blau_kraehe (blau_kraehe) wrote,
blau_kraehe
blau_kraehe

Звездолет "Союз". История третья. Враги. Глава седьмая

предыдущая глава

Глава 7. Тайна Радуги.

Экипаж собрался в коммоне, и Антуан вывел на экран трехмерное изображение императора. Сам герой видеосъемки в данный момент отсыпался в медотсеке, заботливо погруженный в искусственный сон и на всякий случай еще зафиксированный. Мощное орудие убийства – импульсник, встроенный, как выяснилось, в лучевую кость на предплечье – ему удалили.
Беседу с ним проводили Кэс, Максим и Светлана – последняя обладала некоторым опытом и образованием по части допросов. Предварительно Кэс отвел «Союз» в систему соседнего газового гиганта. Как сообщил Антуан, эту планету, в полтора раза крупнее Ленина, при СТК называли Гулливером. Вокруг него вращались двадцать шесть разнокалиберных планеток. Хотя слабый спутниковый пояс Стольного Града и не представлял никакой опасности для Союза, Кэс решил перестраховаться и увести корабль подальше. У Гулливера военные силы Империи никак уже не могли бы разыскать самодержца.
Лотта все время проводила в обсерватории, тайком от Максима принимая стимулятор, чтобы не спать. Какой тут сон, когда ей еще удастся исследовать любимый тип планет так подробно! И сейчас Лотта в коммон не пришла, однако слушала запись допроса императора прямо из обсерватории, заодно настраивая аппаратуру и наблюдая за турбуленциями в атмосфере Гулливера.


Максим составил что-то вроде сыворотки правды, но предупредил, что вряд ли действие будет надежным.
Однако введенный наркотик подействовал неожиданно быстро. Император, раздетый до белья и пристегнутый ремнями к креслу, захныкал как дитя.
Впрочем он и до наркотика не проявлял особенной храбрости.
- Спокойно! – произнесла Светлана, - будешь хорошо себя вести, сохраним жизнь.
- Уж пожалуйста! – просительно сказал император, - я умирать не хочу!
- Твое настоящее имя? – спросила Светлана.
- Александр Федорович Дубина, - с готовностью ответил самодержец. Его бородка вызывающе и жалко торчала вперед.
- Когда и где ты родился?
- В Синегорье, город Благостный, в 681м.
Кэс и Светлана переглянулись. Версия о том, что император родился еще при СТК и был генетически изменен, не работала. На Радуге ксалийцы побывали на 30 лет раньше, чем на Руси, но даже на Руси осталось почему-то очень мало долгожителей.
После регресса, организованного ксалийцами, на всех планетах были утрачены технологии продления жизни.
- Кто твои родители?
- Мой батюшка, - подобострастно отвечал император, - торговал снадобьями. Матушка помогала ему в аптеке.
- Где ты учился? – Светлана кидала вопросы быстро, не давая опомниться.
- С вашего позволения, у нас не было школ. Батюшка учил меня чтению и письму. А опосля меня зарекрутировали в дружину Черноротого. Это бандит был, - торопливо пояснил император, - а прозвали так из-за бороды и потому, что ругаться был горазд по-черному. Матушку с батюшкой дружина в расход пустила, они меня отпускать не хотели.
- Что ты делал в дружине?
- Что прикажут, то делал. Десять с гаком лет проволынился у Черноротого. Не подумайте, я не изверг какой, я там все больше по снадобьям был, в аптеке же наловчился, да сам главный заставлял меня прислуживать. Меня даже драться не учили, сказали, не годен.
Светлана сделала знак Максиму, и они оба вышли. За дверями девушка тихо спросила.
- Ты уверен, что он говорит правду?
Максим хмыкнул.
- Пойми, лекарство всего лишь расслабляет, убирает волю... которой, судя по всему, и так было немного! Никакого избирательного действия нет. Нельзя заставить человека врать!
- Я не могу поверить! – Светлана покачала головой, - мне кажется, он сочиняет. Ну не может, извини, такое дерьмецо быть Императором Галактики  с маниакальной жаждой власти!
Вернувшись, она взглянула на Кэса, который молча ее дожидался, и продолжила допрос.
- Как ты оказался у власти?
Император беспомощно всхлипнул.
- Не знаю...
- Наведенная личность, - прошептал Кэс, - может быть, это наведенная?
- Я не был у власти! – почти истерично завыл император, - у какой власти! Сашка я! Дубина! Вы что, не знаете?
- Что такое наведенная личность? – спросила Светлана.
- Ксалийская технология, - ответил Антуан, - при допросе человек забывает все, что знал и либо возвращается в прошлое в определеный возраст... либо вообще принимает чужую личину, но это сложнее, там ее еще программировать надо.
- Ксалийская, - пробормотал Кэс.
Светлана задала еще целый ряд вопросов. Саша Дубина охотно рассказывал о своем детстве и юности, о семье, об отношениях в огромной мафиозной банде Черноротого. Следовало из этого, что Саша с детства был мелким пакостником, иногда за пакостность его били, но чаще он выкручивался, участвуя в травле неугодных. Стрелял птичек из рогатки, вешал кошек, щупал девчонок с компанией, иногда отец порол его ремнем («За дело» - с гордостью передавал император).  В компанию Саша всегда хорошо вписывался, но лидером не был. Прирожденная шестерка. Умел, по-видимому, прислуживать. Так же хорошо он устроился и в банде. Гибель родителей совершенно не вызвала в нем жажды мести, да похоже, и горя. Черноротый для смеха женил его на бессловесной давалке Катьке, и на этой уродливой в общем-то девчонке он отыгрывался, как мог. Ощущал себя с ней властелином, но в то же время чувствовал неполноценность оттого, что чуть более красивые и популярные девушки его презирали.
Когда началась большая межклановая разборка – война, Саша опять сумел найти удобное место при штабе Черноротого, Катька к тому времени родила троих детей, но выжил один только сын.
А вот дальше ничего из Саши выжать не удавалось. Светлана расспрашивала его и так, и сяк, пробовала пугать и даже приставлять к виску ручной дессор. Но пытать или запугивать Сашу было бесполезно -  он и так не сопротивлялся и напуган был смертельно, и это Светлана видела.
Он совершенно искренне не помнил, что произошло с ним дальше. Более того,  он не мог ответить на вопрос о времени – не помнил, какой сейчас год. Он считал, что год идет все еще 712-й,  планету свою называл Радугой и утверждал, что там и сейчас идет клановая война...
После двух часов допроса Светлана совершенно вымоталась. Повернулась к Кэсу.
- Слушай, что делать? Он в самом деле ничего не помнит!
Кэс пожал плечами.
- Я тоже не имел дела с наведенной личностью. Антуан! Как ты считаешь?
- Согласно моим данным, - ответил искин, - при этой технологии восстановить последующую память нельзя. Он уже не помнит, как был императором. Он никогда им не был! Эти участки воспоминаний необратимо разрушены.
- Вот это номер, - пробормотала Вета, глядя на белое, как мел, лицо императора, - и что же нам делать теперь!
- Мне кажется, все же надо попробовать, - высказался Кэс, - может быть, разрушено не все? Макс, мы можем еще больше растормозить его?
- Нет, растормаживать дальше некуда, да и не нужно. Посмотри, он же и так рвется все рассказать. Этот Саша – иудушка по натуре, ни гордостью, ни самоуважением он, похоже, никогда не отличался, - Максим с презрением вздернул нос, - но у меня есть другая идея! Есть такой препарат - мнемозин, его в СТК применяли при амнезии, он как раз позволяет восстановить утраченные воспоминания. Правда, не очень глубокие, чаще его применяли при антероградной амнезии, при ретроградной он дает мало эффекта...
- Переведи! – потребовала Светлана.
- Я хочу сказать, что мнемозин может восстановить потерянные воспоминания о самой травме и о том, что было после нее. Но если человек забыл, что было до травмы – мнемозин не поможет. Но что еще хуже, его сочетание со смесью, которую я ввел, может привести к угнетению дыхания. Антуан, попробуй просчитать, насколько это реально.
- Учитывая состояние пациента, риск будет составлять около 40 процентов, - немедленно сообщил искин, - но без транквилизаторов мнемозин на него может и вовсе не подействовать.
- Давайте рискнем, - решительно предложила Светлана.
- Ты еще учти, - добавил Максим, - что в данном случае я вообще не представляю действия мнемозина. У нас не было травмы! Что он вспомнит – как мы его похитили?
- В любом случае, у нас есть только этот выход, - заметил Кэс, - давайте попытаемся!
Минут через пять после введения препарата Саша Дубина вдруг глубоко вздохнул, и бегающие глазки его расширились.
- Не убивайте меня! – закричал он вдруг.
- Спокойно, - Кэс положил руку ему на плечо, - тебя никто не трогает.
- Я буду жить вечно, - выдохнул Саша Дубина и расслабился.
­- Кто сделал тебя бессмертным? – спокойно поинтересовалась Вета.
- Они. Бессмертные. Они убили Черноротого. Потом они взяли меня к себе. Они любят меня!
- Кто они? Как они выглядят?
В глазах императора возникли благоговейный ужас и восторг.
- Они, - туманно заговорил самодержец, - из сияющей голубизны. Они лишены формы. Ангелы Света, вот кто они...
Коммунары быстро переглянулись.
- Что они пообещали тебе?
- Они обещали... они сказали, мир будет принадлежать мне. Все его богатства. Я смогу летать, убивать мановением руки. Они дадут мне приборы, и я стану творить чудеса. Я стану богом на земле! Смогу исцелять, кормить, и у меня будет всезнание! Я умен, сказали они. Я умен, но меня не ценили! Теперь меня начнут ценить! Но к власти я должен буду прийти сам. Ведь иначе мою власть не признают!
Вета стремительно наклонилась к нему.
- Саша! А что они потребовали у тебя взамен?
- Ничего! – радостно ответил император, - совсем ничего!
              

- На самом деле, - удрученно сказал Кэс, - мы имеем в лице нашего Саши одно печальное и настораживающее свидетельство: ксалийцы продолжают вмешиваться в жизнь миров и после того, как они, вроде бы, ушли.
- Ну не все так мрачно! – возразила Светлана, - они вмешались в 732м году. С тех пор их не видно и не слышно...
- Этого мы точно сказать не можем. Вероятно, они продолжают скрыто править галактикой, - Кэс помрачнел, - мы не знаем, чего они хотят вообще. Мы не понимаем их и никогда не понимали. Но более или менее достоверно известно, что коммуны они не хотят. Это значит, что надежда на ее восстановление... скажем так, не очень высока.
- Разве что мы в следующий раз сумеем защитить себя от ксалийцев, - вставила Чин. Кэс покачал головой.
- Давайте смотреть правде в глаза. Ксали – сверхцивилизация. Не то, чтобы люди не могут достичь такого уровня совсем. Но чтобы его достичь, надо сначала построить коммунизм и развиваться еще какое-то время в условиях коммуны. А они не позволяют этого. Замкнутый круг!
- Глобальные вопросы мы можем рассмотреть позже, - вежливо заметил Ю, - нам нужно сейчас решить, что делать с императором. Как я понимаю, свою деятельность в качестве самодержца он так и не вспомнил?
- Нет, - Вета покачала головой, - он вспомнил только момент травмы, очевидно, тогда же был встроен механизм наведенной личности, на случай похищения и допроса.
- Но его деятельность, - добавил Максим, - мы и так прекрасно можем восстановить по историческим данным. Как и его приход к власти. Это понятно: среди бандитов появился внезапно человек со сверхспособностями и сверхбогатством, почти неуязвимый, умеющий творить чудеса и летать, одарять благами и убивать мановением руки. Каким бы он ни был ничтожеством, его вынесло к власти естественным образом.
- Странно, - Вета покачала головой, - логичнее было бы, если бы кто-то из главарей бандитов сделал его своей правой рукой, но у власти не поставил...
- Но ведь он мог легко убить этого главаря одним движением пальца, не забывай! – воскликнула Чин,- уж столько-то самолюбия у него есть.
- Да, - кивнул Ю, - причем никто из приближенных не понимал механизма, и все считали это чудом!
- Божественное вмешательство! – воскликнула бору, - Богоизбранный! Так у нас говорили! Только думали, он убивает взглядом. Но он всегда при этом поднимал руку, вот так! – она вскинула ладонь.
- Еще у него в позвоночнике генератор силового поля. Хорошо еще, что наши парализаторы оно почему-то пропустило... – заметил Максим, - обычное огнестрельное и лучевое оружие против него бессильно. Видимо, дело в частоте.
- Я попробую резюмировать, - Кэс негромко хлопнул ладонью по столу. Все замолчали.
- Итак, загадка Радуги понятна. Ксалийцы продолжали наблюдение за ней и убедились, что планета погрузилась в хаос. В конце концов возникли множество мафиозных кланов, и крупнейшие из них стали производить, в том числе, оружие массового поражения. Над цивилизацией нависла угроза полного уничтожения. Мы же знаем, что ксалийцы регрессируют миры, убивают без стеснения, но ни разу своими руками не уничтожили мир полностью.
На этот раз они пошли необычным путем. Выбрали на планете самого ничтожного человечка. Ведь чтобы быть в этих условиях простым крестьянином или тружеником, скажем, нужно обладать уже силой характера и нравственными представлениями. Саша Дубина не имел ни того, ни другого даже в зачатке. Однако, по-видимому, он был не лишен интеллекта, в смысле деловой, практической сметки – иначе он не смог бы удачно удержаться в качестве шестерки при боссе. Ксалийцы выбрали самого подленького, самого никчемного человечка, который мучил кошек и бил жену, и дали ему всемогущество. Ну не всемогущество, но скажем так, огромные возможности. И вероятно, бессмертие – сами ксали ведь бессмертны.
Через некоторое время на гребне волны он вознесся к власти. И реализовал эту власть, со временем ставшую абсолютной, так, как только мог реализовать человек его склада. Саша Дубина никогда и никого не любил. Мир для него делился на боссов, шестерок и жертв. Чтобы удержаться на грани между шестеркой и жертвой, сам он с детства приучился травить других, громче всех орать и улюлюкать, и придумывать особенно жестокие пакости – лишь бы только не начали травить его самого. Теперь он организовал мир в соответствии с этими представлениями: он выделил общественные группы, которые должны были играть роль жертвы. И позволил другим самоутверждаться за их счет. Так он уничтожил сначала криминал (впрочем, не до конца) и инакомыслящих, затем гомосексуалов, инвалидов, больных детей, затем Чужих, его последней жертвой стали старики.
Женщин он боялся и ненавидел, он еще помнил, как привлекательные девушки отталкивали его. Свою жену Катьку он, правда, оставил императрицей, так как ее он не боялся, но общение с ней и детьми целиком прекратил. Заводил массу красивых наложниц и самоутверждался с ними. На планете ввел жесточайший патриархат и строгие правила послушания женщин в семьях. Он искренне считал, что хорошие отношения между полами возможны лишь в том случае, если женщина будет беспрекословно подчиняться мужу под угрозой плетки.
Превалирующей чертой характера Саши была высокая тревожность. Главным мотивом – обеспечить себе полную безопасность. Из этих соображений он сразу ориентировал экономику на военные рельсы и захватил по одному все государства и автономные области Радуги. Объявил себя Императором Галактики и стал строить убогие, но все же базы на других планетах. Ему важно было подчинить себе всю планету, чтобы никто уже точно не мог угрожать. В экономике он прочно занял позицию самого богатого капиталиста, способного не только административным ресурсом уничтожить, но и экономически раздавить кого угодно.
То, что мы видим на Радуге – реализация комплексов и мечтаний прыщавого недоросля, измученного страхами и лишенного даже тени мужества и благородства.
Если убрать Сашу Дубину от власти там, конечно, не наступит коммуна. Но обычное капиталистическое общество и даже анархический хаос  – все же намного лучше, чем это уродство.
Нам осталось, товарищи, только одно – решить, что же мы будем делать с этим чучелом.
Tags: сериал Союз
Subscribe
promo blau_kraehe december 15, 2015 18:46 1
Buy for 10 tokens
можно за 10 жетонов
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments