blau_kraehe (blau_kraehe) wrote,
blau_kraehe
blau_kraehe

Звездолет "Союз". История вторая. Летящие в пустоте. Глава восьмая.

предыдущая глава

читать с начала по тэгу

Глава 8. Синее небо.

Переговоры с правительством Калимантана оказались успешными. Едва услышав, что на борту «Союза» находятся пленные бригги, президент немедленно выразил желание получить их и предать местному правосудию.
 Калимантан не располагал собственными космическими средствами передвижения. На орбите не было спутников. Ксалийцы, очевидно, вогнали эту планету – некогда развитую планету СТК – в полный, окончательный регресс.
Но зато президент не имел ничего против «Союза» и радушно предложил посадить корабль на местный аэродром и погостить в его личном президентском имении.
Экипаж с радостью принял это предложение – неплохо отдохнуть от черных космических далей и замкнутого пространства и погулять по нормальной планетарной почве.


Чин покрутилась перед зеркалом, рассматривая себя.
Они давно уже носили только форму «Союза». Она была высокотехнологичной, и поэтому незаменимо удобной: не рвалась, не тянулась, любые загрязнения самоустранялись, в жару в ней было прохладно, в холод она согревала не хуже шерстяной кофты. Да и в элегантности ей не откажешь – белая с малиновой отделкой, непонятным образом подчеркивающая достоинства и мужской, и женской фигуры.
Чин ничего не имела против формы, но президент Алман прямо намекнул, что у них здесь принято к обеду наряжаться, и женщина собиралась воспользоваться такой возможностью. Тем более, что вчера на рынке они смогли кое-что приобрести.
Платье с белым топом и пестрой летящей юбкой, прозрачная цветастая шаль, золотые украшения, отлично гармонирующие с черными крупными кольцами волос, плетеные туфельки. Чин невольно улыбнулась... жаль, что на «Союзе» как-то не принято красиво одеваться.
Она поправила шаль. Обернулась и окинула взглядом апартаменты. Квартиры им выделили прямо в президентском дворце, не пожалуешься. Просторная трехкомнатная сюита выходила на широкий балкон-террасу. Мебель здесь, в гостиной, была низенькой, из стекла, ткани, бамбука. По стенам вились заросли вьюнка и традесканции. По правде сказать, Чин никогда еще не жила так роскошно. Тине выделили отдельную квартиру, узнав, что ей 14 – здесь девушки в ее возрасте уже и замуж выходят.
 Однако надо торопиться. Чин вышла на просторный балкон и сразу же увидела товарищей. Светлана и Ю беседовали о чем-то, стоя у колонны. Ю тоже переоделся – в светлые изящные брюки и темно-серую рубашку. А Светлана и не подумала менять практичную форму на что-либо другое.
- Чин, да ты красавица! – воскликнул Ю, улыбнувшись ей. Светлана фыркнула.
- А где Тина? – Ю взглянул на полифункциональный браслет, - у нас еще десять минут, но...
- Сейчас узнаем, - Чин нажала на сенсор, - Ежик, ты скоро?
- Мам, я тут в ванне, - послышался голос девочки, - такой кайф!
- Какая ванна?! – воскликнула Чин, - мы уже все стоим в коридоре и тебя ждем! Ты когда собираешься одеваться?! Опаздывать на обед к президенту...
- Да ты что, мам, еще же времени до фига и больше! Ну ладно, я иду!
Чин покачала головой. Подошла к перилам.
Внизу раскинулся зимний сад – огромный фонтан, песчаные дорожки, пальмы, заросли с вычурными орхидеями. Чин восхищенно вздохнула. Кое-где в зарослях возились садовницы в оранжевых жилетах и шортах.
Светлана и Ю продолжали давний спор. Чин знала, о чем речь – когда они подошли к планете, Ю выдвинул прежнюю идею – не стоит ли передать калимантанцам часть технологий, а часть, возможно, продать за деньги. А может быть, вообще поселиться здесь – прекрасная планета, великолепный климат, и если власти ничего не имеют против...
- Ты вспомни вчерашних нищих, да весь этот базар! Помойку вспомни!
Чин тоже вспомнила помойку и поморщилась. В общем-то обычная свалка... Ужасно лишь то, что всю ее облепили дети – в одних набедренных повязках или вообще голенькие, коричневые детишки разных возрастов, уже лет с двух. Малыши выискивали что-нибудь съестное, дети постарше собирали в корзинки вещи, еще более-менее пригодные к употреблению. Судя по всему, потом эти вещи продавались тут же на базаре. Над детишками вились рои жирных черных и зеленых мух, жара, духота, страшная вонь... А на самом рынке на космонавтов тут же накинулась толпа маленьких попрошаек.
Казалось, они вернулись на Русь – из иного мира, чистого и честного, где не было места коммерции и нищете. Но и на Руси такого безобразия, если честно, Чин не встречала.
- Ну что ж, - отвечал Ю, - конечно, у них здесь тоже не коммуна. Однако вполне приличная планета. Большего ждать не приходится. Если они обретут технологии, может быть, смогут хотя бы развить производство и накормить голодных...
На балкон выскочила Тина – одетая в форму, хотя и с мокрыми, торчащими ежиком волосами. Чин поцеловала ее в щеку, и вся компания двинулась на обед.


Длинный узкий стол ломился от яств. На расшитой белой скатерти красовались драгоценные блюда с нази-горенгом – жареным рисом с мясом и овощами, пестрым салатом гадо-гадо, ростками бамбука, овощами, рыбой, креветками, крабами во всех видах, пирамидами ролл, соусами, ломтями жареной говядины, плетеные корзины с манго, бананами, папайей, апельсинами и массой фруктов, названия которых не знала даже биолог-Чин. Среди блюд торчали горлышки узких графинов с кокосовым молоком, бутылки с винами.
Тина завалила свою тарелку лисанг-горенгом – ломтиками жареных бананов и уплетала их, запивая апельсиновым соком.
- Возьми хотя бы немного рыбы, - посоветовала мать. Тина покосилась на нее с набитым ртом.
- Угу, щус...
Президент Алман сидел прямо напротив Ю – маленький и круглолицый, с отвисающим животом, покрытым белой хламидой. Они здесь все предпочитали ходить в белом – неудивительно при такой жаре. Рядом с ним восседали еще несколько мужчин такого же типа – коричневокожие, маленькие, с обширными телесами, покрытыми белыми одеждами, поверх одежд у многих висели золотые цепочки, сверкали рубиновые и изумрудные броши.
Женщины – жена Алмана и очевидно, другие высокопоставленные жены – кушали за отдельным столом в другом конце зала. Для женщин «Союза», очевидно, калимантанские правители решили сделать исключение и допустить их за свой стол.
В начале обеда президент представил сотрапезников лишь по именам.
- Скажите, многоуважаемые гости, - начал он, - почему же отсутствует за столом капитан вашего корабля? Мне жаль, что он пренебрег моим приглашением.
- Видите ли, - ответил Ю, - ради безопасности корабля... нет, мы доверяем вам, но такова инструкция... Мы решили, что можем воспользоваться вашим гостеприимством по очереди – какая-то часть экипажа должна остаться на корабле. Капитану выпало дежурить первым. Однако любые деловые вопросы, которые нам нужно решить, вы точно так же можете обсудить с нами!
Светлана покачала головой. Она сразу говорила, что Кэс должен был бы первым посетить президента. В представлении этих людей капитан – глава, именно с ним они желают разговаривать.
- Простите, саудара Алман, - вступила она, - дело в том, что Линь Ю, с которым вы беседуете – глава нашей экспедиции, ему принадлежит инициатива и... начальный капитал. Именно поэтому мы сочли необходимым, чтобы именно Линь Ю первым принял участие в беседах с вами!
Алман сразу подобрался, его небольшие глазки засверкали.
- Варак Линь, - он положил себе ломоть акульего плавника, - не скрою, нам до сих пор не приходилось сталкиваться с дружественно настроенными гостями, обладающими высокими технологиями прежних времен. Если у вас есть какие-то потребности, или вы нуждаетесь в деньгах, возможно, мы могли бы помочь вам?
- Да, разумеется, - Ю выпрямился, - мы также заинтересованы в том, чтобы продать ряд освоенных нами технологий. О цене мы сговоримся... Кроме этого, я бы хотел встретиться с представителями научных институтов и центров Калимантана – мы исследовали туманность в районе МЛ-718, и готовы безвозмездно предоставить интереснейшие снимки и данные...
- О науке позже, - кивнул Алман и указал на сидящего справа мужчину в белой хламиде,  - вот уважаемый саудара Вайю, он владелец крупнейшей в нашей стране корпорации «Сатлиб», производящей летательные аппараты, электронную технику и боевые ракеты.
- Деструкторы, - произнес Вайю, как бы безразлично, но цепко глядя на Ю, - ведь у вас есть деструкторы?
- Есть, - пожал плечами Ю, - но не забывайте, это не наши технологии, мы еще ни разу ими не пользовались и толком не освоили.
- Но ведь у Калимантана нет собственной космической техники, - заметила Светлана, - зачем же вам деструкторы?
- Нас также интересуют высокоточные ракеты, устройства наведения, генераторы невидимости, лучевое оружие, - перечислил Вайю.
- Вы же понимаете, что такое бизнес, - добавил Алман, - от себя скажу, что правительство готово оплатить все эти заказы. Нам необходимо оружие! В нашем мире неспокойно. В Фиолетовом море курсируют эскадры пиратов, на Северных островах бунтуют сепаратисты...
- Еще эти чертовы партизаны на Бинге, - пробормотал мужчина, сидящий слева, - оттуда все инвесторы ушли! Богатый край, а работать невозможно, постоянно забастовки, да еще эти партизанские налеты.
- Тайюдин, председатель Комитета Безопасности и крупнейший акционер государственного концерна «Бали», - представил его президент, - Кстати, еще нам угрожают милитаристы с Конта. Это небольшой остров, однако они стремятся захватить жизненное пространство, и там совершенно не соблюдаются права человека!
- Да, я понимаю ваши трудности, - вздохнул Ю, - ну что ж, я думаю, надо начинать переговоры.
Светлана под столом наступила ему на ногу, Ю слегка пихнул ее в ответ.
- И еще, - добавил Тайюдин, - наша морская проблема...
- А что за морская проблема? – поинтересовался Ю.
Президент и Тайюдин переглянулись.
- На нашей планете, - пояснил Алман, - живет еще одна раса разумных существ. До сих пор мы не имели с ними дела. Со времен СТК мы не общались с ними. Но...
- Если я правильно понимаю, они живут где-то в океане? На островах?
- Нет! – покачал головой шеф безопасности, - не на островах. Ауэла живут в море. На океанском дне. Они выдерживают довольно большие давления, на суше чувствуют себя плохо, поэтому мы с ними не соприкасаемся.
- А во время СТК контакт с ними был? – уточнила Чин, - Что это за существа? Рыбы, млекопитающие, как они выглядят?
- Вы можете уточнить в библиотеке, - махнул рукой Тайюдин, - я не знаю, кто они там. Похожи то ли на китов, то ли на осьминогов. Не в этом суть. У них там цивилизация, и во время коммуняк в них зачем-то вбухивали огромные средства... Повторяю, меня не волнует их жизнь, но на Тарских островах был уже недавно серьезный конфликт, в результате чего ауэла создали цунами. Погибло 8 тысяч человек, целый остров смыло! Нам необходимо оружие, чтобы защититься от них, в случае если начнется война.
- Я понимаю вас, - кивнул Ю, - конечно, это опасно. Но здесь мы вам ничем не можем помочь, ведь у нас нет подводного оружия. Здесь нужны подлодки, торпеды... У вас ничего этого нет?
Тайюдин повернулся к соседу.
- Позвольте представить, Гема, владелец верфей...
Жирный Гема развел руками.
- Наши подлодки опускаются в лучшем случае на глубину до двухсот метров. Мы не можем достичь поселений ауэла. Конечно, у вас тоже нет такого оборудования, но может быть, технологии помогут нам сконструировать собственные торпеды.
- У нас нет оружия, - ответила Светлана, - для использования под водой. На космическом корабле оно не нужно. Но насколько я помню, два из наших челноков можно использовать как батискафы. Нужно уточнить глубину погружения...
Она нажала сенсор на браслете. Раздался веселый голос Антуана.
- Привет! Я слушаю, Светлана!
- Ант, наши челноки можно использовать как батискафы, и на какую глубину они рассчитаны?
- На достаточно приличную. До восьми километров.
Ю посмотрел на Тайюдина.
- Вы не сможете управлять нашими челноками, - сказал он, - и оружия на них нет. Но вот что я могу предложить – мы сами совершим погружение и попробуем договориться с вашими ауэла. Хотя бы выясним причины конфликтов.
Шеф безопасности пожал плечами.
- Ну что ж, это тоже вариант. Я думаю, мы договоримся.
- А как с нашими пленными? – спросила Светлана, - дело движется?
- Да, с этим все в порядке, - любезно ответил Тайюдин, - их отпечатки пальцев у нас сохранены, все личности установлены, их виновность несомненна. Мы еще раз благодарим вас за содействие в поимке этих преступников.
- Когда они будут казнены?
- Мы хотим назначить дату через две октады. Нужно подготовить общественность, понимаете ли... и некоторые детали. Все оформить. Казнь будет публичной. Разумеется, вы сможете присутствовать.
Ю поморщился.
- Если можно, мы бы предпочли не присутствовать на казни. Для нас главное – знать, что правосудие совершилось.
- Это как вам будет угодно, - согласился Тайюдин.


Лотта и Кэс тем временем отправились прогуляться по окрестностям аэродрома, оставив на корабле лишь Максима и Джана.
- Только не уходите далеко! – напутствовал их врач.
- Не волнуйся, - Кэс хлопнул его по плечу, - я все отлично понимаю. Мы погуляем в радиусе двух километров, и если что – сразу на корабль. Но ничего не должно случиться.
Пейзаж был великолепен – небо на Калимантане было необыкновенно синим, насыщенным до предела, даже чуть фиолетового оттенка. Это объяснялось, возможно, высоким содержанием кислорода в атмосфере. Космонавты шли по узкой асфальтовой дороге, растрескавшейся от времени, внизу по скоростной магистрали летели машины, слева громоздилась ядовито-зеленая сочная растительность – лес и кустарники, совершенно непролазные на вид, а вправо уходила необъятная долина, заросшая высокой травой и кое-где покрытая яркими пятнами цветочных полян. Лотта с наслаждением вдыхала легкий теплый воздух.
- Дойдем до океана?
- Далековато, - нахмурился Кэс, - но еще в пределах допустимого. Пожалуй, дойдем.
- Слушай, Кэс, а ведь если где-то жить, то – почему бы не здесь? Поговорить с правительством... нам выделят клочок земли, почему нет? Они тут вроде не изверги.
Кэс вздохнул.
- По правде сказать, Лотта, я не представляю жизни на какой-нибудь планете... Вспомни протозвезду! И вот таких чудес в космосе полно. А тебе разве не хочется исследовать новые миры?
- Да, но нам нужна база, куда мы можем возвращаться! Время от времени, конечно, можно совершать полеты.
- Если они это допустят, - буркнул Кэс, - ну и потом, именно на Калимантане... Здесь суши всего 2 процента. Плотность населения очень высока, и они еще не признают противозачаточных. Клочок земли у них – не дешевое удовольствие.
- Не понимаю этой глупости, - пожала плечами Лотта, - технологий, чтобы прокормить всех, у них нет. Рожают детей, чтобы те умирали от голода?
- И инфекций. Здесь у них фармакология тоже самая примитивная, да у бедняков и денег нет на лекарства. Кстати, Ю сообщил, что наши предложения о медицинских технологиях они вообще не приняли всерьез. Макс сейчас пытается выйти непосредственно на научные центры и фармакологические фирмы.
Вскоре перед космонавтами блеснул океан. Лотта вздохнула от восхищения. Темно-синяя масса воды до самого горизонта, в голубом мареве, в обрамлении зеленых пальмовых рощиц и белого песка. Пляжи все были тщательно огорожены, на них копошились люди.
- Искупаться бы!
- Боюсь, нас туда и не пустят, там частные пляжи. Да и у меня, к примеру, нет плавок, а ты...
- Женщин у них на общие пляжи вообще не пускают. Ладно, забудь, это я так. Хоть посмотрим!
Прямо на космонавтов выскочила толпа полуголых ребятишек. Кэс скосил глаза – у всех были видны ребра, и у самых маленьких отвисали животы, а ноги напоминали спички.
- Дяденька, тетенька, а дайте монету! А смотрите, как я танцую...
- Дяденька, а хочешь меня? – девочка лет двенадцати потянула Кэса за рукав, призывно, хотя и неумело раскрыв губы и чуть отвернув рубашонку, под которой виднелись зачатки грудей.
Кэс поспешно вытащил монету – запаслись на аэродроме – и сунул в руку девочке.
- Иди, и не занимайся этим! С ума сошла!
- Пойдем-ка отсюда, Кэс, - Лотта поспешно зашагала назад. У магистрали толпа отстала от них.
- Ты все еще хочешь жить здесь? – глухо спросил Кэс. Лотта вздохнула.
- Эх... посмотри на эти пальмы, небо, море! Это же рай, настоящий рай! Вот смотришь на это, и кажется невозможным – как в этом раю можно жить не прекрасно? Как могут здесь люди убивать друг друга, как девочки здесь продают себя за монету, как дети могут голодать?
- И ведь подумай, здесь тоже был СТК. Это была одна из планет СТК, колонизовали ее в основном индонезийцы и малайцы, одна из немногих планет, названных в честь земной местности – в данном случае острова на Земле. Вот тогда, наверное, здесь действительно был рай...
Некоторое время они шли молча. Потом Лотта начала.
- Слушай, Кэс... Я давно хочу спросить. Вот там, на Мару-3 – эта база. Ты нам начал объяснять эту коммунистическую теорию, ну об устройстве общества. По этой теории получается так, что жизнь в обществе зависит прямо от экономического уровня развития. Это логично и видно: когда ксалийцы уничтожили все следы технологий космической эры, планеты были опущены обратно в индустриальную эпоху, и соответственно, опять воцарился капитализм. Но как это объясняет происшествие на Мару-3? У них были репликаторы, которых нет пока даже у нас. У них было фактически изобилие – если не считать каких-то мелочей. Они вообще не зависели от процесса производства. Но... они опять вернулись к дикому положению вещей, когда все кому-то принадлежит, и идет борьба за собственность и власть. Как твоя коммунистическая теория все это объясняет?
- Видишь ли, - Кэс задумался, - теория эта – вроде любой научной теории, описывающей крупные явления. Она описывает общий случай. В общем случае производственные отношения и производительные силы определяют и общественный строй... То есть имеется корреляция между уровнем развития технологий – и общественной формацией. Но... у людей все равно остается свобода воли. И у отдельного человека, и у коллектива людей есть свобода воли. Мы знаем случаи, когда в изолированных странах при очень низком развитии промышленности и низком уровне технологий, в бедности развивался полноценный социализм, небольшие ресурсы успешно делились на всех, не было голодающих, шло быстрое развитие науки и производства... И такое положение сохранялось долго. Ну а на Мару – все наоборот. А произошло это потому, что они не были бдительны. Стоило допустить проникновение заразы собственничества, индивидуализма, жадности, конкуренции – и эта инфекция разрослась. Уничтожить ее было легко. Но они почему-то этого не сделали. Это как болезнь. За этим – здоровьем общества – тоже надо следить, в особенности за здоровьем руководителей и сильных личностей.
- Выходит, что не все определяется материальными факторами? – спросила Лотта. Кэс пожал плечами.
- Надо не забывать, что Мару была изолирована, и что там тоже не было изобилия и полной свободы, характерной для коммунистической формации... Так что и материальные факторы сыграли роль. В этих условиях они фактически вернулись к первой стадии – к социализму, а при нем опасность рецидивов прошлого куда выше. Это нестабильное общество. И все же, знаешь, Лотта, этого можно было избежать! Никакой железной научной необходимости в жадности и эгоизме нет! Ни при какой формации, ни при каком уровне материального производства.
Tags: сериал Союз
Subscribe
promo blau_kraehe декабрь 15, 2015 18:46 1
Buy for 10 tokens
можно за 10 жетонов
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 41 comments