blau_kraehe (blau_kraehe) wrote,
blau_kraehe
blau_kraehe

Проблема позднего СССР

Чтобы понять поздний СССР, надо учесть следующее: вся надстройка, то есть вся культура, ритуалы, образование, эстетика, да и политическая система - все это было создано в СССР в 20-30-е годы и с тех пор поменялось очень мало.

И вся эта надстройка к 70-80-м и чем далее, тем менее соответствовала собственно базису общества.
Конечно, и поздний СССР оставался социалистическим государством. И казалось бы разница не такая уж большая: Союз до 60-х гг был государством со смешанной по сути экономикой, в которой были элементы как социалистические (госсобственность на средства производства), переходные (колхозы, артели), так и частнособственнические в небольших количествах (приусадебные хозяйства, например). И после 60-х Союз был государством со смешанной экономикой, в которой все указанное присутствовало. Даже коллективный и частный элемент формально уменьшился.

Однако если до 60-х в стране увеличивался удельный вес социалистических элементов и уменьшалась роль других, то с экономическими реформами произошел поворот, и с тех пор, при формально государственной собственности, в экономике нарастала роль капиталистических элементов, экономика начала как бы имитировать капиталистическую - я о пресловутой самостоятельности предприятий и ориентации на прибыль. То же самое происходило на частном уровне - формально все были работниками гос.предприятий и учреждений, но очень многое в жизни стало зависеть от частной инициативы и личного труда по построению коммунизма на отдельно взятой даче и в отдельно взятой квартире (которую тоже можно было построить "кооперативно"). На селе вообще приусадебное хозяйство было иногда основным источником жизни и пропитания, а работали дополнительно "ради пенсии" и ради небольшого количества денег.
То есть скажем так, до некоего поворота (Хрущевская "оттепель", затем реформы Косыгина) в стране шло строительство социализма, а после него - постепенный перевод социализма на "рыночные" рельсы и ввод в экономику "рыночных" элементов.

В политической жизни до этого самого поворота царил оптимизм научного коммунизма, расчет на скорую мировую революцию (которая была вполне вероятна), к грядущим потрясениям готовились и планировали разгромить империализм "малой кровью могучим ударом". Это не была, конечно, наступательная доктрина в примитивно-резуновском смысле, но это была уверенность в победе в случае войны (и четкое знание, что империализм к миру не способен и нападение все равно состоится).
После поворота курс был взят на "мирное сосуществование" (откуда-то взялась идея о том, что империализм к такому сосуществованию способен); борьба за мир во всем мире, поддержка национально-освободительных и социалистических движений стала значительно умереннее и скромнее и шла также скорее по инерции.

Этим я не хочу, разумеется, сказать, что до хрущевской "оттепели" в стране было все в шоколаде, нет, было вообще довольно хреново (жизнь в позднем Союзе была куда комфортнее и безопаснее); речь лишь о том, что до того шло развитие и движение социализма вперед, после того - движение в обратную сторону.

Что же касается надстройки - эстетики, культуры и т.д. - то она была создана в период развития социализма и к нашему позднему времени уже никак не соответствовала происходящему. Более того, она производила шизофреническое впечатление.

Так, массовая милитаризация образования (среднего, среднего-спец и высшего), массовая армия - все это было наследие революционных времен, "вооруженного народа", а также массовой подготовки к большой, но победоносной войне против империализма (не наступательной изначально, но с пониманием, что империализм нападет). В 30-е годы какая-нибудь "учебная химическая тревога" на улице выглядела вполне органично.
В наше время с одной стороны лет с семи начинали объяснять про факторы ядерного взрыва и что делать, если полетят ракеты, а с другой - внушать, что "лишь бы не было войны", про мирное сосуществование, и какой ужас представляет из себя война. В результате милитаризованное обучение внушало лишь страх. И казалось совершенно бессмысленным издевательством.

Шествия на революционные праздники, смотры строя и песни, кумачи, лозунги и бодрые спортсмены - все это также родом из 30-х гг, а ничего другого нам не предлагалось. И даже с поп-музыкой,  развлекательными фильмами и т.д. все равно зачастую получалось как в том анекдоте: как ни собираю самовар, все равно получается ракета СС-20. Все равно то "трудное счастье находка для нас", то в фильме комический герой сообщает, что "с войны не держал боевого оружия". Да в общем-то "инстанции" и требовали некоего соответствия советскому мейнстриму.

Помню, как О. Митяев рассказывал об истории одной песни - на каком-то конкурсе от бардов требовали "патриотическую песню", и он с другом написал песню с таким рефреном:
"А вы, товарищ, что вы лично сделали, чтоб меньше стало смерти на Земле?"

На что комиссия резонно спросила: - А вы что для этого сделали?
А Митяев ответил:
- А мы первые спросили!

Можно накопать еще много таких элементов, но думаю, суть ясна. В 30-е годы речь шла о настоящем времени - "и звезды наши алые сверкают небывалые, над всеми странами, над океанами осуществленною мечтой" (они сверкают СЕЙЧАС, у нас сейчас "мечта прекрасная, еще неясная, уже зовет тебя вперед"). В годы же 80-е речь шла уже исключительно о прошлом, это вечное перечисление подвигов советского народа - сейчас оно звучит как правда, да это и есть правда, но тогда эта правда с этим постоянным хронологическим перечислением подвигов (революция - великие стройки - победа в Войне - целина- БАМ) преизрядно раздражала. Тем более, что БАМ (который еще предлагался молодым в качестве "подвига") как-то выглядел уж очень притянутым за уши. Раздражала не потому, что "все это вранье" (до этого мы еще не дошли), а потому что - ну а где же продолжение всего этого, почему наша-то собственная жизнь так тускла и уныла, где эта "мечта прекрасная, еще неясная"?


В реальной жизни нас окружала мелкобуржуазная стихия; тогда "СМерть пионерки" воспринималась неожиданно свежо, потому что по большей части наши родители были именно такими "я ль не собирала для тебя добро... я ли не копила, ночи не спала..."  И родители, и учительницы, с авоськами бегущие после уроков по магазинам и выезжающие в выходные на картошку. А культура предлагала красные кумачи, пионерский строй и прочие атрибуты революционной жизни - которой мы давно уже не жили.

Надо сказать, люди в наше время делились на две категории. Как выразился О.Митяев в той же песне:

"А вам чего сегодня не хватает?
Боев, работы или импортных штанов?"

Так вот, часть людей вполне устраивала эта социалистическая эстетика, они это воспринимали нормально - но им хотелось большего соответствия базиса этой эстетике. Поэтому была некоторая популярность революционной романтики (например, латиноамериканской); поэтому многие вполне искренне мечтали о времени подвигов и великих свершений. То есть им действительно не хватало "боев и работы".

Но весьма значительному количеству людей уже не хватало именно "импортных штанов" в широком смысле слова - потребления и культуры, построенной на воспевании потребления, маленького человека и невероятной важности его мелких забот. В рамках кумачей, шествий и бравурной музыки люди ощущали себя как в тюрьме или в казарме - зачем все это нужно, что это значит и к чему, они не понимали.
Разумеется, была еще "контркультура", но она несла исключительно разрушительный смысл без всякого позитива, и чтобы не усложнять, о ней лучше поговорить отдельно.

Почему эта эстетика так долго не изменялась? Это объясняется социальной инерцией - надстройка всегда запаздывает и меняется медленнее, чем базис (парадокс - казалось бы, ее-то изменить проще). Попросту говоря, вокруг этой эстетики сложился определенный круг деятелей искусства, редакторы, структуры, институты - все это описывал еще Булгаков, вспомним его сатиру на официозные литературные круги, где от поэтов требовалось писать "взвейтесь и развейтесь", за что платили доступом к неплохой кормушке. Все эти институты после 60-х не только не исчезли. но расцвели пышным цветом; существовала огромная прослойка людей, которым платили за сотворение различных "взвейтесь-развейтесь", либо за обработку и пропуск этих "взвейтесь-развейтесь" в жизнь. Притом качество этих произведений, в силу дисциплины и организации советской культуры, было достаточно высоким. И было множество людей, для которых все это превратилось в традицию, своего рода религиозный ритуал - самое главное, пока работает, ничего не трогать, а то случится что-то страшное.

Когда Нина Андреева писала свое знаменитое "Не могу поступаться принципами", она протестовала именно против разрушения этой надстройки, именно с этих охранительских позиций, справедливо понимая, что пока эта надстройка существовала - нельзя было полностью разрушить остатки социализма.
Но этот протест был запоздалым, да и охранительство в этой ситуации - безнадежное занятие. Нужно было не охранительство, а революционный рывок, и не в 90-е, а хотя бы в 70-е. И была бы создана новая эстетика и культура. А ведь какие-то элементы - например, коммунарское движение, "Орленок", робкая советская фантастика, клубы вроде Крапивинского, да хотя бы журнал "Ровесник" с его романтикой - уже появились!
Но эти элементы были обречены на вымирание, потому что базис стремительно двигался к регрессу и сваливанию в рыночный хаос.
Культура, не имеющая опоры в реальности, в материальной жизни человека, неизбежно обречена на смерть.
Tags: СССР, культура, ревизионизм
Subscribe
promo blau_kraehe december 15, 2015 18:46 1
Buy for 10 tokens
можно за 10 жетонов
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 50 comments