May 15th, 2015

vorona

Продолжаем прикалываться

Вот меня в школе учили, что нехорошо делать моральный вывод в конце сочинения. Это может быть уместно в басне, в остальных жанрах это нелитературно. Читателя следует осторожно подводить к моральному выводу, но сделать этот вывод читатель должен сам.

А вот гражданин Пуффинус как-то совершенно потерял вкус.
Сначала он в общем-то вполне справедливо критикует единичный случай, произошедший в Чечне, в мусульманской среде. Действительно, некрасивый, даже ужасный случай: 17-летнюю девушку насильно выдают замуж (да пусть бы даже и не 17-летнюю!) Дальше следуют рассуждения про  Астахова (возможно, тоже правильные), про подростковый секс (который, по правде говоря, ни в одной стране мира так уж бурно не приветствуется, а в США с ним даже боролись).

А в результате всего делается странный вывод:
Как полагаете, такая страна имеет право на существование?

Гражданин Пуффинус, даже если вы хотите сделать моральный вывод в конце сего опуса, то хотя бы подведите читателя к нему как-то более плавно. А  то ведь нелепость получается. Жалко подростков, которым не дают "ебстись половым способом" - так давайте этих подростков бомбами закидаем, что ли, вгоним в каменный век или в "золотые 90-е", им ведь сразу лучше станет!
Вы ведь понимаете, что все эти подростки, о которых вы переживаете, как раз и живут в "такой стране". И если она перестанет существовать, то плохо станет как раз этим подросткам. Им уже даже будет не до половой жизни, я думаю.

Впрочем, единомышленникам все это безразлично, они друг друга понимают с полуслова.
"Сегодня в маршрутке мне нахамили - и вот такой "русский мир" они собираются распространять - эта страна не имеет права на существование!"
"Во Владивостоке муж убил жену - и вот такой "русский мир" они собираются распространять - эта страна не имеет права на существование!"
"Чиновник потребовал взятку - и вот такой "русский мир" они собираются распространять - эта страна не имеет права на существование!"
И так далее, и тому подобное.

А хотите, господин Пуффинус, расскажу, что в таких случаях делает нормальный европеец? Не обязательно левый, просто нормальный европеец.
Он пишет, например, на Change.org и стартует кампанию по сбору подписей за то, чтобы девушку не выдавали замуж.
Или он обращается в соответствующие службы, пишет в инстанции вплоть до суда по правам человека.
Причем довольно часто даже достигает при этом успеха.
И уверяю вас, ни в той петиции, ни в тех обращениях не будет ни слова про "эту страну" и "имеет ли она право на существование".  Потому что иначе люди просто пальцем у виска покрутят.
Но Пуффинус не в Европе, ему можно.
promo blau_kraehe декабрь 15, 2015 18:46 1
Buy for 10 tokens
можно за 10 жетонов
vorona

Капитализм: что произойдет дальше?

Разумеется, при условии, что еще некоторое время (несколько десятилетий, скажем) не разразится ни мировой войны, ни глобального экологического кризиса, ни аналогичных мировых проблем.  Все эти проблемы заложены в самом механизме капиталистической (империалистической) экономики, но предположим, они реализуются еще не так скоро.

На протяжении последних ста лет (плюс-минус сколько-то) мы наблюдаем следующие тенденции:

1.  Цены на товары все в большей степени становятся монопольными. Что это значит? То, что исчезает закономерность, выявленная Марксом: стоимость продукта выражает количество вложенного в него рабочего времени. Соответственно, меняется и цена: при массовом производстве, скажем, рабочее время,потраченное на изготовление одной рубашки, значительно меньше, чем при индивидуальном пошиве - и потому такая рубашка стоит намного дешевле.
Так вот, этой закономерности очень часто мы уже не наблюдаем. Скажем, одно и то же лекарство, купленное в Германии, стоит ровно в 40 раз дороже, чем такое же, купленное в России.  Различий по качеству нет. Очевидно, что российская цена в большей степени отражает реальную себестоимость, немецкая же - назначена фактически с потолка. Потому что фармацевтическим фирмам надо заработать и заплатить своим работникам хорошие зарплаты. Это и есть монопольная цена: монополии настолько вне конкуренции, что могут назначать цены сами, рынок на них фактически не действует.
Особенно впечатляет эта тенденция, если взглянуть на рынок "информационных" товаров. Электронная книга производится один раз, а продана может быть теоретически бесконечное количество раз. Казалось бы, она должна стоить крайне дешево. Но, скажем, в Германии цена электронных и бумажных книг зачастую вообще не отличается. То же относится к программам, музыкальным файлам и т.д.
Понятно, что такая цена необходима производителю потому, что в реальности продаваться книга/программа будет не бесконечное число, и даже не 6 миллиардов раз, а лишь ограниченному кругу покупателей на рынке. Но эта цена уже никак не отражает трудозатрат на каждую проданную копию, не регулируется рынком - а назначается искусственно.

Очевидно, что эта тенденция и дальше никуда не денется. При всем скептическом отношении к 3-Д-принтерам, все же вполне возможно, что ряд товаров вскоре реально будет "печататься" на них, то есть производиться либо прямо на дому, либо централизованно, но крайне дешево. Вообще любая автоматизация ведет к крайнему удешевлению продукции (что понятно уже из вышеназванного положения Маркса: затрат человеческого рабочего времени на единицу продукции здесь крайне мало - значит, мала и стоимость).

Недалекие граждане даже рисуют апокалиптические картины: вкалывают исключительно роботы, но человек все равно несчастлив, так как не имеет работы и не может купить даже те исключительно дешевые товары, а если и может, то все равно несчастлив, так как никому не нужен.

Успокойтесь, так не будет. Будет по-другому.
Collapse )