blau_kraehe (blau_kraehe) wrote,
blau_kraehe
blau_kraehe

Categories:

Звездолет "Союз". История первая. "Союз" уходит в Космос. Глава восьмая

предыдущая глава

Глава 8. На корабле.

- Уравнения Матари? Вчерашний день. Нет, позавчерашний, - уточнил Антуан.
- А что ты используешь для расчета курса? – поинтересовалась Тина. Темные глаза-угольки возбужденно горели.
- Смотри!
Вместо вихрастой рожи на экране появились ряды уравнений. Девочка впилась в них глазами. Ее тонкие пальцы судорожно вцепились в краешек пульта.
Наконец Тина откинулась назад.
- Но так же не может быть, - сказала она разочарованно, - Туан! Это что – люди все знали, а потом забыли?
- Полагаю, в архивах институтов Руси все это где-то лежит. Но ты видишь, это другой уровень. Другой физический смысл. Все это имеет значение для субсветовых скоростей и в особенности для перехода за световой барьер – к чему и кому это нужно на Руси сейчас? Видимо, потому уже и не осталось специалистов, способных воспроизвести эти уравнения.
Тина вгляделась в математические выражения. Ее рука скользнула на клавиатуру.
- А если так?
Она исправила переменную.
- Не имеет смысла, - отозвался Антуан и тут же показал следующие преобразования.  Тина разочарованно закусила губу.


Ее мать в это время загрузила в очередной кювез порцию размороженных семян и включила агрегат. Прошлась вдоль грядок с травами, помидорной теплицы. Внимательно вгляделась в зеленый крошечный плод с краю – кажется, оттенок становится бурым.
- Джан! – она огляделась. Чужой спешил к ней из другого угла оранжереи.
- Джан, посмотри... мне не кажется?
- Цвет изменение есть, - согласился Джан. Протянул руку-щупальце, крышка аппарата плавно поднялась, восемь гибких «пальцев» Джана обхватили больной помидорчик.
- Инфекция? – спросила Чин. Джан способны многое определить на ощупь. Какими-то своими дополнительными чувствами.
- Нет инфекция, - вынес вердикт инопланетянин, - есть мало свет. Свет плюс два единица. Антуан?
- Две единицы? С этого краю? Пожалуйста, - послышался веселый голос. Освещение чуть увеличилось.
- Спасибо, - сказала Чин обоим, - сейчас я еще посмотрю деревья. Джан, ты закончишь с разморозкой?
- Джан закончить, - существо засеменило обратно к криоустановке.
Чин вышла в парковый отсек. На корабле росли даже деревья – разумеется, все они давно погибли, но на днях Чин с Джаном высадили новые размороженные саженцы. Все они были, разумеется, генетически модифицированы и являлись гибридами – молодые дубки, на которых будут расти яблоки, березки, которые в будущем осыплет сиреневый цвет, а завязи потом преобразуются в сливы и гроздья вишен... Пальмы, на которых одновременно вырастут бананы и кокосовые орехи.
За неделю саженцы пошли в рост, и первые зеленые листочки уже распустились. Чин брела по дорожке, внимательно вглядываясь в растения. Автоматика регулирует параметры почвы и воздуха, следит за состоянием саженцев, но человеческий взгляд необходим, иногда можно заметить вещи, которые не обнаружит никакая автоматика. Правда, еще лучше взгляд и присутствие Джана.
Между саженцами пробивалась молодая пушистая травка, вдали виднелись кустарники. Под рубкой раскинулось пустое пространство – его еще предстоит засеять, согласно документации, здесь должен располагаться нетронутый биотоп – луг, заросли, болото. Остальное пространство парка – кроме прочего, место для рекреации. Потолка здесь, казалось, не было, пусть это иллюзия – но вверх уходила глубокая прозрачная синева.
Жаль только птиц нет.
- Как хорошо, - вырвалось у Чин.
- Еще бы не хорошо, - раздался голос в пустоте. Чин едва не подпрыгнула.
- Ох, ты меня напугал, Антоша!
- Если хочешь, могу перейти на другую форму общения или отвечать только по требованию, - отозвался Антуан.
- Да нет, все нормально. Просто мне надо привыкнуть. Кстати, Антош, я хотела с тобой поговорить.
- Всегда пожалуйста!
- Я насчет Тины. Видимо, мы останемся на корабле довольно долго. Сейчас месяц или два пройдет, пока мы разбираемся. Да и потом, может быть, останемся здесь. Тина, конечно, должна быть со мной. Но ведь ей надо ходить в школу, получать образование! Вот я и хотела спросить... Я с ней, конечно, могу и сама заниматься. Но нужны книги, программы. У тебя нет каких-нибудь обучающих программ?
- Конечно, есть! – как всегда, с энтузиазмом ответил искин, - у меня память просто набита обучающими программами. И я уже с Тиной занимаюсь. Правда, только математикой.
- Да, математика – это ее хлебом не корми... – согласилась Чин, - но чтобы успешно сдать экзамены за школьный курс, ей нужны и остальные предметы. Химия, биология... история... что там еще, не знаю. А, основы государства и закона Руси!
- У меня есть программа начального и среднего общего образования на Совете, - сказал Антуан, - по всем предметам. Химия неорганическая, органическая, промышленная, биохимия человека, медицина, анатомия и физиология человека, зоология, ботаника, микробиология, молекулярная биология, генетика, физическая механика, оптика, электротехника...
- Все понятно, - прервала Чин, - словом, все предметы, я так понимаю? И гуманитарные?
- Русский язык, английский, китайский, испанский и вообще любой из существующих языков, в двух вариантах – как иностранный, и филологический уровень, литература любой эпохи и сокращенный курс для средней школы, философия, этика, мировая культура...
- Стоп, все ясно. То есть проблем фактически нет, и Тину на борту можно подготовить экстерном к сдаче экзамена за среднюю русскую школу?
- Я вижу проблему, - возразил Антуан, - но она разрешима.
- А именно? – Чин дошла до конца парка, где небо уже превратилось в прочную стену, и развернулась обратно.
- У меня нет никаких данных по истории Совета... прости, Руси, я уже понял... после вторжения ксалийцев. Я об этом впервые узнал от вас. Нет данных по руссийскому праву и государственному устройству, экономике... Я не смогу этому научить твою дочь.
Чин подумала.
- Ну ладно. Но эту проблему можно решить. Это она может быстренько выучить... потом. Если ты дашь нам программу по другим предметам, я буду с ней заниматься.
- Никаких проблем! – воскликнул искин, - И нет необходимости тебе отвлекаться от работы. Я прекрасно владею педагогическими методиками!
Чин засомневалась:
- Видишь ли, это не так просто, тем более, с Тиной. Она необычный ребенок! Потом, нужна дисциплина... Надо ежедневно заниматься хотя бы часов шесть.
- Не волнуйся, - снисходительно ответил Антуан, - дисциплину и порядок я обеспечу.
- Хорошо, - с некоторым сомнением сказала Чин, - но все-таки... если будут проблемы, скажи мне об этом.

Ю аккуратно снял внутренний кожух с сердца левого маневрового двигателя.
- Это, как я понимаю, ионная колба, - он коснулся белой светящейся трубки.
- Правильно! – жизнерадостно ответил Антуан.
- А вот это что? Световоды?
- Нет. Это у вас световоды. А это магнитодержатели.
- Магнитодержатели? Не понял...
- Там феррочастицы внутри.
- А-а, все понятно. Угу. Интересно, - горящие глаза Ю внимательно вглядывались в конструкцию.
- Посмотри, Туан. Я сейчас расскажу тебе, как я понял схему, а ты скажи, верно или нет. Ионы поступают из колбы вот сюда, в ускоритель. Здесь они разгоняются. Магнитодержатели стабилизируют поток. Здесь батарея. Здесь происходит выброс рабочего тела. Это боковые роторы, они поворачивают трубу двигателя, управляются через вот это радиоустройство из рубки вручную, ну и видимо, у тебя тоже есть с ними связь...


Ю ловко касался тонкими пальцами частей двигателя. Антуан согласно бурчал «угу», и лишь в некоторых местах поправлял его. Наконец инженер замолчал.
- Я впечатлен, - признал Антуан, - твой первоначальный уровень знаний, признаться, был настолько низок, что я и не надеялся чему-то тебя обучить. Но ты разобрался сам!
Ю хмыкнул.
- Я не настолько глуп, как ты считаешь.
- Этого я и не утверждал! Если ты еще месяц так интенсивно позанимаешься, можешь смело занимать вакансию моего главного инженера.
Ю не знал, как воспринять этот сомнительный комплимент. Похоже, искин ощущает себя полным хозяином на корабле.


Дорожка сама бежала навстречу, и Лотта усердно перебирала ногами, придерживаясь за поручни. Вокруг цвел яблоневый сад, звучал радостный детский хор, и весенний цветочный аромат радовал лимбическую систему. Однако нога начинала уже побаливать. Лотта сжала зубы. Но тут дорожка пошла медленнее, тише, и постепенно остановилась. Мираж вокруг медленно растаял, голубые стены спортзала проступили сквозь него, музыка затихла вдали.
- Достаточно на сегодня, - сказала Светлана и протянула руку планетологу, помогая сойти с тренажера, - боли еще есть?
- Немного, - Лотта с любопытством посмотрела на женщину-офицера. Светлана была в белой безрукавке с черной каймой, мышцы так и бугрились под загорелой кожей, словно у накачанного парня, а кожа была покрыта мелким бисерным потом. Светлана, видно, не теряла времени и тоже пока потренировалась...
Между прочим, фигура Веты была вполне женственной – точеная талия и красивые крутые бедра.
- Я бы сказала, эти боли – мелочь. Невозможно представить, чтобы на Руси у меня так быстро зажил перелом!
- У них были другие технологии, - сказала Светлана, - в том числе и медицинские. Кстати, в СТК продолжительность жизни достигала 150 лет. Надо спросить нашего капитана... может быть, и у него тоже...
- Но ведь он провел жизнь на Руси, - возразила Лотта. Женщины вошли в тесную раздевалку. Светлана стянула майку. Лотта же постеснялась переодеваться рядом с красавицей офицером – у нее-то обыкновенная фигура уже немолодой женщины.
- Это неважно, - сказала Светлана, скрываясь за дверцей душа и крикнула оттуда уже приглушенно, - у них в СТК детям проводили какие-то процедуры. Или даже плодам в утробе матери. Как я понимаю, от этого гены старения начинали работать по-другому!
Лотта переоделась. Вспотела она не сильно, и потому ограничилась обтиранием специальной влажной губкой. Сменила белье – благо, на корабле оказалось достаточно стандартного белья для мужчин и женщин, и надела форму – теперь все они носили форму «Союза», белую с алыми полосками на отложном воротнике и рукавах.
- Может, присядем выпьем кофе? – Светлана, уже свежая и в чистом белье, тоже натягивала костюм.
- Я не против, - согласилась Лотта, с тоской подумав об анализе ночных снимков планет, который дожидался ее в обсерватории. Но с этим успеется. Надо поддерживать контакты с товарищами...
За стеклянной перегородкой у спортзала уже сидел Ю в очках-читалке, потягивая кофе. Женщины подсели к нему за столик, инженер снял читалку. Светлана принесла два кофе из автомата, для себя и Лотты.
- Ты делаешь успехи, - сказала она, - Максим будет доволен.
Лотта кивнула. Под руководством Светланы – только Вета разобралась со всеми тренажерами в спортзале – она проходила реабилитационную программу для своей ноги, назначенную врачом.
Она вдруг ощутила неловкость. Вроде бы и говорить не о чем дальше. Лотта слегка запаниковала.
Они слишком разные! Вета – молодая, красивая и интересуется лишь спортом и военным делом.  А что она, Лотта? Ей уже за пятьдесят, у нее взрослый сын на Руси, а все интересы всю жизнь сводились лишь к астрономии и планетологии, ну изредка в свободное время Лотта позволяла себе почитать докосмическую литературу и сходить на концерт классической музыки.
Ю тоже вежливо молчал – о нем она не знала совсем ничего.
- У тебя интересная работа, наверное, - сказала Светлана, - ты из обсерватории вообще не вылезаешь. И спишь, кажется, тоже там...
Лотта смущенно хмыкнула. Позавчера она действительно заночевала в обсерватории.
- Если бы Антуан не ругался, - пожала она плечами, - а работа действительно... Видишь ли, я открыла некоторые вещи, которые для планетологов на Руси будут просто революцией. Сейчас надо все это обосновать, собрать достаточное количество материала... На самом деле это потрясающе – такой материал сам идет в руки!
Светлана кивнула.
- Да, представляю, как тебе сейчас интересно. А ты, Ю?
Инженер махнул рукой.
- С двигателем все мучаюсь.
- Ну а ты? – спросила Лотта, - занимаешься спортзалом?
- В основном совсем другими вещами, - Светлана покачала головой, - мне надо изучить здешние системы оружия. Антуан говорит, что не может стрелять без участия человека, самостоятельно.
- А что, на корабле есть оружие? – удивилась Лотта. Светлана снисходительно фыркнула.
- А как же? Конечно. Все корабли А-класса снабжались оружием, ведь и в СТК бывали столкновения с Чужими. Обычными, не сверхцивилизацией, как Ксали. И ты знаешь, оружие такое, что просто опускаются руки... И все время думаешь – почему у меня этого не было в горах? Сколько жизней можно было бы сберечь...
- Ты воевала? – изумилась Лотта. Женщина с достоинством кивнула.
- Да, командиром роты. Ведь я закончила академию. Но правда, - вздохнула она, - здесь это мне не помогает. В такой технике можно разобраться только с помощью Антуана.
- Разберемся – пообещал Ю, - не боги горшки обжигают. Слушай, Вета... Это не очень красиво, но можно задать тебе один вопрос?
Светлана насторожилась. Взглянула на Ю, своего давнего приятеля, такого в сущности малознакомого.
- Можно, - кратко ответила она.
- Я сейчас очень рад, что Чин и Тина у нас на корабле. Это здорово. Но... почему ты все-таки поставила такое условие? Ведь мы здорово рисковали. Почему тебе надо было притащить их сюда?
Вета молчала, опустив глаза. Лотта коснулась ее руки.
- Мне тоже интересно. Можно спросить Чин. Но очень уж неловко.
Светлана подняла голову.
- Хорошо. Я объясню вкратце. Потому что в самом деле не надо спрашивать об этом Чин. Лучше всего – никогда.
Так вот, мы с Чин подруги еще со школьных лет. В институте она вышла замуж за одного типа, с которым потом разошлась. Если точнее – ушел он, но и слава Богу, потому что Чин от него за три года брака натерпелась всякого. Потом она одна растила ребенка. Отец исчез, без всяких известий, кстати, прихватил машину и выселил их из квартиры. Чин и не искала его особо, да и невозможно было его найти. И вдруг с полгода назад этот тип появляется снова. Через двенадцать лет. Оказывается, он занялся сомнительным бизнесом, прогорел, связался с криминалом, два года отсидел, а теперь на уворованное открыл легальное предприятие и стал богат. Внезапно его заинтересовала дочь. Жену он себе приобрел молодую, красивую, ну и решил, чтобы не возиться с малышами, сразу взять себе большого ребенка. Так, чтобы Тина переехала к нему. Подкупы и уговоры не подействовали – Тина его боится до колик, и на богатство плевала. Ну и... словом, он решил действовать против Чин. Та должна либо заставить дочь перейти жить к отцу, либо – как вариант – просто исчезнуть. Для начала Чин избили. Потом была попытка похищения, но Тина сама сбежала, она у нас девочка гениальная. Вот уже полгода я организую их охрану. Но если меня не будет – то сами понимаете, что произойдет. Вот такие дела.
- Да, - выдохнул Ю, - теперь я понимаю, почему ты так.
Лотта кивнула.
- Бедняги. Подумать только... хорошо еще, что мой бывший относительно интеллигентный человек.
Вета криво улыбнулась.
- Я вообще-то не хотела все это никому рассказывать. И Чин вы не говорите. Я думала, что это само собой понятно – почему женщина с ребенком может захотеть бежать куда угодно из нашего проклятого мира.
Tags: сериал Союз
Subscribe
promo blau_kraehe декабрь 15, 2015 18:46 1
Buy for 10 tokens
можно за 10 жетонов
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments