blau_kraehe (blau_kraehe) wrote,
blau_kraehe
blau_kraehe

Categories:

Звездолет "Союз". История первая. "Союз" уходит в Космос. Глава вторая.

Глава 2. Линь Ю.

Линь Ю в последнее время имел сплошные неприятности по службе, его стремительный карьерный взлет грозил оборваться. Собственно говоря, в этом был виноват сам главный инженер. У него сильно испортились отношения с топ-менеджментом «Аэрокосмики», а произошло это после того, как инженер напросился на аудиенцию у Самого.
Контрольным пакетом «Аэрокосмики»  владел московский миллиардер Руслан Абрамов. Конечно, это была лишь мелочь в его владениях. Сам Абрамов не занимался никакими делами, полагаясь на своих менеджеров и директоров, но главные стратегические решения принимал все же он.
На это и рассчитывал Линь Ю, списываясь с секретариатом олигарха. И вот полгода назад он получил разрешение посетить хозяина на его личном острове в Самоварном море.
Входя в роскошные, по вкусу московских олигархов, покои, главный инженер не сомневался – до сих пор хозяин ничего не слышал о нем, но для сегодняшней аудиенции ему подготовили всю нужную информацию, и сейчас на абрамовском мониторе высвечена вся подноготная самого Линь Ю и его семьи до четвертого поколения, все данные о его вредных привычках (бросил курить 12 лет назад, в юности злоупотреблял рауш-ваннами), о карьерном росте и изобретениях (самым значительным была разработка вертолетной турбины, которая позволила «Аэрокосмике» занять ведущую позицию на планете в производстве винтокрылых машин)...
Ю ошибся. Абрамов встретил его в малой гостиной, обставленной в мусульманском стиле – низкие диваны, пушистые ковры, затянувшие пол, стены, курящиеся кальяны по углам. Не хватало разве что полуобнаженных наложниц, но казалось, они вот-вот появятся из-за складок ковров, соблазнительно вращая бедрами...
Абрамов развалился на низком диване, коллекция курительных трубок в пепельнице старинной керамики красовалась перед ним на резном столике. Одной из трубок олигарх молча указал инженеру место на диванчике напротив. Ю опустился на край дивана, нервно сжимая в пальцах папку с планшетом.
В планшете, на всякий случай, хранились все данные и расчеты, которые он мог бы продемонстрировать мультимиллиардеру в подтверждение своей позиции.
Руслан Абрамов был облачен в  коллекционный шелковый халат, босые ноги тонули в ворсе ковра, холеная кожа сияла, и лишь гусиные лапки у черных глаз выдавали уже не юный возраст олигарха. Национальное происхождение Абрамова определить на первый взгляд было сложно, хотя судя по фамилии, в нем было что-то русское.
Впрочем, мода на подчеркивание национальности, вспыхнувшая после ухода ксалийцев, угасла задолго до рождения Линь Ю.
Инженер нервно сглотнул и заговорил, стараясь сосредоточиться на концентрических кругах коврового узора – чтобы не дрожал голос.
- Сударь, я просил встречи с вами по следующему вопросу. Девять месяцев назад на третьей луне Руси, Смирнове, исследовательская группа «Аэрокосмики» обнаружила древний звездолет класса А-250, «Союз»...
Он перевел дух.
-  Я убежден, что вы понимаете колоссальное значение этого открытия. Таких звездолетов на Руси, как и на союзных нам мирах, не осталось. В лучшем случае, они сохранились в окрестностях Коста-Нуэвы, но она для нас недосягаема. Изучение двигателя «Союза» и его строения подвинуло бы нас на несколько шагов вперед в техническом прогрессе. К чему изобретать велосипед, который был давно уже изобретен в СТК? Ведь теперь можно изучить его. Я произвел подсчеты прибыли, которую в долгосрочной перспективе может получить «Аэрокосмика» благодаря изучению «Союза»...
Инженер говорил еще минуты две. Он выпустил из речи перипетии борьбы с менеджерами «Аэрокосмики», свое отчаяние – неужели «Союз» решили просто заморозить, и он никому не нужен? Речь он готовил долго. С одной стороны, нельзя показывать олигарху, что тот идиот, олигарх наверняка понимает и сам, что даст исследование «Союза». С другой стороны, выгоды все же нужно перечислить. Гравитационный двигатель! Заново открыть принципы получения гравиэнергии. Это переворот не только в аэрокосмической технике, но и в энергетике. Вероятно, искусственный интеллект в качестве корабельного компьютера. Голографическая инфосистема. Автономная система существования в космосе. Замкнутый цикл оранжереи. Оружие: импульсные пушки, деструкторы. Кусочек другого, куда более развитого мира; частица прежнего величия человечества. И все это досталось одному только Абрамову! Все это в его руках.
Олигарх поднял руку, прерывая речь инженера.
- Достаточно! Я понял. Два вопроса. Стоимость проекта по исследованию «Союза». И второе – какую гарантию вы можете дать, что изучение всех этих вкусных примочек вообще что-то даст? Вы – лично вы – в них разберетесь? Или вам просто хочется поиграть во все это?
- Я уверен, что в долгосрочной перспективе... – начал Линь Ю. Это и в самом деле был больной вопрос. «Союз» сулил сказку. Но невозможно ответить в вещественном и денежном выражении – когда и что получится реализовать. А длительная экспедиция на Смирнову, исследование «Союза» – Линь Ю честно подсчитал и это – обойдется в несколько миллиардов уже в первый год.
Но ведь нельзя, просто нельзя упускать такой шанс просто потому, что жаль денег?
Линь Ю обдумывал перспективы обращения и в другие инстанции.
Но государственная программа космонавтики была жалкой и ничтожной, собственно, ограничивалась обслуживанием спутников связи. А из частных инвесторов Абрамов с «Аэрокосмикой» и был, пожалуй, единственным, кто способен оплатить такие исследования.
Выслушав Линь Ю, Абрамов некоторое время молчал. Затем поднял руку, словно собираясь прихлопнуть комара.
- Я все понял. «Союз» будет стоять там, где стоял.
- У меня есть еще одно бизнес-предложение, - выложил Ю последний козырь, - мы могли бы  организовывать экскурсии на «Союз»... Стоимость билета – два-три миллиона рублей, и при количестве желающих хотя бы десять человек в год...
- Мы получаем жалкие копейки при колоссальном геморрое, - в раздражении Абрамов ткнул трубкой в пепельницу, взвив облачко сизого пепла, - не надо думать, что вы умнее всех.
Он помолчал и закурил от огонька в каменной вазе на столике новую трубку.
- Я ценю ваше... э-э... неравнодушное отношение к делу. Кроме того, кажется, вы что-то там изобрели, господинь Линь. Словом... гм... вам прибавят оклад. Благодарю за представленную информацию. К сожалению, она не является для меня новой. Вы хороший инженер, Линь. Занимайтесь своим делом. Не лезьте в бизнес. Вы в нем, простите уж, ничего не понимаете. «Союз» сейчас бесперспективен. Никто на моем месте... да и вообще никто туда не полезет. То, что можно было с него снять и исследовать – экспедиция уже сняла. А целиком... «Союз» останется стоять на месте.
- Но... почему? – не выдержал Ю. Абрамов с раздражением стряхнул пепел.
- Да потому, что «Союз» принадлежит мне! И «Аэрокосмика» принадлежит мне! И я так решил. Вы поняли меня?
- Да, - Линь Ю поднялся, - я вас понял.


Он некоторое время опасался увольнения. Вспышка раздражения хозяина была показательной. Но ему действительно даже немного прибавили оклад.
Однако перестали приглашать на заседания Совета менеджеров, перестали интересоваться его мнением. Видимо, до того момента, как главный инженер снова сможет себя реабилитировать. А недавно топ-менеджер Васильев завел речь о том, что вот есть какой-то молодой перспективный кандидат, а Линю, возможно, следовало бы уйти в замы по науке и заняться своим непосредственным делом – изобретениями и техническим контролем.
Ю это мало интересовало. Он и раньше не рвался на пост главного инженера, к  богатству тоже не стремился. У него после разговора с олигархом опустились руки. Выхода он не видел. Пришлось даже пройти курс лечения у психотерапевта и какое-то время принимать антидепрессанты...
Свет в конце туннеля неожиданно забрезжил снова с той стороны, в которую Ю вовсе и не смотрел.
У него была полезная привычка – раз в несколько месяцев просматривать досье всех работников, принятых в «Аэрокосмику». Контролировать работу менеджера по кадрам. Очень часто это оказывалось нелишним. Так Ю обнаружил трех отличных инженеров, принятых почему-то на менеджерские должности, одного пилота-испытателя, которого взяли в техники, и заметил пятерых, дипломы которых были дутыми или купленными – эти пятеро были взяты на контроль и после первых же, неизбежных ляпов, переведены в отделы продаж или уволены.
Возможно, просматривать досье рабочих и даже всяких охранников, уборщиков, электриков было лишним – но Ю славился аккуратностью и дотошностью в деталях.
Поэтому на глаза ему и попалась информация о Кэсе Кэроне. На первый взгляд – обычный неудачник, уже за 50 лет, и только теперь смог пройти какие-то смехотворные курсы электриков. Судя по имени – инопланетник, на Руси такие имена не встречались. Инопланетникам – без связей и накопленного богатства – конечно, устроиться труднее.
Ю быстро выяснил, что Кэрон попал на Русь в возрасте 22 лет...
А происходил он с Коста-Нуэвы. Последнего неуничтоженного ксалийцами оплота СТК. Последнего мира СТК.
И по специальности был капитаном звездных кораблей А – то есть кораблей автономного класса.


- Расскажите о себе, - попросил Ю, - вы живете на Руси уже тридцать лет... Как получилось, что вы не нашли... ну конечно, о работе по специальности речи быть не может, но ведь у нас нужны летчики, нужны толковые инженеры...
Кэрон криво улыбнулся.
- Вы меня извините... ваши родители ведь были не из низших слоев общества?
- Нет, - ровно сказал Ю, - моя мать работала в министерстве транспорта. Отец был кибернетиком. Почему вас это интересует?
- Извините еще раз, но вы первым задали биографический вопрос. Видите ли, я не знаю, интересует ли вас ответ на него. Потому что человек, как вы, происходящий из приличной московской семьи, вряд ли поймет этот ответ. Я ведь прекрасно понимаю все, господин Линь. Вы смотрите на меня и думаете – как можно быть таким размазней, как можно до пятидесяти лет находиться в прекарной ситуации, имея в общем-то неплохой потенциал, образование, развитие... Я начну вам рассказывать, как это возможно. И даже более того – что только это-то в вашем мире и возможно. Начну рассказывать о том, что было со мной с самого начала, обо всех злоключениях, вранье, попытках стучаться в запертые двери, издевательствах... а вы будете слушать и думать – изобретает отговорки. Кто не хочет, придумывает отговорки, не так ли? Вы ждете от меня оправданий, господин Линь?
- Нет, - инженер потер лоб рукой, - я неверно начал. Меня ведь не биография ваша интересует, господин Кэрон. А ваши уникальные для нашего мира профессиональные умения. Вы их еще не растеряли?
- Думаю, нет, отчего же. Но зачем вам могут понадобиться мои умения? – Кэрон уселся за низкий деревянный стол. Линь Ю устроился напротив.
- Видите ли, господин Кэрон, я верю вам... наверное, были какие-то очень тяжелые обстоятельства. Я сам действительно, вы правы, рос в обеспеченной семье, спокойно закончил школу, университет, родители за все платили. Я не могу судить о вашей жизни... И я сочувствую вам. Я бы хотел вам помочь. Но помочь я не могу.
Он замолчал и отвернулся. Потом заговорил снова.
- Я не могу вам помочь, Кэрон. Наоборот, это мне нужна ваша помощь. Я пришел к вам сюда, на работу, потому что, как ни странно, это наиболее безопасный, вызывающий меньше всего подозрений способ поговорить с вами. Кэрон, я хочу предложить вам преступить закон.
Бывший звездолетчик удивленно вскинул на него взгляд и открыл было рот. Линь Ю предостерегающе поднял ладонь.
- Не торопитесь. Я сейчас объясню, во имя чего. Дело в том, что около года назад нашими исследователями на Смирнове, с обратной стороны луны, найден нетронутый, полностью функционально работоспособный советский звездолет «Союз».
Кэрон вздрогнул.
- Об этом ничего в новостях не было... Я бы заметил.
- Да, не было. Я сам был там. Осматривал корабль. В принципе он готов к полету. Но по решению руководства «Аэрокосмики» «Союз» был законсервирован, и все сведения о нем засекречены.
- Понятно. Собственник хочет приберечь корабль для себя... – кивнул Кэс. Линь Ю покачал головой.
- Дело в том, что собственник... словом, исследование корабля проводиться не будет. Секретность введена лишь для того, чтобы никто другой паче чаяния не позарился... хотя у всех остальных финансовых возможностей для экспедиции на Смирнову еще меньше. Весь этот год я, в качестве главного инженера «Аэрокосмики», пытался пробить элементарную мысль – исследование «Союза» подвинет нашу науку далеко вперед, оно остро необходимо... Одним словом... я тоже не хочу рассказывать вам о своих злоключениях. Никто не будет исследовать «Союз». Он никому не нужен. А жить с этим дальше, Кэрон, я не могу. Скажите – вот чисто теоретически – могли бы вы поднять и вести такой корабль? Он был построен незадолго до ксалийцев, всего сто восемьдесят лет назад. Средний транспортник А-класса.
Кэс задумался.
- Корабль старый, - произнес он, - за полтораста лет на Косте сильно продвинулись вперед. И конечно, он советский, а не костанский... Но наши «Трабаходоры» были того же типа, различия незначительны. Да, он старый, но принципиально интерфейс управления должен быть понятен, а с двигателями этого типа я имел дело. На практике я водил старый «Трабаходор». Это просто, ведь я готовился для более крупных кораблей. Все равно, простите, что с мотоцикла пересесть на мопед. Да, господин Линь, я смогу поднять этот корабль и вести его.
Линь Ю облегченно перевел дух. Только сейчас он понял, что надежда возрождается, что его усилия не тщетны.
- Но как вы это себе представляете? – спросил Кэс, - как мы попадем на Смирнову? Да и ведь там только небольшая обсерватория и полигон «Аэрокосмики» на дневной стороне – а до ночной еще тысячи километров. И там охрана. Кто нас пустит туда? Наконец, что мы будем делать, если поднимем корабль?
- Сначала я отвечу на последний вопрос, - произнес инженер, - «Союз» принадлежит к автономному классу. Его вооружение при необходимости дает возможность противостоять всему космическому флоту Руси. Я предполагаю приблизиться к планете и с корабля вести переговоры... вероятно, найдутся желающие нас приобрести – я не стану требовать слишком большую цену в деньгах, но мне нужны будут гарантии нашей безопасности и того, что звездолет будут использовать. Это очень рискованно... но кто не рискует – тот не пьет шампанское, не так ли?
Кэс подумал.
- Да. План приемлемый. Я готов рискнуть. Тем более, как видите, терять мне особенно нечего... а приобретаю я возможность летать! Ну а как с первым вопросом? Вам не кажется, что возможность для нас двоих проникнуть на «Союз» стремится к нулю?
- Нет. У меня широкие полномочия, полет на Смирнову я могу организовать. Там действительно охрана... И для этого нам понадобится еще один человек, военный. Но не беспокойтесь – такой человек у меня есть.
Tags: сериал Союз
Subscribe
promo blau_kraehe december 15, 2015 18:46 1
Buy for 10 tokens
можно за 10 жетонов
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments