blau_kraehe (blau_kraehe) wrote,
blau_kraehe
blau_kraehe

Categories:

Звездолет "Союз". История вторая. Летящие в пустоте. Глава восемнадцатая

предыдущая глава

Глава 18. Прорыв.

Они снова были дома – и по дому лупили снизу и сверху яркими трассами лазеров, россыпями ракет, силовыми импульсами, плазменными разрядами...
- Уходим от столицы, - Кэс бросил ладони на пульт ручного управления.
- Юго-восток! – крикнула Светлана, - там океан, орудий нет.
Через несколько секунд обстрел снизу прекратился. Светлана возилась за пультом, восстанавливая щиты. Ю работал в отсеке двигателей, контролируя их включение и подачу энергии.
- Сверху у них висят хорошие игрушки, - вступил Антуан, - сейчас на нас плывет тяжело вооруженная платформа... Готовьте щиты!
- Маневр 2Х! – закричал Кэс, в то же мгновение рубка встала дыбом – Кэс выполнял кораблем сложнейший маневр поворота налево и  на хвост с одновременным резким подъемом. Сидящих вжала в кресло тройная перегрузка, и тотчас корабль сильно тряхнуло, челюсти Кэса клацнули, и обзорные экраны затянуло серой пеленой...
- Покидаем атмосферу! – сообщил Кэс. Комбинированный удар с орбиты едва не уничтожил корабль, «Союз» изящно выскользнул из-под ракет, завалившись на левое крыло, тут же встал на хвост и стремительно, как древние космолеты, на столбе пламени стал вгрызаться в небо – а удар с орбиты пришелся по воде. Под «Союзом» возникла исполинская воронка, все небо заволокло паром, вокруг воронки вода кипела, пузырясь, как в гейзере. Все живое в океане было уничтожено на сотни километров вокруг...
«Союз» миновал паровое облако, мелькнула синева, быстро сгустившаяся, сменилась бархатной чернотой.
- Деструкторы к бою! – приказал Кэс.
- Есть! – бодро ответила Светлана. В этот миг их настиг второй удар. Страшный толчок,  ремни Кэса лопнули, он вылетел из кресла, как пробка, с криком «Огонь!» и воткнулся лицом в угол пульта.
- Есть!! – заорала Светлана, и развернув деструктор, расстреляла один из спутников поблизости, - Антуан! Доверни влево!
Кэс, вытирая рукавом окровавленное лицо, снова забрался в кресло.
- Вета, огонь!
Он перешел на ручное и повесил «Союз» крышей к планете, из этого положения Светлана выпустила две порции обманок для самонаводящихся ракет и стала палить по приближающимся орбитальным истребителям. «Союз» снова тряхнуло.
- Капитан, попадание! Левые маневровые вышли из строя! – донесся голос Ю из динамика.
- Сделай что-нибудь! – отозвался Кэс. Он напряженно работал, швыряя корабль то в одну сторону, то в другую, - Мне нужны маневровые!
- Мы в мешке! – сообщил бесстрастный голос искина, - выхода нет!
На комм-экране возникли вдруг треск и полосы, и сквозь них проявилось благообразное лицо Суммоса с аккуратно зачесанными назад черными волосами над высоким лбом.
- Внимание, «Союз»! Говорит Суммос от имени Консилиума Саванты. Повторяю наше предложение – возвращайтесь на планету и примите наши условия! В противном случае ваш корабль будет немедленно уничтожен!
- Иди на! – заорала Светлана, - В коллапсар!!
И ударила по ближайшему спутнику. Лицо Суммоса исчезло с экрана. Корабль снова содрогнулся.
- Кэс, вылетел гравидиск! – крикнул Ю.
- Спокойно! Мы должны выйти за оборонное кольцо! За четвертую планету системы! – голос капитана был спокойным и четким, - Вета, истребители слева!
Светлана с наслаждением рванула один за другим спуски деструкторов. Она впервые видела, как работает это оружие в космосе – лучи здесь не видны, поэтому маленькие медно-золотые космолеты Саванты взрывались словно изнутри и разлетались роями мелких осколков, казалось, без всяких причин.
- Щиты двадцать два процента, капитан! – сообщила она. Ей хотелось добавить, что положение безнадежно, и они не выйдут за кольцо. А если и выйдут – уничтожен гравидиск, им не удастся даже покинуть систему Саванты. Но сейчас это ее мало трогало. Погибнуть в бою – не худший исход жизни.
- Они взяли нас в клещи, - негромко сказала Лотта со своего места. В самом деле, на всех обзорных экранах щетинились и непрерывно вспыхивали выстрелами боевые спутники, платформы и рои истребителей. Бежать было некуда.
- Я не вижу выхода, капитан, - сообщил Антуан.
- Заткнись! – приказал Кэс. Положил ладони на пульт и крепко обхватил основание кресла ногами – чтобы не вылететь снова. Глубоко вздохнул.
Корабль, повинуясь его рукам, стремительно набирал скорость.
- Всю энергию – на носовой щит! – крикнул Кэс, - Ю, перекинь энергию жизнеобеспечения!
- Есть,  - глухо ответил Ю в динамике. Кэс вел корабль в лобовую атаку прямо на дальние спутники. Светлана развернула все орудия по ходу корабля. Несколько раз «Союз» под выстрелами опасно качнулся, но скорость все возрастала.
Лотта закрыла глаза. Кажется, это конец.
- Внимание, по моей команде удар из всех орудий по цели! Всю энергию на носовой щит! – заговорил Кэс. Лицо его было бледно, из ссадины на скуле текла кровь.
Свелана нахмурилась.
Спутники были автоматическими. Будь там живой человек – возможно, он стал бы уходить от обстрела. Но на что рассчитывает Кэс? Истребители молотили по ним с боков, словно комариная стая. Если сейчас совсем убрать боковую защиту...
Поверхность автоматических станций приближалась, отражая свет, она сверкала, мешала зрению, затмевала звезды. Станции казались огромными, их рыбообразные силуэты медленно плыли навстречу. Одна, другая – и узкая щель между ними.
- Огонь! – закричал Кэс, и Светлана ударила.
Мощная волна удара деструкторов, лазеров, импульсных пушек в сочетании с мощью носового щита прокатилась перед кораблем, сминая бока боевых станций, и вслед за волной «Союз», словно маленький истребитель, юркнул в расходящуюся щель.
- Щиты на всю поверхность! – крикнул Кэс, - Энергию на двигатели!
- Щиты шесть процентов! – сообщила Светлана. Но теперь их преследовали лишь несколько десятков истребителей. Теперь можно уйти! «Союз» стремительно набирал скорость, все больше заходя влево – левые двигатели больше не могли корректировать курс.
«Союз» оторвался от преследования. Проплыла в экранах четвертая планета системы, и приближалась уже пятая – звездолет шел на максимальной импульсной скорости.
Израненный, искалеченный, возможно, с навсегда погибшим гравитационным двигателем, «Союз» вырвался с Саванты.


Кэс прекратил гонку лишь через много часов, когда миновали последнюю орбиту здешней системы и прошли астероидный пояс. «Союз» лег в дрейф в безопасной пустоте. Кэс откинулся в кресле и потер пластырь, который между делом Максим успел налепить ему на лицо.
- Галактика, как я устал, - пробормотал он.
- Мы прорвались, капитан, - отозвалась Светлана.
- Да. Мы прорвались.
- Иди отдохни, Кэс, - негромко предложила Лотта. Кэс с трудом поднялся.
- Внимание, экипаж! – сказал он, - Ю... Светлана. Лотта. Всем спать восемь часов. Я тоже буду спать. Потом приду к тебе, Ю. Будем чинить двигатель.


Четверо суток с перерывами на сон, с быстрыми перекусами тут же у репликатора, Ю, Кэс, Чин и Джан при деятельном участии Лотты и Светланы и неоценимой помощи Антуана занимались починкой гравидиска.
Положение сначала казалось безнадежным – диск треснул посередине.
Но потом выяснилось, что его детали можно воспроизвести в репликаторе. Проблема заключалась лишь в том, чтобы разобрать двигатель. Никто из космонавтов до сих пор не делал этого.
Сама мысль о том, чтобы разбирать святое святых  - гравитационный двигатель – казалась невероятной.
Но выхода не было. Антуан подбадривал их и давал ценнейшие указания.
Тем временем юркие киберы и наносистемы залатывали пробоины в бортах корабля, восстанавливали герметичность, чинили разбитые и сожженные детали.
На пятые сутки двигатель был собран заново. Антуан протестировал его и сообщил, что не видит препятствий к запуску.
Весь экипаж – если уж взорвется, то все равно погибать – собрался в машинном отсеке.  В напряженном молчании Ю запустил гравидвигатель.
Несколько секунд ничего не происходило, а затем загорелись длинные столбы индикаторов.
- Пошла энергия, - прошептал Ю.
- Ура-а! – завопила Чин и бросилась на шею Светлане.
Корабль удалось полностью восстановить. Техническая команда – Ю, Чин и Джан – занималась дальше мелким ремонтом, Светлана сконцентрировалась на восстановлении щитов и оружия, Кэс и Лотта рассчитывали новый курс. Пока было решено вернуться в область Галактики с наибольшей концентрацией миров, заселенных людьми.
Вскоре после восстановления гравидвигателя экипаж, как это уже повелось, собрался в коммоне.

- Послушай, Джан, - спросила Светлана, - как это вышло, что мы до сих пор не знали о твоих способностях? У нас тут бригги были... ты бы мог их тоже – того? А нас ты когда-нибудь так...
Джан замахал клешней.
- Джан не уметь подчинять люди. Саванта изменить свои люди. Маленькие люди Саванта всегда подчиняться. Обычный человек мозг много, - он замахал руками, словно ему не хватало слов, - много волна, много цвет. Маленькие люди Саванта мозг есть большая серая волна, за которой идут остальные. Если взять эта волна, они подчиниться.
Джан с тоской обвел людей взглядом.
- Джан не уметь говорить, - сказал он, как всегда, без выражения, но людям почудилась горечь в его голосе, - Джан не уметь научиться. Говорить сложно.
- Ты хорошо говоришь, Джан, - ласково заметил Кэс, - мы все поняли. Это понятно. Очевидно, вульгары – все или только те, что служили в тюрьме, в силовых структурах – были генетически изменены так, что не могут не подчиняться. Это изменило их мозговые излучения таким образом, что Джан смог их подчинить.  Но все равно это интересное свойство! Телепатия джанов вообще мало изучена.
- В любом случае, если бы не ты, мы все бы погибли, - Лотта похлопала Джана по плечу. Тот обратил к ней коровьи глаза с длинными ресницами.
- Кэс, - поинтересовался Ю, - то есть ты считаешь, что наука у них не развивалась вообще?
- Нет, - Кэс покачал головой, - Коста продвинулась подальше, чем они!
- Но почему? – спросила Чин, - как могло так сложиться? Если с самого начала они были учеными и хотели развивать науку?
- И правда, непредставимо, - согласилась Лотта, - я знаю среду ученых. Все же это интеллигентные люди, не зацикленные на потреблении, действительно в основном неплохие, занятые познанием. Как они могли так выродиться?
Кэс пожал плечами.
- Я думал над этим. Видимо, это произошло так.
Первое поколение савантян действительно были учеными. С ними вместе работали, конечно, и техники, обслуживающий персонал, операторы производства, ну и конечно, им нужны были врачи, воспитатели, психологи и прочие. Но они решили искусственно выделить одну группу людей, объявив ее более важной, чем все другие. Дать этой группе всю полноту власти.
А это неверно.
Кажется, что это логично – если люди способны разобраться в геноме или рассчитать орбиту далекой звезды, то они умнее других, и следовательно, смогут лучше справиться с задачами управления. Но на самом деле, как ни парадоксально это звучит, ученые не умнее всех остальных людей. Существуют разные виды интеллекта и разные их сочетания. Наконец, существует опыт, который часто ценнее, нежели теоретическое знание. Именно поэтому демократия в Коммуне предполагает равное участие тружеников всех специальностей – эмоционального художника, техника-практика, педагога-гуманиста и математика-теоретика. Именно поэтому доступ к управлению не должен зависеть от формального образования.
На Саванте ученые получили всю полноту власти, то есть – власти над другими людьми, а вместе с ней – привилегии, пусть сначала мизерные, всего лишь больший доступ к информации. Ученым на Саванте быть – престижно. Чтобы стать ученым, нужно преодолеть конкурс, поступить в учебное заведение, затем в аспирантуру... как вы думаете, дети этих ученых поступали туда на общих основаниях? Таким образом, уже второе поколение научных работников состояло не из бескорыстных исследователей, вернее, не только из них, а также из тех, кто пробился в науку, потому что это выгодно.
Затем бескорыстных исследователей и вовсе не стало.
Вторая ошибка савантян – уверенность, что науку не следует ничем ограничивать. Это неверно. Исследования и особенно практическое использование открытий требуют жесткого контроля со стороны общества. У нас на Косте могли в той же степени манипулировать геномом. У нас выводили самые фантастические виды животных и растений, добились максимального генетического здоровья и долголетия человека... я тоже генетически модифицирован! Но то, какие именно манипуляции допустимы, решали не сами ученые, решало общество. Посмотрите на результат, который получился на Саванте. Это катастрофа. Создание расы, не являющеся людьми в полном смысле слова... Расы рабов.
Это усугубило положение. Далее правители не только нашли способ легально, не изменяя идеологии Саванты, передавать власть по наследству. Они захотели, как всегда бывает в таких случаях, также владеть собственностью. Так появились деньги. Деньги за участки территории, за дорогостоящие исследования, за долголетие и генные модификации детей. Рабов штамповали бесплатно.
Конечно, они давно уже никакие не ученые. Они называются учеными, как в древние времена высший класс именовал себя аристократией, вешал на себя пышные титулы. Вот и их ученость, образование – не более чем титул честолюбия ради, означающий на самом деле общественный статус.
- Значит, как планета СТК...
- Абсолютно безнадежно, - вздохнул Кэс, - они дальше от СТК, чем любая из обычных планет, побывавших под ксалийцами.
- Что же мы теперь будем делать? – спросила Светлана.
- Будем искать дальше, - Кэс пожал плечами, - вести разведку на разных планетах. Я думаю,что-то должно было остаться от Коста-Нуэвы. Не я же один выжил тогда! У нас было много кораблей, много космических баз.
- Обратите внимание, - вдруг сказала Лотта, - никому из нас уже не хочется оставаться на Руси или какой-нибудь подобной планете. Чем так – лучше уж и дальше летать всем вместе на «Союзе»! Разве нам тут, в конце концов, плохо?
- Неплохо, - улыбнулся Кэс, - но может быть, со временем мы найдем и базу – место, где можно будет жить и время от времени летать в Космос. Главное – искать и не сдаваться!
Tags: сериал Союз
Subscribe
promo blau_kraehe december 15, 2015 18:46 1
Buy for 10 tokens
можно за 10 жетонов
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments