June 26th, 2016

vorona

Работа

Оба умирающих, о которых я писала в прошлый раз, отмучились. Состояние у них было такое, что можно только порадоваться концу страданий.

Тело бабушки родственники вывезли в течение получаса, при этом злобно наехали на дежурную сестру на тему, как плохо ухаживали за их мамой. Заходили только раз в 2 часа! (это они выяснили из записей в протоколе, куда вносятся перекладывания на другой бок - это делается действительно раз в 2 часа, но заходили-то к ней куда чаще!) Никто не знал, что ей положен морфин по потребности (вранье, знали все). И так далее. Вангую, эти родственнички - как раз те, кто потом будет писать злобные статьи о том, "какой плохой у нас уход", и письма с жалобами во все инстанции.
Обычно нам пишут открытки с благодарностью за "хороший уход в последние дни". Потому что у нас вообще-то действительно неплохое учреждение, и сестры в большинстве внимательные и добрые.

Collapse )
Buy for 20 tokens
Я давно разделяю всех женщин на тех, кто способен держать удар и тех, кто терпит безо всякого смысла. Одно дело – уметь держать себя в руках. Когда нужно – ограничить себя в питании, пойти на тренировку, даже если не хочется, или освоить новый сложный навык, чтобы не терять хватку.…
vorona

Надо ли бороться с Богом?

Мне кажется, что атеисты, которые были ими всегда, не в состоянии привести аргументы, которые в чем-то могли бы убедить верующих. И я понимаю, почему: все аргументы просто бьют мимо, потому что атеисты не видят и не понимают, во что же, собственно, эти верующие верят-то, и спорят совсем с другими вещами; на это верующие могут лишь улыбнуться.

Лев Толстой описывал, как целый год был истово верующим, исполнял все церковные обряды, и наконец понял, что в этом нет вообще ничего - встали дети, дьячок им сунул в рот хлеб, смоченный в вине, вот и вся вера.
Но Лев Толстой был человеком, крайне далеким от мистики, он не был интуитом, он, возможно, просто и не мог почувствовать того, что чувствуют верующие, когда причащаются.

Расскажу опять немного о своем опыте. Итак, у меня было несколько лет, когда я весьма старательно следовала предписаниям церковной практики: исповедь, причастие, регулярные молитвы и т.д. Ну да, я католик, но на самом деле принципиальной разницы нет, я читала православных авторов, регулярно общалась с православными, в католицизме придерживалась наиболее ортодоксальных течений и практик.
Со временем у меня начался конфликт со всем этим, тут было много компонентов: и проблемы с российскими католиками, вроде бы "друзьями". И проблемы внутренние психологические, как и внешне-социальные - скажем так, было время, когда я буквально находилась на дне, мне было очень плохо во всех отношениях, и все вот эти церковные практики загоняли меня еще глубже. То есть мне становилось от них отчетливо хуже.
Но перестать всем этим заниматься было тоже невозможно, потому что "это же предательство".

И вот в какой-то момент у меня произошел такой инсайт. Тут неважны обстоятельства и прочее. Но мне стало понятно следующее.

Collapse )