blau_kraehe (blau_kraehe) wrote,
blau_kraehe
blau_kraehe

Categories:

Звездолет "Союз". История третья, "Враги". Глава шестнадцатая

предыдущая глава

Глава 16. Война.

Светлана устроилась в кабинете главного инженера – тот вовремя ушел с захваченного предприятия. Здесь был старенький терминал с монитором, но Светлана склонилась над аккуратно вычерченной бумажной схемой. Расставленные на заводе посты и отряды обороны на карте изображались алыми кружками-наклейками, позиции противника – темно-синими. Россыпи синих кружков облепили завод со всех сторон, их было много – ни малейшей надежды. Светлана постукивала по схеме карандашом. Рядом с ней сидели Таша и Ким, члены ведущего коллектива забастовочного комитета. Рабочие избрали ту же схему руководства, что была принята всюду в СТК – никакого единого председателя или вождя, но ВК, ведущий коллектив из трех человек. И двое из них сидели рядом со Светланой.
Главное сейчас решалось здесь, в этом небольшом, щегольски обставленном кабинете.
Светлана подвинула к границе завода кружок более темного оттенка.
- То есть опасность сейчас только в спецназе?
- В общем да, - кивнул Ким.
Таша, высокая худая работница лет пятидесяти, покачала головой.
- Надо учесть все варианты.
- Вариантов нет, - Светлана покачала головой, - если план А не сработал, территорию надо сдавать. Они перебьют всех. Даже если не станут бомбить – перебьют в любом случае. Но ведь план А должен сработать? Ким? Что-то не так?
Ким пожал плечами.
- Можешь считать это дурными предчувствиями. Уже два часа нет связи с Кракеном.
Светлана подумала.
- Значит, надо выслать кого-то на разведку. На контакт.
- Это уж очень рискованно для гонца, - покачала головой Таша. Светлана коротко блеснула на нее взглядом.
- А что здесь не рискованно? Ким, организуешь?
- Да, - представитель ведущего коллектива поднялся. Шагнул к двери. Внезапно монитор на столе вспыхнул. Светлана впилась глазами в плывущие строчки.
- Штурм! – она вскочила, - я на третий пост! Ким, займись разведкой прямо сейчас.


Светлана предполагала, что если спецназ будет атаковать завод, то с северного крыла, где располагался цех окончательной сборки – это здание вплотную примыкало к забору, не надо преодолевать пустое пространство, да и с местности заходить на штурм там легче. Она бы именно так и поступила, и поэтому посадила самый надежный отряд обороны , состоящий из бору, на крышу, и три разместила в самом цеху.
Но случился худший вариант – хотя тоже продуманный – бойцы Прохорова начали штурм сразу с трех точек. И пока на северном крыле шла ожесточенная бойня, три десятка спецназовцев взорвали стену у сырьевых складов, и через пролом ворвались глубоко на территорию завода...
Их пытались задержать, но бойцы убивали мгновенно, за ними тянулся след из простреленных, разорванных взрывами, разрезанных тел. Спецназ прошел через заслоны, как нож режет масло  - мгновенно, безжалостно. Бойцы нырнули в топливный цех, единственная возможность пройти дальше, и в этот миг Ю в инженерном бюро отдал с клавиатуры команду. Открылись вентили труб, и дейтерий, используемый в маневровых двигателях, бесшумно и незаметно для спецназовцев стал наполнять помещение. Бойцы Прохорова почти миновали цех, когда Ю решил, что воздух в цеху должен был уже превратиться в гремучую воздухо-водородную смесь, и сквозь отверстие в крышу влетела зажигательная ракета...
Мощный грохот потряс завод. По всей Югре в домах задрожали и вылетели стекла, орали дети, мычала скотина, общий вопль оглохших, обезумевших от ужаса людей сотряс небеса не хуже взрыва. Над остовом разрушенного цеха взлетели языки черного пламени, в соседних цехах проломило крыши и стены. Три десятка спецназовцев превратились в пепел, никто из рабочих от взрыва не пострадал – все отошли заранее, но жертв прорыва у стен все равно осталось немало. Тем временем удалось справиться и с другими подразделениями спецназа, у северного крыла с солдатами вступил в бой маленький отряд бору и справился блестяще, только вот трех Чужих разорвало на части гранатами, и еще две бору были ранены.
Максим был загружен работой по горло, в медпункте появилось много добровольных помощников. Никогда Максим не думал, что придется применять навыки, выученные когда-то теоретически – никогда не собирался быть военным врачом. Теперь он проходил по коридору, где вдоль стены на самодельных носилках были уложены раненые, и быстро указывал, кого нести в операционную, кого – в больничный зал. Он проходил мимо тех, спасение которых заняло бы несколько часов, заталкивая внутрь мысль, что теперь они неизбежно погибнут. К счастью, не только медсестры, но и многие добровольные помощники умели временно останавливать кровотечения и вколоть обезболивающее из шприц-тюбика. Легкораненных Максим оставлял помощникам – наскоро перевязать и отправить на койки и в кресла, ждать, пока врач освободится для них. Лишь некоторых он велел нести в операционную, но когда подошел к залу, его встретила там целая вереница носилок со стонущими и спящими под наркотиком окровавленными людьми. Максим стиснул зубы и шагнул к стерилизатору – мыться и надевать операционный костюм. Опытная пожилая сестра-ассистентк надела ему стерильные перчатки, заглянула в глаза.
- Мы справимся, - твердо сказала она, - не волнуйтесь. Все будет нормально!


Тем временем Леня и Тина передвигались короткими перебежками по улицам Югры, в сторону, откуда несло запахами железа, грохотом и лязгом – где скопились БТР-ы и прочая техника армейской бригады Прохорова.
Здесь и в обычное-то мирное время приходилось ходить осмотрительно, а теперь они выглядывали из какого-нибудь очередного укрытия, выжидали, потом Леня махал рукой, и ребята быстро неслись через улицу до следующего безопасного места. Овчарка Лени, Буян, бежал за хозяином. Непричастные к боям жители Югры либо попрятались, либо ушли подальше из района, но периодически на улицах кто-то стрелял, шли непонятные разборки.
- В общем так, -  говорил Леня, прислонясь к бревенчатой стене сарая, - нам надо связаться с Кракеном. Если меня убьют, пароль ты уже  знаешь. Связаться и передать потом нашим информацию. Ну или хотя бы с Буяном записку... Это самое главное, ты поняла?
- Я поняла, но может, ты лучше скажешь, что это за Кракен вообще?
- Ну это наш человек там... там в армии у нас тоже есть ячейка. Тоже Сетка. И вот Кракен, он этим всем руководил. Ты думаешь, почему мы забастовку начали? Это же безнадежно совсем раньше было. Но армейцы - они тоже должны нас поддержать. Тоже забастовку объявят. И самолетные техники, все одновременно. Самолетов пока не было, так что, может, с техниками получилось. А про бригаду – с ними нет связи по радио, а знать надо точно. Если армейцы нас не поддержат, перебьют же всех на хрен. Тогда надо уходить с завода, и все. Понимаешь?
- Да. А если поддержат...
- Тогда мы победим. Пошли! – Леня метнулся через улицу.
Солдаты остановили их недалеко от реки. Человек десять, не больше.
- А ну стой, куда идешь! – армеец сбросил автомат с плеча, - к стене, оба!
Леня и Тина с перепуганным видом бросились к стене. Армейцы окружили их. Прохоров снабжал свою армию неплохо – солдаты были одеты в камуфляжный хэбэ хорошего качества, под куртками топорщились бронежилеты.
- Куда идем, детки? – поинтересовался солдат. Леня зашмыгал носом.
- Да мы... у нас папка ушел с утра куда-то, и нету... мы к тетке хотели пойти, она за мостом живет.
- Что-то на брата с сестрой вы не тянете, - заметил другой солдат, - ишь, гляди, какая девка чернявая!
- Так она неродная мне! – поспешно вскрикнул Леня тонким голосом, - прибилась к нам, мамка с папкой и вырастили... Дяденьки, отпустите, а?
Буян с отсутствующим видом обнюхивал рядом забор, будто бродячая собака. Однако карий глаз неотрывно следил за ситуацией. Леня добавил.
- Боженька, он за всем следит, все видит! Отпустите, а, дяденьки?
Тина вздрогнула. Фраза про «боженьку» была паролем – странно, но среди обитателей трущоб была распространена поверхностная, видно от  отчаяния возникшая слепая религиозность. Фраза не вызывала подозрений, но если среди солдат есть член Сетки, он опознает их.
- Да отпустите, правда, чего, - молодой белобрысый парень опустил оружие, - дети же, видно, что ни при чем. Делать вам нечего, что ли...
- Обыскать! – приказал, видно, старшина группы. Буян поднял уши и внимательно присмотрелся к происходящему, однако не двинулся с места, пока Леню и Тину тщательно обшаривали.
- Ничего нет, - доложил солдат, показал кусок хлеба, вытащенный из кармана Лени, - вот, жратва только...
- Да верни детям жратву, сукин сын, - буркнул старшина, - ладно, идите.
Тина облегченно вздохнула. Схватилась за руку Лени, будто в самом деле младшая его сестренка.
Белобрысый солдатик догнал их на углу.
- Бог не фраер, - сказал он вторую часть пароля. Леня остановился, глянул солдату в глаза.
- Ну что?
- Слышь, плохо все. Кракен погиб. Двадцать три человека из наших взяли. Поддержки не будет. Я хотел передать, да не мог связаться. Вы ж связные?
- Да, - Леня кивнул, - мы передадим, не сомневайся. А что с самолетами?
- Там не знаю, ничего сказать не могу. Но рассчитывать бы не стал. Двадцать три человека, многие знали про Сетку среди авиатехников, все промолчать не смогут.
Тина поспешно царапала записку на пластиковом листе. Леня свистнул, подзывая собаку. Заложил записку в двуслойный ошейник.
- Спасибо, - сказал он солдату и кивнул Тине, - пошли обратно теперь.


- Может, армейцы сами? Без Сетки? Ну не могут же они... понимают же, как все плохо! Может, откажутся стрелять? – спросила Тина. Леня покачал головой.
- Рассчитывать на это нельзя. Понимаешь, армейцы, они... им лучше, чем рабочим. А рабочим лучше, чем тем, кто за оградой. Все так устроено здесь. Каждый хочет сохранить свое место. Нельзя рассчитывать. Перебьют они всех на фиг. Надо уходить теперь с завода, не получилось. Хотя все равно ведь неплохо -  хоть убытки Прохорову нанесли. И мы такой вариант уже рассматривали – если уйдем, то сознательная часть рабочих может образовать партизанский отряд постоянный.
- Тоже хорошо, - кивнула Тина.
- Видишь? Надежда всегда есть. Мы все продумали.
- А что, будем в лесу жить, партизанить, - размечталась девочка, - у нас Ка знаешь какая – она охотится как индеец! Мы ведь уже в лесу жили, и ничего.
Леня улыбнулся.
- Главное с завода чтобы все ушли невредимыми.
Впереди раздался знакомый сухой треск. Ребята метнулись за остов здания. Переждали пальбу.
- Что там? – прошептала Тина. Леня осторожно выглянул.
- Ничего... так, разборки, кажись. Подождем пару минут.
- Может, Буяну сказать, чтобы он на завод уже шел?
- Успеется. Его тоже убить могут, пусть уж с нами, я хоть послежу за ним. Давай посидим?
Они присели на бревнышко у стены. Тина протянула ладонь – осеннее солнце пролилось в нее теплым потоком. Погода на удивление хорошая выдалась сегодня.
Буян улегся рядом, настороженно подняв уши.
Леня положил свою руку на протянутую ладонь Тины. Девочка засмеялась беззвучно. Повернулась к нему.
- У тебя рука теплая, - сказала она, - теплее, чем солнце.
- Это со страху, наверное, - признался Леня.
- Я тоже боюсь, - кивнула Тина, - я даже не думала, что может быть так страшно.
Их лица вдруг оказались совсем близко. Леня нагнулся и неумело поцеловал Тину в уголок губ. Девочка вздрогнула. Но тут вскочил и глухо зарычал Буян, и ребята мигом оказались на ногах. За углом послышался лязг и грохот.
- Едут, кажись, - Леня выглянул, - блин, перегородили всю улицу!
Тина провела рукой по щеке, где сохранялся странный и волнующий след прикосновения губ.
- Блин, я даже не знаю, может, по Смирновой пройти можно, а может, и нет! Давай так, я сейчас тут посмотрю, если можно – свистну тебе. А если не получится, пойдем по Смирновой в обход.
- Так давай вместе!
- Нет, рискованно! – отрезал Леня, - сиди здесь тихо!
И выдвинулся один на середину улицы, перегороженной БТР-ом. Буян осторожно крался вдоль стены за хозяином.
Леня надеялся, что улицу не специально перекрыли, возможно, для местных жителей оставили проход. Но неподалеку от боевой машины мальчика окружили несколько солдат.
- Стой, куда прешь?
- А че, нельзя? – расстроился Леня, - я думал, тут можно...
- Ты дебил, что ли? – спросил солдат, кажется, кавказского происхождения, с окладистой темной бородкой. Бороды в армии Прохоров носить разрешал, - военное положение в городе! Точно дебил!
- Дяденьки, отпустите! – жалобно попросил Леня, - у меня папка ушел куда-то, ну я и думал, может, к дядь Косте...
Эта компания состояла из молодых парней и, видимо, скучала.
- Да ладно, - кряжистый парень похлопал Леню по плечу, - пошли посидишь с нами. Мы тебе даже водочки нальем, нальем, да, ребя?
- Че, охерел ты, что ли, Паша, ребенка спаивать?
- Да какой он ребенок? Ему уже служить пора! Давайте его к нам в казарму возьмем, полы мыть...
- Половое воспитание! – солдаты загоготали, посыпались еще более мерзкие скабрезности. Леня бросил на них отчаянный взгляд.
- Отпустите! – попросил он, - мне идти надо... я туда не пойду, я обратно... Боженька, он все видит!
Агентов Сетки в бригаде было много. Леня пустил кодовую фразу в расчете на то, что в компании окажется кто-то из своих и уговорит отпустить его. Это оказалось ошибкой.
- Боженька, говоришь? – насторожился кряжистый и цепко взял его за плечо, - братва, все слышали? А ну, дерьмо, руки назад!
Леня отскочил в сторону.
- Ориентировку же дали, - объяснял кряжистый остальным, - вы что, не слышали, дебилы? Держи его.
Двое бросились на Леню, мальчик поднырнул, перекатился по земле и крикнул.
- Буян! – и тотчас серая молниеносная тень мелькнула над ним. Пес рванул зубами солдата, отскочил, рванул снова, но очередь, пущенная из автомата кавказца, прошила собаку, пес рухнул по инерции на кряжистого солдата, хлестнула струя ярко-алой собачьей крови. Леня уже мчался вдоль разрушенного здания – вперед по улице, не назад, подальше от Тины, увести от нее солдат, увести подозрения... еще немного, и он ушел бы, но сразу две очереди прошили тягучий, теплый воздух.
Леню подбросило вверх, так, что невольно раскинулись руки. Запрокинулась светлая голова. Еще секунда – и он рухнул на землю, словно обнимая ее. Кавказец бочком пробежал вдоль стены, нагнулся, произвел контрольный выстрел...
Тина неподвижно стояла за углом здания, закусив костяшки пальцев и не замечая, что из-под зубов течет кровь. Она видела все.
Она стояла еще несколько секунд. А потом тенью метнулась прочь, на улицу Смирновой, где, может быть, оставался еще свободный проход к заводу.


Тина была настолько не похожа на себя, что Светлана даже сейчас сомневалась, дочь ли близкой подруги стоит перед ней. Белая до прозрачности, с мокрым от пота ежиком волос, с огромными, мрачно горящими сухими глазами.
- Надо уходить, - сказала девочка, - Кракен погиб. Они взяли двадцать три человека, возможно, теперь уже больше. Поддержки армии не будет. Надо уходить. Так нам сказали.
- Хорошо, - кивнула Светлана, - ты молодец. Все хорошо сделала. А что с Леней?
- Он, - начала Тина и замолчала.
- Он погиб? Или в плену? Погиб?
- Да, - ответила Тина и опрометью бросилась вон из комнаты.
Светлана повернулась к членам ВК.
- Товарищи, вы слышали. Действуем по плану дельта. Выводите всех! Оставаться здесь и вести оборону – слишком рискованно!
 
Tags: сериал Союз
Subscribe
promo blau_kraehe december 15, 2015 18:46 1
Buy for 10 tokens
можно за 10 жетонов
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments