November 27th, 2019

vorona

Приключения товара на рынке труда-4. Безработица.

предыдущие части

Наверное, если бы я знала, что произойдет дальше, я бы любой ценой поборолась за место в школе. Но я все еще питала иллюзии (несмотря на 3 года поиска места учебы), что все как-нибудь устроится. Что я найду что-нибудь другое.

Тут еще у бывшего мужа сломалась машина, которую он себе купил. Он заявил, что забирает нашу машину, и кроме того, будет платить нам значительно меньше денег. Обосновал это так: Я РЕШИЛ, ЧТО НЕ БУДУ В ТЕБЯ ИНВЕСТИРОВАТЬ, ТЫ ВСЕ РАВНО БЕЗНАДЕЖНА. Упс… а мне казалось, что алименты платят детям, чтобы они могли как-то жить и питаться, а не в качестве неких «инвестиций».

У адвоката я была, но адвокат сказала, что алименты легко взимать с наемных работников, у которых есть ежемесячная справка о зарплате, а мой – фрилансер, он с дохода спишет все, что угодно, так что больше, чем он дает добровольно, мы не получим (думаю, адвокат была не очень – но откуда же мне тогда знать).

Я отправилась на биржу труда. В Германии имеется страховка по безработице, ее платят все работающие, и соответственно, после увольнения получают (если проработали не меньше года) 60% от последнего заработка. Это так называемые «Безработные-1», но платят их всего полгода. На эти деньги можно перекантоваться и поискать другую работу, если что. Пикантная деталь – если ты уволился сам, безработные тебе в течение первых трех месяцев платить не будут. Так что не надо верить фантазиям о том, что «любой может уволиться и посидеть на пособии». Нет – уволиться самому нельзя. Именно поэтому я заключила с предприятием «договор расторжения», и должна была дорабатывать еще месяц.

После полугода (раньше – после года) выплата этого пособия прекращается. Раньше, до 2004-го года таким образом человек попадал в категорию нуждающихся и садился на «социальную помощь», которую могут платить хоть пожизненно. В 2004 году все изменилось: появились «Безработные-2». В принципе, кажется, ничего такого ужасного. Да, это было не полное уничтожение социальных благ, а лишь очередной, но резкий шаг в эту сторону (с тех пор эти шаги делали не повсеместно и не так резко). «Безработные-2» (в просторечии Харц-4 – по названию закона) по сумме примерно равны социальной помощи – хотя есть нюансы. Платить их в принципе тоже могут пока требуется, ограничений по времени нет.

Я надеялась, конечно, избежать Харц-4, и пошла на биржу труда.
Collapse )
Buy for 20 tokens
Я давно разделяю всех женщин на тех, кто способен держать удар и тех, кто терпит безо всякого смысла. Одно дело – уметь держать себя в руках. Когда нужно – ограничить себя в питании, пойти на тренировку, даже если не хочется, или освоить новый сложный навык, чтобы не терять хватку.…
vorona

Приключения товара на рынке труда-5. "Я уже был безработным, а это хуже ада"

предыдущие части

Что касается моральных проблем, то их каждый решает самостоятельно. Но что касается меня, мне было очень сложно. Я вообще и раньше-то никогда не представляла себя без работы. Но при муже, занимаясь детьми, один из которых инвалид, я еще могла это как-то пережить. А теперь в одночасье из уважаемой высокостатусной домохозяйки я превратилась в нищего безработного изгоя. Хотя делала то же самое – ведь хозяйство и детей с моих плеч никто не снял, разве что мужа не надо было уже обслуживать.

В сущности, нельзя даже сказать, что у меня не было работы или мне нечем было заняться. Помимо детей, у меня была как раз на тот момент вполне респектабельная работа: именно в это время мои книги внезапно получили некоторое признание, их начали печатать, я даже стала получать гонорары; пришло предложение написать на заказ, и я год занималась этим заказом.

Но на эти гонорары жить было нельзя. Первый я честно заявила в качестве дохода, и его полностью вычли из пособия, да еще нахамили мне при этом в письме. Остальные – сейчас уже можно начинать осуждение – я скрыла от государства, и только поэтому смогла купить эту машину за 500 евро и пару раз съездить с детьми куда-то – в Россию и в Мюнхен на неделю. Но писательство, вот сюрприз – это тоже труд (уж точно если пишешь на заказ, причем нон-фикшн). И однако я понимала, что очень маловероятно, что я заработаю таким образом достаточно хотя бы для скромной жизни в Германии. А меня очень удручало обстоятельство моей зависимости, неспособности обеспечить себя и детей. Я готова была работать кем угодно, кроме разве что, проституции.
Я хотела уехать в Россию, потому что там-то как раз ЛЮБУЮ, какую-нибудь работу найти можно. Но отец не дал разрешения на вывоз детей, так что этот вопрос тоже был закрыт.

Надо сказать, что хотя по самой идее Харц-4, и на практике безработных очень часто дергают, заставляют проходить бессмысленные курсы, бесплатно работать – в нашем учреждении сидели, как видно, пофигисты. А может, считали, что мать двоих детей можно и в покое оставить. Но меня никто не дергал и не интересовался, ищу я работу или нет.

А я искала. Каждодневно просматривала объявления в интернете, в газете, обходила магазины и кафе в центре города в поисках объявлений «требуется». Обзванивала все возможные варианты. Писала резюме, что требовало дополнительных расходов – бумага, фотография, почта. Я написала во все учреждения по уходу – меня даже на собеседование никуда не пригласили. Искала и работу на полный день и хотя бы на неполный.

Помнится, в детстве я смотрела американский фильм, герой которого заявляет: «Я не боюсь ада. Я уже был безработным, а это хуже ада». Мы не особенно-то ему верили. Какой уж там особый ад в безработице, тем более, что в Америке, говорят, платят хорошие пособия…
Collapse )