blau_kraehe (blau_kraehe) wrote,
blau_kraehe
blau_kraehe

Еще на тему общественной этики

Антон Лазарев написал, на мой взгляд, прекрасную статью на тему "жалость и гуманизм", как он эти явления определяет. В частности, там очень хорошо раскрыта тема глубинной причины репрессий (и прочего "сталинизма").

Впрочем, даже значительная часть т.н. «политических заключенных» выступала в реальности жертвами того же самого – быстрого изменения структуры общества, вынуждавшего людей привыкать к совершенно иной форме своей организации. Скажем, те же «жертвы коллективизации» в большинстве своем представляли собой лиц, просто не понимающих, что происходит. И, разумеется, не могущих разглядеть в текущих изменениях основания улучшения своей будущей жизни. Ведь если сравнить жизнь советского колхозника годов 1960-1980 даже с жизнью пресловутого кулака 1920 годов, то можно понять, что последний жил хуже. Да, у него была собственность, у него была власть над бедняками – но, в целом, он продолжал существовать в том же мире традиционного хозяйства, что и последние. Скорость модернизации «кулацкого мира» была катастрофически мала – что, в конечном итоге, и стало основанием для коллективизации. (Более того, так же, как и случае с большей частью помещичьего землевладения, землевладение кулацкое, в целом, вело скорее к консервации устаревших методов хозяйствования и деградации земель.)

Читать там надо все, впрочем.
Что я хочу еще сказать по этому поводу?

Этика - это такая штука, которая сейчас активно развивается, это практическая дисциплина, мы ее, например, изучали в профшколе. По ней решаются задачи. Там исходят обычно из "образа человека", который, скажем, в христианстве один, в исламе другой, у фашистов третий, у светских гуманистов - четвертый.

Так вот, этика бывает многоуровневая (это, правда, мои личные размышления). Например, если в ней рассматривается один человек  - это один уровень. Умирающий должен получить наилучший уход (или, скажем, эвтаназию), в семье человек не должен страдать от насилия.

Если во взаимодействие включены несколько человек - это уже другой уровень, и решения на нем будут совершенно другие!
Например, если мы учтем уже двух человек - одного мужчину и одну женщину, а далее еще их детей, родственников, любовников. Тут все может усложниться. При этом важно не нарушить первоначальный императив (скажем, умирающий должен получить наилучшее из возможных обслуживание, никто в семье не должен страдать) - но обычно приходится искать какие-то компромиссы.
Например, "наденьте кислородную маску сначала на себя, а затем на ребенка", фраза, знакомая каждому, кто летал на самолетах - пример такого компромисса между "главным императивом" (спасти ребенка, пусть даже ценой своей жизни) и простой жизненной логикой (если ты потеряешь сознание, ребенка уже некому будет спасать).


Аналогично можно рассмотреть пример нуждающегося в уходе инвалида - и его семьи. Конечно, инвалид должен получить наилучшее обслуживание из возможных. Но если семья распадется, ухаживающие получат нервный срыв или заболеют сами - как раз инвалиду придется крайне плохо. Поэтому необходимы постоянные компромиссные решения - потратить деньги и время не на инвалида, а на себя. Снизить качество обслуживания, оставить на какое-то время без присмотра и так далее.

Можно рассмотреть и другую этическую задачу, как сказано выше, о жалости. Например, на уровне человек-человек жалость практически всегда правильна и оправданна. Христос. жалеющий своих палачей, и тем более, палач, жалеющий жертву (пусть даже страшного преступника) - это хорошо и правильно. Хотя Иван Карамазов как раз ставит этическую проблему, вполне релевантную - может ли мать пожалеть и простить конкретного тирана, который замучил ее ребенка? Этически ясно, что нет. Что тут даже на уровне человек-человек жалость неэтична.

На уровне "несколько человек" вопрос жалости сильно усложняется. Например, представим, что есть преступник, жертва (убитая преступником), родственники жертвы и еще какой-нибудь гражданин. Если этот гражданин начинает жалеть преступника - он причиняет душевную боль родственникам жертвы.

Или другой, менее острый вариант: мать сознательно разрушает семью своей дочери или своего сына, травит их супруга или супругу. Если на уровне "взаимодействие двух человек" мать нужно уважать и любить, то внесение третьей личности в эту задачу вносит коррективы. Приходится искать компромиссные решения - сокращать общение с матерью, идти на конфликт с ней, например. Следование прежнему императиву "любить и уважать мать, выполнять все ее требования" приведет к причинению боли другому близкому человеку и разрушению семьи.

По сути, чем больше личностей участвует в этической задаче, тем она сложнее, и тем более неочевидными и не простыми будут решения.

Следующий "этаж" этики - это уровень, скажем, учреждения или города. Массы людей. На этом уровне принимаются решения "на что потратить городской бюджет", или это, скажем, медицинская сортировка раненых, о которой я уже писала - которая по умолчанию предполагает, что умрут какие-то раненые, которых в принципе можно было спасти.

И самый высокий этаж - это уровень, где рассматриваются судьбы миллионов людей. Государственный уровень. Здесь решение этических задач вообще крайне сложное. Исходя из императива "создать максимально благоприятные условия для максимально возможного числа людей", можно принимать самые разные решения, да и сам этот императив не всегда работает. Речь ведь идет еще и об этической цене этих "благоприятных условий" - нельзя же реально сознательно замучить ребеночка ради "всеобщей гармонии". Вот "допустить смерть", к сожалению, иногда неизбежное решение.
И потом объяснить эти решения, безусловно, можно. Не бином Ньютона. В принципе, и такой уровень этики доступен для понимания любого гражданина со средним ай-кью.

Манипуляции в информационной войне осуществляются часто за счет смешивания этих уровней этики.

Мальчик сказал, что "жалко невинного солдата", что здесь не так? Разве не жалко? Да, конкретного солдата, возможно, и жалко. Но у нас речь о другом уровне - об уровне взаимодействия государств. Здесь неэтично обелять агрессора, это наносит мощный моральный ущерб всей нации. Солдат, о котором идет речь, хотя и названо даже его имя, для нас - всего лишь "один из", это не конкретный Фриц, это "типичный представитель" всей массы немцев, явившихся в СССР.  ВЫражать жалость к нему - это по сути заявлять, что данная масса была невиновна.

Или пример с теми же репрессиями, особенно яркий. Практически наверняка сейчас последует коммент в стиле - "да, Сталин злобный тиран, замучил моего дедушку, а ты, сука, его оправдываешь". Но Сталин не мучил лично ничьего дедушку (то есть мы видим конкретный переход на этаж "преступник, жертва и родственники"). Вообще значительная доля обвинителей переходит на уровень "преступник-жертва-семья", как будто у нас идут разборки в районном суде. А там был другой уровень, другой этаж этических решений. Даже неверно принятое этическое решение на уровне государства - это совсем не то, что сознательно воткнуть перо в бок ближнему своему. И говорить здесь надо о том, верными или неверными были какие-то конкретные решения - причем на "этаже" государства.
А не переходить на этаж "обиды за родственников", соплеменников или еще каких-то конкретных людей. Если такой переход совершается - это просто банальная манипуляция.

К сожалению, разъяснять это манипулятору достаточно бесполезно. Можно просто указать на факт манипуляции и по возможности прекратить общение.

Tags: информационная война, этика
Subscribe
promo blau_kraehe december 15, 2015 18:46 1
Buy for 10 tokens
можно за 10 жетонов
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 94 comments