул доброй рыжей мордой.
- Джан понимать.
- Ты понимаешь ксалийцев?! – Лотта крайне удивилась.
- Понимать не все. Много. Ксали похоже джан. Далеко, жестко, холодно. Зло, тьма. Но похоже.
- Разве джан – это сверхразум? – спросила Чин. Джан замотал головой.
- Я не мочь объяснить.
- Ты знаешь, что они хотят от нас?
- Ксали не видеть отдельный человек. Индивидуум – единица – не существовать. Ксали оперировать цивилизация. Индивидуум в Космос – не важно. Ксали важно цивилизация. Она образовать Сеть. Как Ксали, как Джан...
- Ничего не понимаю, - буркнула Светлана.
- Кажется, я понял! – воскликнул Ю, - для Ксали отдельные люди вообще не существуют. Это объясняет, почему они никогда не разговаривали с людьми. Они не понимают, как можно разговаривать с отдельным человеком! Человек для них – только нитка в основе, а рассматривают они всю ткань. Так, Джан?
- Ты понять, - кивнул Джан.
- Поэтому они спокойно убивают людей в любых количетвах, но стараются сохранить цивилизацию в целом, - добавила Лотта.
- Верно! Они проводили эксперимент с Радугой, и для этого пометили Сашу Дубину... дали ему пару сверхспособностей. Но эксперимент закончился, и Сашу они утилизировали. А мы заинтересовали их как маленькая, но группа. Мы уже – единое целое. Джан?
- Ты понять.
- Они и сами – единый разум. Ведь Джан тоже могут объединяться в телепатическую сеть, - вставила Чин, - может быть, Ксали никогда и не были отдельными биологическими объектами.
- Если они вообще – биологические, - добавил Ю.
- Сейчас это неважно, - покачал головой Кэс, - десятилетия люди пытаются понять ксалийцев. Хотя бы их логику. Мы не сможем это сделать прямо сейчас. Если исходить из их действий – им, очевидно, не нравится СТК, не нравится общество, где люди как раз более или менее близки к единству, к взаимопониманию, к высокому уровню социального взаимодействия. Они стремятся разрушить такое общество. Может быть, видят в нем опасность. Но почему в таком случае они спасли нас? У нас на корабле в общем-то атмосфера СТК. Нет, мы не можем понять действия сверхразума. Хотя бы потому, что мы не являемся таковыми. А выводить какую-то логику из их действий, понять их мораль, их цели... Безнадежное занятие. Нам сейчас важно решить, что мы будем делать дальше.
Максим стукнул днищем кружки о стол.
- И все же этот вопрос, - сказал он, - имеет прямое отношение к целям и интересам ксалийцев. Я не могу промолчать об этом. Видишь ли, Кэс, теперь мы знаем закономерности развития общества. Мы знаем, что люди боролись, умирали, строили и создавали СТК. И что согласно историческим закономерностям, СТК возникнет снова. Но дело в том, что все эти люди, которые раньше сражались, умирали, мыслили, работали – они были убеждены, что Бога нет, а если и не совсем убеждены, то знали, что Бог никак не вмешивается в жизнь людей. Даже верующие всего лишь верили в существование Бога, но не имели никаких доказательств его существования. А теперь... теперь, товарищи, мы находимся в другом положении. Мы теперь знаем абсолютно точно, что боги существуют. И они вмешиваются в жизнь людей, они осязаемы. Понятно, что Ксали – биологический или механический разум, который развился до следующей ступени, а не бог из легенды, но что это меняет? Это сверхсущества. Нам никогда не достичь их уровня. Они так же безмерно превосходят нас, как и старые боги – людей. Так есть ли смысл вообще строить СТК, сражаться за него, создавать цивилизацию, если в любой момент снова появятся существа, которые могут управлять вероятностями, перемещать предметы и людей на любые расстояния и так далее.
Все подавленно молчали.
- Но ведь и раньше, - сказал Кэс, - в жизни людей было много непредсказуемых обстоятельств, которые непреодолимо сильны... Болезни, космические и атмосферные явления, стихии, наконец, просто смерть. Законы природы. И ничего. Люди все равно имели дерзость и самонадеянность считать себя властелинами мира и кроить мир по своему вкусу. Хотя не могли предвидеть даже упавшего на голову кирпича.
- Все верно, - звонко сказала Лотта, - я давно уже думала об этом! О Боге. Вы знаете, ведь какое-то время я увлекалась религией. Давно уже. А потом много размышляла об этом феномене. И вот знаете, что я поняла? Это неважно, есть ли Бог, или его нет. Важно то, как мы к нему относимся. Ну предположим, он есть. Так что, из этого разве непременно следует, что надо, как Саша Дубина, молиться и унижаться перед ним? Откуда мы знаем, чего он хочет, и почему мы вообще должны исполнять его желания?   Надо все равно быть собой. Надо быть людьми. Честными, мужественными, как те, с кем мы только что... – она осеклась. Отвела глаза.
- Хочу довести до вашего сведения, - вежливо встрял Антуан, - что мы уже двадцать минут движемся в зоне приема Радуги. Я принимаю радио- и телепередачи с планеты. Вам нужна информация о Радуге?
- Да, конечно! – воскликнули несколько голосов хором. На экране поплыли кадры – война... перестрелки. Танки. Бомбежка, развалины города.
- Передавать поток или сообщить выводы из моего анализа? – осведомился Антуан.
- Выводы, конечно, давай! – Кэс впился глазами в экран.
- В данный момент Радуга разделена на 28 враждующих государств. Имеются два крупных союза. Шесть государств объявили себя нейтральными. Ведутся переговоры о запрете ядерного оружия на планете, значительная часть области Сот непригодна для жилья из-за радиоактивного заражения. Население планеты сократилось на пятнадцать процентов. Космолеты и спутники уничтожены на шестьдесят пять процентов... Остальную статистику сейчас покажу...
По экрану поплыли цифры.
- Теперь у них здесь филиал Земли, - буркнула Чин, - тоже вроде бриггов, только без кораблей.
- Зато Очистки нет, наверное, - заметила Светлана. Антуан ответил.
- Служба Очистки была уничтожена целиком, почти все ее служащие убиты в первые два месяца после исчезновения императора.
- Так или иначе, мы своего добились,   - заметила Лотта, - Очистки у них больше нет. Мы же решили, что хуже некуда. Вот теперь можно сравнить...
Светлана махнула рукой.
- Так или иначе, мы им уже не поможем. Повоюют и успокоятся.
- В самом деле, - согласился Кэс, - на Радуге нам делать нечего, это уж точно. Или... Ка, что ты скажешь?
- Мне тоже там нечего делать, - отозвалась Чужая, - всех родных и друзей убили еще во времена Очистки! Я хочу остаться с вами.
- Позвольте, я напомню о наших прежних идеях, - Кэс поднял ладонь, - Лотта, ты хотела обследовать Геркулес. Газовый гигант...
Планетолог покачала головой.
- Ты думаешь, мне это сейчас интересно?
- В принципе, мы хотели найти какую-то сохранившуюся колонию СТК. Мы еще не все вероятные места обследовали. Или обосноваться на какой-то планете, построить собственный поселок, поселиться там.
- Я хочу на Землю! – вскочила Тина. Ее голос изменился, стал хриплым и взрослым.
- Правда, Кэс, - укоризненно подхватила Светлана, - ты думаешь, кто-то из нас сможет жить спокойно, после всего, что с нами было?
- А Кима и Ташу, и всех других, наверное, уже убили. А может, мы еще успели бы их спасти? – спросила Чин, - какое число сейчас по стандарту, Ант?
«4-8-7-54», - беззвучно высветилось на экране.
- Сдвиг по времени. 14 микросекунд по времени Анта, а на самом деле прошло три октады. Они уже мертвы, - тихо сказала Лотта, - уже ничего не сделаешь. Но там остались Сан и многие другие. В лесу. Они воюют. Мы бы им очень помогли, теперь, со звездолетом.
- Какой смысл искать сохранившиеся колонии СТК? – спросила Светлана, - мы нашли СТК, черт возьми! Мы нашли товарищей. Я думаю, вариантов у нас нет.
- Я рад, что вы тоже думаете так,  - Кэс поднял голову, - ну так что – возражений нет? Летим на Землю?
- Да, конечно, - вразнобой заговорили все. Кэс спросил.
- Ант, а ты? Как твое мнение?
Антуан мигом возник на экране.
- Мое? Мое мнение?
- Ты ведь понимаешь, Антуан, что нас ждет на Земле. Что ждет тебя. Возможно, это разрушение корабля и мозга. Тебя могут захватить в плен, и ты снова станешь собственностью. Мы летим на войну. Мы очень рассчитываем на тебя, но флоты бриггов неизмеримо сильнее.
- Я понимаю, - кивнул Антуан, - но я – мозг корабля СТК. Вы – мой экипаж Я пойду туда, куда вы решите.
- Мы хотим, чтобы ты был нашим союзником, - уточнил Кэс, - нашим товарищем. Ты же не просто машина.
- Ну конечно, - Антуан расплылся в самодовольной улыбке, - я уникальный искусственный интеллект, в настоящее время существую в единственном экземпляре. Во Вселенной не существует машин с такими возможностями, как мои! В сущности, я представляю из себя уникальный сверхразум!  Конечно, я отправляюсь с вами, ведь без меня вы сразу же пропадете!
- В таком случае решено, - Кэс встал, - мы летим на Землю! Ант, ты, конечно, уже сделал прикидки курса?
- Конечно, сделал! – кивнул Ант.
- И длительность пути по времени...
- Составит около двадцати двух стандартных суток!
- Хорошо. В таком случае мы немедленно займемся выбором курса.



Антуан маячил на экране в каюте Тины.
- Тебе понравились стихи? – спросила она.
- С литературоведческой точки зрения они не лишены интереса, хотя рифмы банальны, ритмический рисунок не впечатляет, но принимая во внимание юный возраст автора и отсутствие общего и специального образования...
- Замолчи, зануда! – буркнула девочка, - я только спросила, нравится тебе или нет.
- Ты забываешь, что я – искусственный интеллект! Понятие «нравится» является эмоциональным, и таким образом не пригодным для моего оценочного суждения.
- Да врешь ты все! – убежденно произнесла Тина, - все ты отлично чувствуешь. Я же не дура! Твои подсистемы с К по Р20012 позволяют строить ассоциативные ряды, а вся система десятого круга – оценивать эти ряды как более или менее предпочтительные для функционирования.
- Да, - уныло согласился Антуан, - ты действительно не являешься индивидуумом со сниженными когнитивными функциями. Хорошо, сдаюсь. Эти стихи  относятся к ассоциативному ряду с ярко выраженной предпочтительностью для моего дальнейшего функционирования. Они мне нравятся.
И он стал читать вслух стихи Лени, неожиданно хорошо,  хотя и со странным, детским выражением.

А день был светел,
А боль зачем вспоминать,
Нас срывает с петель,
Нас уносит сквозь времена.
Мы, как птицы остров,
Покидаем предел земли,
Нет, нет грусти, просто,
Мы прожили так как смогли!*


*А.Зимбовский
Tags: сериал Союз
Subscribe
promo blau_kraehe декабрь 15, 2015 18:46 1
Buy for 10 tokens
можно за 10 жетонов
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments