blau_kraehe (blau_kraehe) wrote,
blau_kraehe
blau_kraehe

Звездолет "Союз". История первая. "Союз" уходит в Космос. Глава пятая

предыдущая глава

Глава 5. Антуан.

Прошло шесть часов. Кэс обливался потом.
Внутри у него словно тикали два счетчика. На четыре часа осталось кислорода у Лотты. В космолете... в космолете основной резерв уже кончился.
«Союз» не слушался его. Кэс сумел получить воду и пакет консервов – к еде не притронулся, не до того. Он сходил вниз, в машинное отделение и там смог разобраться в двигателях. Гравитационный был, судя по всему, в порядке, да и маневровые двигатели работали, сохранился и запас рабочего тела – водорода. Но корабль не желал запускаться никоим образом.
Линь Ю был прав – нужна экспедиция. Инженеры, пусть даже современные – мозговым штурмом к чему-нибудь пришли бы. Да он бы разобрался, наверное, и один. Было бы достаточно времени! Но на космолете уже кончился кислород. Кончается. Что делать, если пройдет еще несколько часов?
Ничего, сказал себе Кэс. Это непредставимо. Немыслимо. Не стоит тогда запускать двигатель. Вообще ничего не стоит делать...
Внутри все похолодело от такой перспективы.
Кэс вскочил. Прошелся по рубке. Сзади располагались два вспомогательных пульта, кресла за ними, еще два дополнительных кресла для членов экипажа и пассажиров.
Кэс внимательнее пригляделся к пультам. Ничего нового: дублирование функций основных пультов с упором на внутрикорабельное управление.
На втором пульте была небрежно лазерным пером изображена рожа с буйными кудрями – кто-то баловался? И подпись – Антуан.
Кэс подошел к основному пульту, ввел с клавиатуры слово «Антуан».
Компьютер отреагировал:
«Активировать стволовую личность?»
«Да», - от волнения Кэс едва попадал по клавишам.
«Ждите».
Он откинулся назад. Ждать было невыносимо. Кэс отпил немного воды из пластикового стакана. Вода показалась затхлой.
Четыре минуты. Экран снова замерцал – теперь уже гораздо ярче и увереннее.
«Стволовая личность активирована. Ждите контакта».
Свет еще усилился.
Внезапно в рубке раздался громкий жизнерадостный голос – Кэс едва не свалился с кресла от неожиданности.
- Антуан на проводе! Кто здесь?
- Мое имя Кэс Кэрон, - хрипло сказал он, - я капитан третьего ранга флота Коста-Нуэвы. Антуан... дайте мне отчет о состоянии двигателей корабля.
- Э, не так резво! – заявил голос, - сначала, Кэс Кэрон, приложи-ка руку к зеленому круглому сенсору... увидел? Мне надо тебя идентифицировать и запомнить.
Кэс послушался. Искин на этом корабле явно был с характером. Во времена Кэса, а может, просто на Коста-Нуэве таких уже не делали.
- Назови дату, - потребовал Искин.
- Три. Пять. Шестьсот двадцать четыре.
Антуан издал легкий удивленный свист. Очень натурально.
- Ты хочешь сказать, что я проспал восемьдесят лет?
- Ты можешь провести оценку окружающей среды? – спросил Кэс.
- Ты меня за осла принимаешь? – возмутился Искин, - мы находимся на теневой стороне Смирновы, в кратере Альты. Температура почвы...
- Ясно, достаточно. Слушай задачу. В трехстах километрах отсюда на плоскогорье Генина, - Кэс бросил взгляд на старую карту, - находится летательный аппарат, в котором погибают люди. У них очень мало кислорода. Мы должны немедленно взлететь и провести спасательную операцию. Сколько времени потребуется тебе на взлет?
Антуан помолчал несколько секунд.
- По-хорошему нужно двое суток, - сказал он. У Кэса упало сердце, - но ради спасательной операции все вспомогательные процессы можно остановить. Взлетаем немедленно. Задай координаты цели.
Кэс выпрямился.
- Координаты... – он снова посмотрел на карту, - плато Генина. Двенадцать-сорок семь. Старт двигателей.
- Положи руку на сенсор, - напомнил Искин. Кэс послушался. Внизу раздалось легкое гудение. Показалось, что корабль качнулся.
- Отчет. Состояние основных систем, - скомандовал Кэс. И сам не узнал свой голос – жесткий, металлический. Отчет побежал по стеклянному экрану, Кэс быстро проглядывал его. Да, Антуан прав, нужно два дня на профилактику. Но их нет, этих двух дней – значит, рискуем.
- Двигатели в рабочем состоянии, - доложил Антуан, - готовность к старту – одна минута. Обратный отсчет.
Огненные большие цифры замелькали в правом углу экрана. Сменились большим нулем.
- Старт! – приказал Кэс. Легкая, едва заметная перегрузка прижала его к креслу. Звездное небо в экранах на миг покачнулось.
- Высота четыре тысячи, - сообщил Антуан, - включаю задние маневровые.
Корабль плавно, стремительно заскользил к плато Генина.
Лотта, которая выползла из-под завала на открытое пространство, увидела скользящий по темному небу серебряный вытянутый диск. На жестком худом лице женщины появилась улыбка.
Даже если Кэс не успеет забрать ее – все равно они победили.


Весь самолет давно был тщательно обыскан и проинспектирован, и все собранные запасы кислорода принесены в отсек. Их было, к сожалению, немного.
К концу вторых суток невыносимая скука ожидания сменилась страхом. Спать уже никто не мог – все выспались за это время, как никогда в жизни, спящий человек потребляет кислорода меньше. Бодрствующие лежали или сидели в креслах, стараясь дышать пореже и не разговаривать.
Линь Ю несколько раз пытался связаться с Кэсом и Лоттой по радио, но связь была очень плохая, и разобрать ничего так и не удалось. Впрочем, известно, что в этих местах скальные породы создают сильные помехи радиоволнам.
Тина – и она вела себя на удивление спокойно – вдруг оторвала маску от лица. Бросила на пол бесполезный уже баллон.
Светлана встала, подошла к ней. Открутила собственный баллон и и прицепила его к системе Тины. Все, это последний.
- Лучше я... – Чин поднялась было. Светлана посмотрела на нее.
- Сколько еще у тебя? Видишь – а у меня на два часа. Ей надольше хватит.
- А ты? – спросила Чин. Светлана пожала плечами.
- Рано или поздно... Здесь еще есть воздух.
В самом деле, в атмосфере самолета еще можно было дышать. Хотя воздух был спертый, у Светланы почти сразу заболела  голова.
Ю аккуратно отцепил пустой баллон и положил его на пол. Они обменялись взглядами со Светланой.
«Авантюра, - подумал Ю, - безумие. Как мне могло прийти это в голову?»
Он знал – как. Понимал, что не смог бы дальше жить  на Руси, обладая таким знанием. Но сейчас на его глазах гибли доверившиеся ему люди. Женщины. Ребенок. Несчастный врач, которого они захватили силой! Молодой, интеллигентный, высокообразованный. Максим Голубь не пытался возмущаться или протестовать. Он экономил кислород – сидел в кресле и молчал, закрыв глаза.
Вот и он отстегнул ненужный уже баллон... На сколько еще хватит атмосферы внутри самолета?
Еще два часа. Воздух в баллоне остался только у девочки.
Дышать, кажется, почти уже невозможно. Чин обняла Тину, прижала к себе.
Лучше всего заснуть, подумала Светлана. Заснуть и не проснуться. Отравление углекислым газом уже вовсю дает о себе знать – нестерпимо болит голова. Можно попросить у врача таблетки – но нет смысла. Голова кружится. Светлана закрыла глаза.

Вся ее жизнь была – борьба. Но не та борьба, о которой мечтала маленькая Вета, обожающая боевики и старые фильмы об СТК. Ей хотелось быть героиней, поражающей зло. Партизанкой, борющейся против ксалийцев. Непобедимой, сильной, той, кого ждут на помощь...
А пришлось бороться – сначала за то, чтобы ее, девочку с кукольным лицом и голубыми глазами, приняли в серьезную секцию борьбы. За то, чтобы разрешали спарринги с мальчишками. Чтобы ее принимали всерьез – приходилось быть не «как мальчишки», а намного лучше их. Лучше всех.
Но и с дипломом чемпиона Московы по унибою среди мужчин, с разрядами по стрельбе, парашюту, водительскими правами ей пришлось бороться за то, чтобы ее приняли в военную Академию. В качестве исключения. И это удалось лишь благодаря связям папы...
О карьере не могло быть и речи. Светлана отвоевала четыре тяжких года на границе в качестве простого лейтенанта, командира сначала пехотного, а затем разведывательного взвода. Заслужила новое звание и боевые награды. Но когда вернулась в Москову – война на границе с Сибирией уже утихла – пришлось снова бороться. Из-за фатально неправильного устройства половых органов ей нельзя было ни преподавать в военной академии, ни занимать должность в штабе.
Светлана нашла место в частном бизнесе, в корпорации «Аэрокосмика», в высшем руководстве охраны. Нельзя сказать, что именно о такой работе она мечтала всю жизнь. В сущности, она жила тем, что было после работы – тренировала ребят в секции унибоя, тренировалась сама, коллекционировала гильзы от разных видов оружия, смотрела бесконечные диски с боевиками...
С Линь Ю она познакомилась в спортклубе – он ходил тренироваться для здоровья. Возможно, он попросту, как многие, хотел подбить ей баки. Но никогда не намекал на это, и между ними возникла настороженная, прохладная дружба. Иногда после тренировки заходили в бар, выпить чашечку кофе...
Хотя это было бы только логично. Она – красивая, еще молодая, сильная, успешная. Он – главный инженер «Аэрокосмоса», тоже молодой, симпатичный и, что странно, холостой.
Светлана не знала, как отреагировала бы на ухаживания Линь Ю. Ее пока устраивала текущая ситуация.
В один прекрасный день он рассказал ей о «Союзе».
Тогда Вете показалось, что первый – и единственный – раз в жизни она может применить свои силы и навыки по назначению. Для того, чтобы сделать что-то хорошее. Дать возможность другим людям сделать что-то по-настоящему прекрасное, ценное... для всего человечества, как ни пафосно это звучит.
Выходит, что она умирает не зря.
Со стуком упал последний баллон Тины.

- Простите! – сказал вдруг Линь Ю, - простите меня, если можете.
- Все нормально, - с трудом произнесла Светлана, - при чем тут ты.
Она забыла, что они до сих пор были на «вы».
- Мы сами хотели. Сами выбрали, - тихо добавила Чин.
Врач не сказал ничего.
Внезапно Тина высвободилась из рук матери. Неожиданно резко вскочила.
- Ты что?!
- Смотрите! – она кинулась к окну. И вдруг, видимо, от резкого движения, обмякла. Потеряла сознание.
Но все уже были у иллюминатора.
Гигантская серебряная птица, взмахнувшая крыльями – таким было это видение. Птица медленно, плавно опустилась на почву рядом с самолетом. Теперь было видно лишь ее гигантское брюхо. «Селезень» казался огромным, но этот титан был больше в несколько раз.
Внезапно на пол сползла Чин – дышать одним углекислым газом уже не получалось. Светлана держалась из последних сил, вцепившись руками в спинку кресла.
Линь Ю склонился над Чин, попытался привести ее в чувство – но врач коснулся его плеча.
- Не трогайте. Так лучше.
Он сам дышал часто и неглубоко.
Может, это мираж? – подумал Линь Ю. Массовая галлюцинация. Вроде бы «Союз» выглядел иначе...
Из чрева гигантского корабля вывалилась маленькая фигурка в скафандре. За плечами – огромный рюкзак. Кэс? Медленно, нестерпимо медленно он пересекал пространство между кораблями.
- Шлюз... открыть шлюз... – прошептал Линь Ю. Светлана, шатаясь, пошла к люку. В глазах у инженера потемнело.
Он пришел в себя оттого, что дышать стало неожиданно легко.
На лицо была надета маска. Линь Ю прижал маску и сел. Эйфория от чистого кислорода охватила его. Головную боль как рукой сняло.
Он увидел Кэса – не в обычном скафандре «Аэрокосмики». На нем был надет странный изящный костюм серо-голубого цвета, без баллонов – лишь с утолщением на спине. Точно такой костюм, как в фильмах про старые времена...
- Привет, - весело сказал старый космолетчик, - надевайте скафандры!


Он принес костюмы для всех. Даже для Тины маленький, детский скафандр. Беглецы лихорадочно переодевались.
- Где Лотта? – спросил врач, - на корабле?
- Лотта, - Кэс помрачнел, - она сломала ногу. Я оставил ее в скалах. Нам нужно быстро лететь туда. Кислорода по моим подсчетам у нее еще на два часа. Торопитесь!
Подгонять никого было не нужно. Один за другим беглецы скатились на поверхность Смирновы и цепочкой пошли к «Союзу».
Tags: сериал Союз
Subscribe
promo blau_kraehe december 15, 2015 18:46 1
Buy for 10 tokens
можно за 10 жетонов
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment