blau_kraehe (blau_kraehe) wrote,
blau_kraehe
blau_kraehe

Categories:

Хочется поделиться

Поскольку когда книга будет готова неизвестно, а идеи прекрасные.
Не мои.
Автор - прототип Аллина (который был в 1й книге, ну и появится в 3ей тоже).
Алан, кстати, посмотри, если чего не то увидишь, скажи. Я естественно немножко подредактировала :)) Хотя только немножко. И эту сцену привожу целиком, хотя моих добавлений тут минимум.

(предыстория там такая, что Ивик влюбилась в постороннего мужчину - который ничего об этом, впрочем, не знает. Ну и переживает дико по этому поводу, потому что Марк у нее тоже очень хороший, боль ему причинять не хочется и вообще чувствует себя типа предательницей).
- Ну и прекрасно, - сказал Аллин, - надо благодарить Бога за этот прекрасный дар. Это способ любить Его еще больше, любить Его еще новым способом.Ивик слегка открыла рот и не нашлась, что сказать. Аллин продолжал.


- А так как он мужчина, естественно, что вы имеете и какие-то оттенки этого чувства, которые кажутся вам недолжными, вроде как изменой. Но изменой может быть только такое же чувство, просто направленное на другого. Любая наша любовь - это ведь и страдание. Если душу свою не растить. не кормить таинствами, не отдавать Христу все. что имеешь, то можно найти поводы для страдания и ревности даже и в такой любви - разрываясь между мужем и друзьями, скажем или между мужем и ребенком. ИЛи ревновать ребенка к мужу. Или жену к подругам.
Пр
осто это неправильно, это осквернение чего-то хорошего и чистого - как насекомые-паразиты, которые живут только на хорошем и благом звере, а сами по себе жить не могут. Это дрянь. которая заводится на нашей любви. как болезнь на коже, как блоха на собаке, как плесень на хлебе... Это не причина не иметь кожи, убивать собак, выбрасывать заранее хлеб... Это причина их беречь и стараться правильно и по-Божески с ними обращаться...

Ивик наконец разлепила губы.

- То есть вы хотите сказать, что... если это не физически. Если люди удерживаются...
Аллин тряхнул маленькой седой головой
- О да... Целомудрие возвращает нас к реальности.Дает понять, что те, кого случилось полюбить - это не звезда и не кусок мяса, а такой же человек, как ты, несчастный и хороший и слабый...

Он помолчал и добавил еще:
- Если Бог дает нам любовь к кому-то, Он хочет, чтобы мы за этого человека много молились.
Ивик почувствовала, как ей хочется плакать. Привычным усилием сдержала слезы.
- Отец Аллин, я... вы знаете, я очень редко молюсь, если честно. Вообще редко. А за кого-то молиться совсем не умею. Знаю, что так положено, но не могу. Получается неискренне. А с ним... у меня первый раз, наверное, такое – что мне правда очень хочется молиться. За него. Чтобы Бог ему помог. Ведь ему же тяжело очень.
У нее все-таки перехватило дыхание, и она говорила с трудом.
- Так ведь это же очень хорошо, - тихо сказал Аллин, - Больше узнаешь о Боге. Не вопрос. И да, это очень больно. Понимаете теперь лучше, почему любовь имеет форму креста? И почему Дунс Скот, франциканский богослов, писал, что Распятие было бы и без первопадения - просто потому, что это логичный исход любви...Любовь имеет форму креста. Ничем другим Его любовь к нам и кончиться не могла! Тот, кто вот так благословенно, и неуместно, и нелепо, и больно влюбился в другого, и нечего тут взять для себя, и дать тоже не умеешь - такой человек получил от Бога дар стать ближе к Нему, немного больше понять, что Он к нам всем испытывает, каково оно...


Ивик несколько раз глубоко вздохнула. Не хватало все-таки еще тут разреветься. Это все очень хорошо звучало. Очень правильно. Но она вспомнила главное, о чем нужно было спросить.
- А как же мой муж? - спросила она, - как же Марк? Он же... он же очень хороший, и я... мне кажется, что я его люблю недостаточно. То есть не кажется, а точно. Я ведь замуж вышла... ну он предложил, я и вышла. Мне его жалко, понимаете? Он правда очень хороший, и меня любит, и детей. А я... он мне никогда не говорит ничего, не упрекает. Но я сама знаю, что не ценю его так, как он заслуживает, что не даю ему... мало слишком, что не так я себя с ним веду. И не могу иначе... а теперь вот еще это.
- Ивенна, - сказал монах, - а как насчет молитвы?

Она пожала плечами. При чем тут это?
- Молитва - это же не игрушки. Вы любите своего мужа как можете - и если вы знаете и видите. что ему чего-то от вас нужно, чего у вас нет, вы можете молиться, чтобы это у вас было. ПОтому что ЭТО - оно БОжье дело, и дает его БОг. Так сказать, любит нас друг через друга Своей любовью..

Молиться, чтобы Христос дал Марку больше своей любви через вас, через ваше тело, ччерез ваши эмоции и чувства - которые тоже в Его руке. У вас есть главная составляющая любви к мужу (и любой другой) - составляющая воли. А остальное от нас не настолько зависит. Значит, о других составляющих можно молиться. Их можно вымаливать, как кусок хлеба. правильная интенция - это не полдела, но, скажем, треть. Все-таки когда в Писании говорится о сердце - надо помнить, что иудеи имели в виду. сердце равнялось воле. Чувственность и эмоции обозначались словом "почки".
Он помолчал.

- Стало быть. вам нечего стыдиться! Вы можете любить Марка всем сердцем и просить о том, чтобы Господь наполнил любовью к нему и ваши почки. Но высшее и главное в человеке - это ведь сердце.

Ивик покрутила головой. Как-то странно все получалось у этого хойта.

- Как-то странно получается, - честно сказала она, - все-таки можно любить двух мужчин сразу?

Аллин засмеялся.

- А то! Можно хоть десять! Просто как мужа - только одного! И пока есть на свете люди разных полов, их любовь взаимная почти всегда будет хотя бы отчасти окрашена эросом. Но это же просто способ любить...

Ивик подумала. Ей казалось, что надо сейчас быстро-быстро вспомнить и изложить все свои проблемы – чтобы не осталось недоговоренного. Потому что в другом месте она такого не услышит.
- Знаете, у меня сложно все с этим. Ведь тут еще в чем дело... У меня как бы два существа внутри. На работе... я на Триме работаю... там я один человек, нормальный, сильный, и так же я чувствую себя, когда пишу. А дома другой... дома я становлюсь женщиной. И вот тот человек, который на работе – он любит Кельма... А когда я женщина... - она умолкла.

- Так вы же и есть женщина! - ответил Аллин, - не так, что вы с мужем женщина, а на работе гэйн. Творите как женщина, наша сексуальность - это огромная сила к творчеству Это я вам как бывший гэйн и скажу. Общайтесь как женщина, это ваша сила и ваше достоинство. Оно должно помогать вам, а не мешать. Вот посмотрите на святую Деву. Она всегда женщина, она любит как женщина, действует как женщина, скорбит ак женщина - и в этом ее сила и ее величие, ведь человеку нужно двое родителей, и Господь в ней даровал нам то, чего так не хватало ветхозаветным людям...

Ивик посмотрела на монаха. Это опять был тот камень преткновения, который всегда не давал ей приблизиться к Церкви. Святая Дева? Ей ведь не приходилось стрелять, бить в нос кулаком, падать в грязь или снег, выслеживать противника... да и виртуальных образов она не создавала. Быть женщиной, как Святая Дева – просто занимаясь детьми и хозяйством – Ивик не отказалась бы, но ведь это было никак невозможно, даже если бы она этого захотела. А что такое – тогда – женщина? Если женственность ее не заключается в определенном роде занятий и определенной общественной роли?

И все же Аллин был прав. Потому ведь она и полюбила Кельма, что она и гэйной-то была – женщиной. И писала книги она тоже – как женщина.

Монах вдруг сказал задумчиво.

-  И все-таки, Ивенна, будьте осторожны. Путь этот - принятия любви, от Бога пришедшей и к Богу возвращаемой - он очень узкий и болезненный, очень опасный, потому что много дает, и дьяволу это не по нраву, он всегда претендует на самое лучшее в нас. Тут очень много силы нужно, а откуда нам силу взять? Силы у нас своей нет, только та, которую Он нам дает. Тут без Христа ни шагу, без постоянных обращений к Нему, без молитвы, даже если она кажется пустой - это опять-таки молитва сердца.



Про молитву - это правда... Что у Ивик появилось такое желание. Я сама испытала это недавно. Я поняла, что для молитвы мне не хватает способности любить. Я давно отупела и не могу любить. Я увлеклась процессом так называемой (по Толстому) "деятельной любви", но у меня давно уже нет чувств ни к кому, даже к детям. Я давно не плакала от любви. Мне по большому счету все безразличны. Недавно мне стал небезразличен один человек (нет, не то, что сразу все подумали :)) Я его не знаю и, наверное, никогда не увижу. Просто кое-что меня поразило) - и мне сразу же захотелось молиться за него.


Tags: Дейтрос, личное, христианство
Subscribe
promo blau_kraehe декабрь 15, 2015 18:46 1
Buy for 10 tokens
можно за 10 жетонов
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments