December 26th, 2018

Buy for 20 tokens
Я понял, что нет презрения страшней, чем презрение русского человека. Марек Хласко. Красивые, двадцатилетние Когда мне в кои-то веки понравился текст Синей Вороны и я его промоутировал, добавив, что не согласен с ней по вопросу советского милитаризма, вызванного "кольцом врагов" и…
vorona

У нас тут Рождество. О грустном

И конечно же, в Сочельник у меня была вторая смена. И вчера тоже.
И вот привозят мне ровно 24-го пациентку из больницы.

Предыстория такая. Бабушка эта была ходячая, и с головой у нее все было прекрасно. Вообще казалось, все нормально со здоровьем. Единственная проблема - разрушенные бедренные суставы, ходила плоховато. Но ходила все-таки. Даже было неясно, почему она решила к нам переселиться, пусть 91 год - видимо, у нас удобнее, на всем готовом. Обедала она внизу в кафе, помощи требовала минимальной - компрессионные чулки надеть и немножко помочь в одевании. Играла в музыкальной группе на народном инструменте (это у нее давно такое увлечение). И еще такая деталь - она отказалась от нашей помощи в выдаче таблеток, и все дела со своим врачом вела самостоятельно. Единственная у нас такая. Причем таблетки принимала так - в основном, только те, что от боли, и то не постоянно, а когда понадобится. Как-то поделилась со мной:
- А я не хочу вообще таблетки пить. Лучше умереть побыстрее, зачем продлевать свою жизнь.
Хозяин - барин, заставить мы никого не можем. Не пьет -  ее дело.

И вот 21 декабря коллеги нашли ее в постели - правая часть тела не двигается, и сказать бабушка ничего не может. Конечно, инсульт - вызвали Скорую сразу, в больницу, все дела.Collapse )