blau_kraehe (blau_kraehe) wrote,
blau_kraehe
blau_kraehe

Звездолет "Союз". История третья, "Враги". Глава одиннадцатая

предыдущая глава


Глава одиннадцатая. Тюмень.

Российская местность обманула ожидания – здесь не было густых лесов. Более того, как и Европа, Среднерусская возвышенность по большей части была сожжена, в прогалинах облачного слоя виднелись гигантские безжизненные поля, покрытые серым пеплом. Видимо, и радиоактивность была высокой – на земле бриггов часто бушевали локальные войны. Несмотря на отсутствие государств, банды и мелкие империи нередко сражались друг с другом, все это напоминало Радугу до прихода туда Императора.
Кэс миновал Уральские горы и стал забирать к северу. Здесь еще сохранились остатки некогда девственной тайги. В период глобального потепления в конце Христианской эры природа Сибири сильно изменилась, лишь в немногих районах сохранилась вечная мерзлота. И все же Сибирь не успели даже в период СТК застроить полностью, а бригги и вовсе ее забросили – их было не так уж много.
Через шесть часов полета – учитывая маневры и бой с истребителями – Кэс посадил флаер в тайге, поблизости от населенного пункта средней величины.
Хорошо было бы остаться в уютном салоне, хорошо – но опасно. Флаер могут найти. Поэтому, худо-бедно замаскировав машину сосновыми ветками и отметив место на ручном комме Светланы, небольшой отряд двинулся в сторону города.


Они долго плутали по лесу – следовало обезопасить себя от поисковых отрядов, если Бак Орн начнет их преследовать. Заночевали на берегу небольшой речки, воздвигнув наподобие шатра прочную эластопленку, взятую с борта флаера. Пленка была нужна не только для тепла, но и для защиты от комаров и мошки, которых здесь было видимо-невидимо. С утра перекусили сухпайком, женский отряд еще в Париже запасся кое-каким провиантом.
- Что будем делать, товарищи? – спросил Кэс. Саша Дубина сидел поодаль от остальных, угрюмо жуя сухарь. Уже никому не хотелось убивать это жалкое создание – к нему как-то привыкли. Да и Саша не стремился уйти от группы. Он, видимо, осознал, что жизнь на Земле немногим отличается от его молодости на Радуге, и что одному прокормиться и защитить себя будет сложнее.
- Пойдем в город, - высказалась Светлана, - тотального контроля здесь нет. Орну сложно будет нас найти. Придумаем легенду, на работу устроимся.
- А почему мы не можем пожить в лесу? – разочарованно спросила Тина. Она, как видно, уже предвкушала увлекательную робинзонаду – тем более, что и небольшой комп-планшет на солнечной батарее прихватила с собой с флаера.
- Мы не прокормимся в лесу, - ответила ей Чин.
- Почему же? – густым голосом возразила Ка, - здесь много дичи. Я легко могу прокормить вас всех даже без оружия.
Все молчали. Правда заключалась в том, что в лесу жить не хотелось. Стать робинзонами, охотиться, заниматься только выживанием – а какой смысл?
- Думаю, лагерь можно разбить в лесу, - предложила Лотта, - и оттуда уже идти на разведку в город.

К полудню подходящее место для лагеря было найдено. Из эластопленки и обточенных колышков соорудили палатку на дне оврага. Максим немедленно смастерил удочки и вместе с Тиной отправился в реке, в надежде что-нибудь поймать. Ка бесшумно скрылась в чаще, прихватив, впрочем, деструктор. Джан и Чин отправились исследовать местную флору.
А на разведку в пригородный поселок отправились Кэс и Светлана. Ю все еще плохо чувствовал себя после истязаний и голода на Аукционе. Лотта вызвалась следить за лагерем и бывшим императором.
Здания в поселке были, видимо, построены еще при СТК – так же, впрочем, как на большинстве планет. Изящные разноцветные блоки, кубы, изогнутые плоскости, переходы-арки. Но вокруг зданий все выглядело бедно и запущенно, гемопластовое покрытие потрескалось, из трещин лезла трава, всюду шныряли бездомные кошки, бурно разрослись кустарник и сорняки. На лугу, некогда бывшем спортплощадкой или сквером, мирно паслась чья-то пятнистая корова.
Людей не было видно.
Проведя по браслету пальцем, Светлана развернула комм до голографического крупного прямоугольника. Космонавты склонились над картой.
- Идем к площади? – предложил Кэс. В этот миг неподалеку послышался сухой треск. Светлана рванула Кэса вниз и пригнулась сама, так они перебежали к обочине,  готовые нырнуть в кустарник. Выстрелы загрохотали снова, послышался чей-то вопль, звон стекла, снова крики – а потом все стихло.
- Весело тут у них, - заметила Светлана. Они двинулись к главной площади. Отсюда была видна собственно Тюмень – видимо, войны бриггов не затронули город. Легкие, изящные городские башни вздымались к облакам, пробивая легкий туман.
Площадь также была пуста, с одной стороны дома зияли пустыми оконными просветами, стены были обожжены, с другой здания казались целее, но и там явно никто не жил. Лишь одно здание на площади, кряжистый серый куб, с прочно зарешеченными окнами на всех этажах, с пуленепробиваемыми козырьками, выглядело обитаемым.
Но инстинкт подсказывал разведчикам, что идти туда не стоит.
- Смотри! – Кэс кивнул в проулок, заметив там движение. Светлана пригляделась. Вдоль стены осторожно пробиралась женщина, обычная тетка средних лет, тощее тело затянуто в блеклое платье. Женщина прижимала к груди сверток. Светлана подала знак пальцами «идем к ней», и разведчики двинулись вперед.
Из соседнего здания вновь раздался дробный треск. Женщина замерла, вжавшись в стену. Из подъезда выскочили трое крутых парней в куртках, отливающих металлическим блеском, в рогатых шлемах. Кэс и Вета увидели, как парни окружили женщину, загоготали, один выхватил у нее сверток, двое других прижали к стене и кажется, начали задирать на женщине платье.
Светлана подала знак Кэсу и стремительно кинулась в атаку.
Один из бандитов неожиданно для себя полетел на землю, получив удар под коленные чашечки, второго Светлана схватила за шейные позвонки и нагнула, тем временем Кэс ударил третьего в живот, но отбил руку о метализированную ткань, однако ответить бандит не успел – железные пальцы Веты вонзились ему в кадык. Парень захрипел и повалился на землю. Первый бандит меж тем поспешно улепетывал, пригибаясь.
Женщина, подхватив сверток и разодранный подол, уже сверкала пятками в конце улицы.
Вета и Кэс переглянулись.
- Мне кажется, лучше уйти, - заметил капитан. Вета согласно кивнула. Наверняка бандиты явятся сейчас со стволами, а надо ли устраивать перестрелку? Разведчики быстро покинули переулок.


- И что, совсем ничего? – поинтересовался Максим. Костер уютно потрескивал, бросая искры в звездное небо. Экипаж тесно уселся вокруг огня, поедая печеное мясо – Ка удалось добыть двух куропаток и зайца. Саша сидел у ручья, угрюмо обгладывая заячью ногу.
- Ничего, - вздохнул Кэс, - в поселке живут люди. Но это или банды, или жалкие кучки женщин и детей, которые пытаются выжить. Еще мы видели обжитые частные домики с серьезными оградами, видимо, их хорошо охраняют. Но их мало. И большой лагерь – я не знаю, что это такое, но похоже на тюрьму, обнесенный глухим забором с колючкой. Там явно много народу, но заглянуть не удалось, везде охрана.
- Закон пяти С, - саркастически прокомментировала Лотта, - свобода, стихия и самостоятельность!
- Может, в центре города получше? – предположила Чин.
- Что-то сомневаюсь, - возразила Светлана, - разве что в центре банды побольше и боссы покруче, вроде нашего Бака.
- Угощайтесь, мы с Джаном вот насобирали, - Чин начала предлагать всем землянику и костянику на широких кленовых листах; когда-то здесь были немыслимы клены, но в теперешнем теплом климате лес был такой же, как некогда в средней полосе.
- Тяжело женщинам здесь, - высказался Максим, аккуратно поедая ягоды, - даже если у них детей нет, даже если они крутые, как наша Вета. Все равно придется прибиться к мужской банде, а это значит – сексуально обслуживать. Тьфу...
- Какие вы странные, - прогудела Ка, - не устаю удивляться вам, людям.
Все посмотрели на нее. Кэс кивнул и улыбнулся. На Руси было мало бору, но он знал эту расу в молодости.
- Это удивительно звучит. Бору сказали бы: тяжело мужчинам, - пояснила Ка, - боруаль тяжело. Бору – женщина, боруаль – мужчина. Мне было очень тяжело думать, что наши мужчины в плену! Ведь долг бору – защищать боруалей!
Она опустила голову и добавила глухо.
- Я не защитила своего партнера. Не спасла.
В этих словах Ка звучало глубокое горе. Чин положила руку ей на панцирное твердое плечо.
- Ты не могла этого сделать. Ты не могла сражаться одна против государственной машины.
Ка бросила взгляд исподлобья в сторону императора, однако не двинулась с места.
- Ну-ка, ну-ка, - заинтересовался Максим, - а почему? Ведь у бору почти не выражен половой диморфизм, так?
- Нет, наши самцы несколько меньше, изящнее, и у них уязвимый панцирный покров, особенно в области половых органов, - пояснила Ка, - но дело не в этом! Сама наша психология различна. Когда-то самки – наши предки, собираясь стаями, охотились на черных драконов, а самцы в это время ухаживали за детьми, украшали пещеры и собирали ягоды и коренья. С тех пор каждая юная бору – сгусток энергии и любознательности, а маленькие боруаль спокойны, послушны и любят возиться с домашними зверьками. Это обусловлено гормонально – ведь эстрогены вызывают прилив сил и творческий подъем, а тестостерон – истеричность, агрессивность и постоянные нецикличные смены настроения! Традиционно наши юные девушки получают военное воспитание – потом они могут стать учеными
 или творцами, но это воспитание необходимо, чтобы обуздать инстинкты и придать духу твердость. Сейчас, разумеется, это иногда проходят и мальчики, но лично я считаю, что все-таки мальчику это не подходит. Это не мужское дело – драться, наносить увечья, убивать. Как же он тогда будет ласкать свою жену? Ухаживать за детьми? Это калечит психику боруаля.
Люди ошеломленно молчали.
- Но как это может быть? – спросила Чин, - ведь рожают у вас тоже самки. И кормят...
Ка махнула лапой.
- Мы рожаем один, раньше – два-три раза в жизни. У нас бывает от четырех до восьми детей за один раз. Раньше мать действительно первый год жизни проводила с младенцами, пока ее защищали другие бору. Не боруали же станут ее защищать, правда? Но сейчас мы не заморачиваемся кормлением – с утра нацедила молока на сутки и пошла. Бору по природе своей не может быть нежным родителем, ей интересно возиться с детьми, когда они уже подросли, играть, учить. А вот отец выкармливает детей молоком из бутылочки, нежно прижимая их к себе, и между отцом и детьми формируется особая связь... если это хороший отец, конечно.
Она помолчала и горестно добавила.
- Мы с Жжа-Нга хотели завести детей в следующем году. Уйти в горы, построить надежное убежище... Он так стремился к этому, так радовался, когда я согласилась родить.
Все сочувственно помолчали.
- Ни фига себе дела, - буркнула Чин, - получается, у вас дискриминация мужчин!
Ка повернула к ней крупную голову.
- Конечно, нет! – с возмущением произнесла она, - у нас цивилизованное общество! Раньше действительно бывало всякое. Мужчин насиловали, у них ведь эти места очень чувствительные, это ужасно! Женам даже официально позволялось бить мужей, если те не так себя вели. Мужей продавали и покупали. Некоторые бору заводили себе целые гаремы. И конечно, боруалям не было разрешено учиться! Считалось, что они глупые и думают только о семье. Но сейчас у нас нет никакой дискриминации, мужчины могут овладеть любой профессией, даже летают в космос!
Ка недовольно фыркнула и широко передернула плечами.
- Извини, я не хотела тебя обидеть, - Чин коснулась ее руки, - но это так звучит! Разное воспитание мальчиков и девочек...
- Можно подумать, на Руси это не так, - буркнула Светлана, - только наоборот.
- У наших мужчин есть все права, - заявила бору, - я бы даже сказала, порой слишком много прав, больше даже, чем у бору. Но большинство самцов бору хотят оставаться самцами – нежными, чуткими, внимательными, создавать в доме уют, ласково заботиться о детях и самке. Самец, конечно, может сделать карьеру или научиться боевым искусствам, но это снизит его мужественность, ему труднее будет найти пару, а без партнерши и детей самец будет несчастным! Это в их природе! Они иначе не могут и не хотят!
- М-да, - пробормотал Максим. Он выглядел озадаченным. Внезапно Ка резко развернулась и вскочила на ноги, за ней последовали Светлана и Кэс. Ка подняла руку, призывая к молчанию.
В ночной тишине послышался шорох, треск веток. Вета и Кэс, державшие при себе оружие, шагнули вперед, вскинув стволы.
- Не стреляйте! – послышался из темноты хриплый мальчишеский голос, - я один тут!
Мальчик, как и все в городке, говорил по-русски.
Над оврагом показался силуэт крупной служебной собаки. Вслед за ней, вцепившись в поводок, появился мальчик лет пятнадцати на вид.
- Спускайся сюда! – скомандовала Вета, - оружие на землю!
- Я проверю наверху, - Ка метнулась по склону.
- Осторожно! – крикнул Кэс ей вслед. Но Ка была права – неизвестно еще, правда ли мальчик один. Парнишка спустился, сдерживая пса, собака тяжело дышала и махала пушистым хвостом из стороны в сторону. Мальчишка был невысокий, светловолосый, худой. Ничего особенного, словом.
- Тихо, Буян, свои! – мальчик потрепал овчарку по холке. Пес сел, парнишка вытащил из-за ремня пистолет и бросил на землю.
- Вот. Это я на всякий случай, у нас без оружия не ходят.
- Ты искал нас? – спросил Кэс. Парень кивнул.
- Буян выследил вас. В городе есть еще следовые собаки, вам следы сбивать надо, когда ходите.
- А зачем ты нас искал? – спросила Тина, высунувшись из-под руки Светланы и с любопытством сверкая черными глазами на пришельца. Тот с интересом посмотрел на нее.

- В городе рассказывают про вас всякое. Что двое ходили, крутые такие. Никто не знает, откуда. Я и подумал, может, стоит вас разыскать, посмотреть. Я незаметно вообще-то хотел подойти.
- Ты гремел на весь лес, - сообщила Светлана, - ладно, садись к костру. Пукалка у тебя несерьезная, можешь забрать. Есть будешь?
Tags: сериал Союз
Subscribe
Buy for 20 tokens
Недавно я случайно прочитал, что социологи не то ВЦИОМ, не то ФОМ, не то ещё какого-то там ОМ, установили, что в последние годы жители российской глубинки стали терпимее относиться к москвичам, а те — добрее к «понаехали тут». Произошло это потому, говорит нам великое ОМ, что народ якобы понял:…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments