blau_kraehe (blau_kraehe) wrote,
blau_kraehe
blau_kraehe

Звездолет "Союз". История третья. Враги. Глава четвертая.

предыдущая глава

Глава 4. Очистка.

Светлана не вмешивалась в происходящее. Во время подготовки они договорились, что Светлана будет участвовать в драках лишь в том случае, если придется действовать открыто. Пока они выдавали себя за местных уроженцев, демонстрировать боевые навыки женщины значило – раскрыть себя.
Тем более, что ее ученики и сами прекрасно разобрались с вооруженным бандитом.
Замешательство длилось лишь несколько секунд – от магазина к ним уже неслись трое мужчин, в обычной гражданской одежде, но с короткоствольными автоматами наперевес. Один из них сдернул с пояса наручники. Светлана разглядела на рубашках бегущих блестящие голографические значки с надписью ГАЗ.
«Вот оно что».
Антуан предоставил им, разумеется, сведения о местной организации охраны порядка, независимой от полиции и даже законов, полуобщественной, под названием ГАЗ – гражданская ассоциация защиты. Но сведений этих было очень мало, видимо, организация не особенно афишировала свою деятельность.
Газовцы перехватили бандита, надели тому наручники. Ю протянул одному из газовцев валяющийся на асфальте пистолет. Тот взял оружие, кивнул и пожал Ю руку.
- Благодарим за содействие ГАЗу в акции по очистке! Вам положена официальная благодарность и премия. Хотите проехать с нами сейчас – или оставите ваши координаты?
- У нас достаточно времени, - пожал плечами Ю, - мы с удовольствием пройдем с вами.
Тем временем подъехал небольшой темно-зеленый фургон. Задержанного подвели к машине и легкими тычками затолкали в кузов. Светлана поразилась, еще раз взглянув на бандита: тот был безумно перепуган, на бледном лице выступил холодный, крупнозернистый пот.
- Вот и хорошо! – энергично воскликнул газовец, - наша тройка отработала и освобождена от дальнейшего дежурства. Дернем вместе по пивку?
Он посмотрел на Светлану.
- Ваша дама ничего не будет иметь против?
- Ничего, - Светлана любила пиво, но решила слишком подробно об этом не распространяться.

Бойцов ГАЗа – кстати, в просторечии их называли просто газы – звали Емельян, Денис и Семен. Последний, старший в группе, с небольшой рыжеватой окладистой бородкой, как раз и начал разговор с ними. Емельян был тоже бородат, но черной масти и с блестящими карими глазами. Денис – самый молодой в группе, симпатичный голубоглазый парень с живописной копной светлых волос.
Уселись за широкий стол в пивной – такой же чистенькой и уютной, как все в городе, и полупустой. Хозяин в белом фартуке по требованию Семена притащил шесть больших кружек пива, на стол брякнул тарелку с сушеной рыбой. Ю негромко спросил Семена о цене, но тот махнул рукой.
- ГАЗ угощает!
Естественно, тут же было спрошено о происхождении странных гостей. Ю, взявший на себя коммуникацию, изложил легенду: все трое приехали только сегодня, по железной дороге, из имперской области Сот, где проживали в Новокурильске.
Сот была не так давно присоединена к Империи, там жило много людей китайского и корейского происхождения, это могло многое объяснить.
- Да, у вас там сейчас непросто! – кивнул Семен, - это у нас так в первые годы ГАЗа было. Работы полно. Сейчас-то редко, прямо чудо, что вы так сразу наткнулись. А дама что, ваша родственница?
Светлана покраснела от злости и едва сдержалась, чтобы не высказать типу все, что она о нем думает, причем желательно не только вербально. Максим веско ответил.
- Светлана моя жена.
- О, вот как! Простите, пожалуйста, не хотел обидеть! А вы сами по профессии кто будете?
- Я врач.
- Авиаинженер, - представился Ю.
- Очень хорошо! – с энтузиазмом воскликнул газ, - Империи нужны такие специалисты, - он обратился к Максиму, - а детки что у вас, есть?
- Надеемся, что будут, - улыбнулся Максим, - мы женаты недавно.
Ю решил перехватить инициативу в беседе.
- Скажите, а что этот тип, которого мы задержали...
- Вор, - объяснил Семен, - видно, нелегал, спер деньги у кассирши, едва успели заметить. Редко сейчас такое бывает!
- Вы молодцы, - прогудел Емельян, - у нас-то народишко стал хилый. Все на родимых газов рассчитывают. Сами боятся, мещане... А ведь ГАЗ – движение народное, общественное. Хоть бы кто пальцем пошевельнул помочь. Вызывать – всегда за милую душу, придите, защитнички, спасите!
- У вас в Сот по-другому, наверное? – спросил Денис.
- Да у нас вообще ГАЗ пока не очень действует, - сказал Ю, - вы же понимаете, недавно присоединились к Империи. Народ еще не разобрался.
- Бардак там у вас, наверное?
- Еще бы, - ответил Максим, - мы вот идем и поражаемся, как здесь все аккуратно, красиво, какой порядок!
Светлане надоело молчать.
- Скажите, а вот с этим вором – что теперь будет?
Семен с удивлением покосился на нее. То ли удивился, что женщина заговорила, то ли вопрос неуместный.
- Известно, что. Как всегда. Пожизненная...
- Передадите в полицию?
- Зачем? Мы задержали, мы и очистили. Это же Очистка, девушка! У вас не так, что ли?
- У нас это все пока в зачаточном состоянии, - пояснил Ю.
- Взяли с поличным, - Семен пожал плечами, - кассирша обвинение высказала. Допрос даже не требуется. Пожизненная. Вор же! В очистку. Типичный шлак.
Светлана вспомнила сведения Антуана. Это еще тогда их очень поразило. Те, кого задерживает служба ГАЗ или в просторечии – Очистка - за любые преступления, включая даже мелкое хулиганство, получают одно и то же наказание: пожизненную каторгу.
Если задержит полиция, Охрана нравственности или Госбезопасность – дело другое, там наказания дифференцированные. А вот Очистка всех направляет на каторгу.
Причем каторги на Граде очень боялись. Условия там были такими, что редко кто выживал дольше трех лет.
Альтернатива лишь одна – ГАЗы могли застрелить при задержании, и делали это, видимо, нередко.
Светлана покосилась на Ю.Тот  побледнел. Там, на площади, ситуация выглядела однозначной – бандит, террорист, стреляющий в мирных граждан...
Но похоже, что он делал это от страха. Он был вором, но не убийцей.
Не ожидал, что свидетелем его преступления станет именно Очистка.
- У нас тоже было так раньше, как у вас, - сообщил Семен и жестом показал хозяину, что требуется смена пива, - вы не представляете, что тут творилось после ксалийцев! Десятилетия бардака. Анархия, бандитские группировки, стрельба на улицах, женщин насиловали направо и налево... когда Император Александр Федорович, дай Бог ему здоровья, навел порядок, стало получше, конечно. Но пока наша служба Очистки не назрела, до конца с бандитским отродьем справиться не удавалось. А сейчас... это редко-редко, когда вот так воришка заезжий на кражу решится. В столице – там еще бывает. А у нас... хорошо, если раз в неделю кого зачистим, да и то в основном хулиганье. Убийств совсем нет. Изнасилования – крайняя редкость.
- А домашнее насилие? – поинтересовалась Светлана.
- Это как? А, вы наверное, имеете в виду, убийства там на почве ревности. Тоже раньше было, полно!
- Нет, а например, побои? Вы можете и в семейные дела вмешаться?
Газы с улыбками стали переглядываться.
- Видите ли, дамочка... у вас там, я вижу, совсем дикость. Я думал, уж в Сот ввели нормальные имперские порядки. Вы что же, с мужем, курсов не проходили? – Семен с интересом взглянул на Максима.
- Какие курсы вы имеете в виду? – ответил тот.
- Да семейного воспитания. Все же очень просто. Раньше почему случалось, что мужики жен убивали или избивали до потери пульса? Потому что жены себя выше мужа считали, вот и доводили мужиков до белого каления. А сейчас все по-другому. У нас мужчина не только может, но и обязан жену воспитывать. Не только разрешено, но и необходимо порой жену высечь. А раз так, то и не бывает в доме никаких эксцессов, ни разводов не нужно, ни убийств. Взял ремешок, и восстановил порядок. И адреналин сброшен, и жена свое место знает.
- Простите, - сказала Светлана сдавленным голосом, - здесь туалет имеется?
- Да, конечно, вон там...
Женщина вскочила – слишком резво, и быстро удалилась в указанную дверь. Семен улыбнулся Максиму.
- Наглая она у тебя, прости уж. Проблем нет? А то если сам не справляешься, у нас еще комиссия нравственности имеется.
- Пока справляемся, - неопределенно ответил Максим.
Хозяин поставил перед газами еще по одной пивной кружке. Кружки космонавтов еще были наполовину полны.
- Да, наша служба хорошо поработала, - предался воспоминаниям Семен, - эти-то, - он кивнул на коллег, - молодые еще, недавно служат. А я чуть не с начала. Поначалу каждый день в кровище и грязище по колено! Одних пидарасов и ковырялок сколько вычистили. Все же точное слово – очистка, весь человеческий мусор – на свалку. Зато теперь смотри какое благолепие! Даже на заборе никто матерное слово не напишет, да и самого мата не услышишь. Люди одеты прилично, работают, вкалывают, аккуратные, на лицах улыбки, вежливость, и экономика в гору пошла! Что значит дисциплина. А с каким дерьмом приходилось работать! Матерые убийцы, воры в законе, сволочи... помню, был такой – директор биржи, высокопоставленный негодяй... был в обкурке, убил беременную жену! Я его двумя пулями в живот уложил. Вообще и наркоту, кстати, вывели начисто. Да и пить люди уже куда меньше пьют. Хотя водку, конечно, е вычистишь, это наше, русское... мы и сами порой...


Светлану выворачивало до спазмов в животе. Наконец она рассталась с унитазом, прополоскала рот под краном, с отвращением посмотрела в зеркало – лицо белое, как бумага, волосы встрепаны. А, плевать.
Она вышла в пивную. Молча подсела к Максиму, якобы ее мужу.
- Вам нехорошо, барышня? – спросил Емельян.
- Ничего, - буркнула Светлана. Максим улыбнулся.
- Вы извините мою жену. Дело в том, что... не хотел говорить, но через несколько месяцев у нас событие намечается.
- А-а, вот оно что! – обрадовался Семен, - ну мои поздравления! Мальчик, девочка?
- Мальчик.
- Решили, как назовете?
- Да, уже решили. Назовем Александром, сами понимаете...
- Дело хорошее! – похвалил Семен, - в честь нашего Императора – это завсегда хорошо. Может, космодесантником станет!
- А есть вакансии для космодесантников? – спросил Ю, - ведь у нас всего четыре форпоста, и то на нежилых планетах. А дальних кораблей...
- А ты о военных тайнах в пивной не трепись, - Семен показал ему кулак, - надо будет – построим военные корабли. У себя порядок навели – и в Галактике наведем.
- Ну какая военная тайна, - улыбнулся Ю, - я ведь еще не на службе, это открытые сведения.
- А где будешь работать, у нас на заводе?
Ю кивнул. В городке имелся филиал аэрокосмической корпорации, где производились детали двигателей.
- А вот кстати, где мне работу поискать? – спросил Максим, - я на Бирже-то зарегистрируюсь, конечно, но что вы посоветуете?
Семен смерил его взглядом.
- Ты врач... трудно тебе с работой будет. Даже не знаю, что сказать. Больница у нас одна. Семейные врачи все назначены. Ну спроси в больнице, конечно, может, что и найдут.
- Удивительно, - покачал головой Максим, - я был уверен, что моя-то специальность везде прокормит.
- А ты иди на военку, - посоветовал Емельян, - там точно возьмут. Только у нас в городе – не знаю.
- Ну переедем, если надо, - пожал плечами Максим, - но что же это у вас, все такие здоровые?
- Ясное дело, здоровые. Очистка же работает! На фига нам в обществе шлаки?
Максим не нашелся, что сказать. Вместо него вступил Ю.
- Больные – это тоже шлак?
- У нас тоже так было, - пояснил Семен напарникам, - сначала мы чистили только младенцев с пороками развития. И то не мы даже, а врачи, ну как родился – так сразу. Это уже если врачи и родители не вычистят, то нам сообщали. У вас не так? – он остро взглянул на Максима.
- Так, - выдавил тот, - но ведь не всегда патология видна сразу.
- Ну если не сразу, то в интернат передают. Чтобы не маячили здесь и  не портили жизнь нормальным людям. Не, ну посудите сами. Я не хочу вас сейчас пугать, когда ваша жена в таком положении... Но вот родился такой ребенок. И что – ни ему жизни, ни родителям. А как окружающим мешает! Они же, дебилы эти, орут, как ненормальные, им ничего не объяснишь. Подрастают – лезут к девочкам, голые бегают.Или припадки у них. Почему нормальные люди должны на все это смотреть? Мы здесь для того, чтобы защитить нормальных людей, понимаете? Не комплексы дебильных родителей, а нормальное большинство. И мы их защитили. Между прочим, ценой своей жизни, знаете, сколько наших погибло? У меня было два тяжелых ранения. А сраные гуманисты орали в это время про права инвалидов.
- Да нет, мы с вами согласны, - сказал Ю, - а почему вы так нервничаете? Все же правильно.
- Вот именно, все правильно! – Семен стукнул кулаком по столу, отчего кружки подпрыгнули и зазвенели.
- Но у нас взрослые больные пока могут лечиться, - сказал Ю, - вот у моей матери был инсульт, ее лечили, и она три года лежала с параличом.
- Вот этого, простите, у нас теперь тоже не делают. Правда, ввели недавно. Когда у нас на это силы появились, когда с бандитизмом и сволочами разобрались. Раньше тоже – все эти чокнутые бабули с их ненормальными разговорами... Свихнувшиеся старики, которые то дом подожгут, то сами сбегут из дома. Паралитики эти, за которыми нормальные люди должны ухаживать. И скажите, а что, вот эти все инвалиды – они жизнью наслаждаются? Да это вообще не жизнь! Упаси боже мне так жить когда-нибудь, уж если что – так сразу пулю в лоб, и все дела. Сейчас мы их тоже чистим. Да и вообще, вот у тебя тяжелая болезнь, рак или сердце там. Несколько лет ты будешь мучиться, прикован к постели, глотать лекарства, ныть, страдать – а потом все равно сдохнешь.
- Вычищаете?
- Ну там врачи разбираются.  Если что – сразу эвтаназия, укольчик, и все дела. А если скрывается такой или родственники скрывают – конечно, очистка приходит. А как иначе?
Семен замолчал, наклонился к антенне, торчащей из нагрудного кармана. Выхватил примитивный радиотелефон, приложил к уху.
- Да! Слушаю! – и через некоторое время, - есть обезвредить!
Он поднялся.
- Пошли, ребята... Везет нам сегодня! Опять тут рядом дело!
 
Tags: сериал Союз
Subscribe
Buy for 20 tokens
Как вы, наверное, знаете, я немного люблю острую еду. Проходил практику в Тайланде, Вьетнаме и Индонезии. Да, перец бодрит, повышает иммунитет, а правильный перец (когда отпустит) заставляет чувствовать себя невероятно живым. Я не призываю всех сразу ломануться жрать чили вагонами, я просто хочу…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments