blau_kraehe (blau_kraehe) wrote,
blau_kraehe
blau_kraehe

Волны эскапизма

Недавно подумалось: мы вот все о "коммунистической фантастике"... Но мощный революционный подъем начала ХХ века, когда массы реально пришли в движение, когда "короны валялись на тротуарах", когда все получалось - никакой фантастики не породил. Безусловно, он оказал влияние на литературу, на волне этого подъема возникла новая мощная литература - но она была реалистической. Горький, Бабель, Лавренев, Фадеев, Зощенко, и так далее. Некоторое исключение представляет Александр Грин, но его "фантастику" нельзя назвать коммунистической (да и вопрос, можно ли назвать фантастикой). Да, был Богданов, потом Беляев и А.Толстой (который в основном все же оставался реалистом). Но это капля в море "мейнстрима", как сейчас говорят - "социалистического реализма", как это назвали чуть позже.

Нет особых успехов и ярких имен в фантастике 30-х и 40-х. И лишь в 50-е начинается подъем того, что мы сейчас можем назвать именно "коммунистической фантастикой"; лишь тогда начинает свое творчество Ефремов и десятки авторов поменьше калибром, чуть позже - братья Стругацкие.
Если в целом охарактеризовать всю эту литературу - в основном она сводилась либо к утопии (попыткам представить обещанное Светлое Будущее), либо к антиутопиям, которые. разумеется, касались загнивающего мира капитализма (пример - цикл Варшавского про Дономагу). Утопии преобладали.

Можно, конечно, сказать, что фантастику в СССР "затирали", мало печатали, считали низким жанром, не способствовали развитию, что повсюду царствовал пресловутый соцреализм, хотя это всем обрыдло. И в этом есть доля истины, может быть, даже значительная доля.

Я помню поздний и перестроечный СССР и то, как сильно не хватало мне и другим фантастики - достаточно сказать, что для того, чтобы почитать Стругацких, Шекли, Азимова, я регулярно ходила в Публичку и просиживала часами в читальном зале. Эти книги были редки, их не выдавали на дом. И этого было мало, нестерпимо мало! Наверное, поэтому мое поколение, так жаждущее фантастической литературы, породило так много собственно писателей-фантастов -  казалось, что этот дефицит необходимо восполнить! Написать что-то самому!

И как бы хорошо я ни относилась к СССР, надо признать, что в 90-е начался подлинный взлет фантастической литературы. Вышли на подъем те, кого в Союзе печатали мало и редко - например, В. Рыбаков, Бабенко. Появились новые блестящие имена - Лукьяненко, Дивов, Олди (да, я их не люблю, но я в этом одинока :), Дяченки, Лазарчук и прочие мэтры, которые блистали в последующие 10-15 лет. Это были хорошие, качественные произведения, они были написаны грамотным русским языком, содержали философскую составляющую (что является атрибутом хорошей фантастики), цепляющий сюжет, побуждали мыслить и будоражили воображение. Конечно, до Ефремова и Стругацких не дорос никто - но средний уровень вырос весьма значительно (да и что значит - "не дорос", это моя субъективная оценка, ведь упомянутые великаны для меня имеют далеко не только литературное значение).

Получается однозначная корреляция: больше социализма и революции - меньше фантастики... меньше социализма - больше фантастики. Чем далее социализм распадается - тем более пышным цветом расцветает утопическая литература; ну а полный распад социализма (а также страны, здравого смысла и разума) - порождает целый фейерверк блестящих фантастов.
Причем зачастую эти фантасты тоже пишут утопии - только уже не коммунистические. Впрочем, это не так важно.

Эта корреляция прекрасно объяснима психологически. В революционное и созидательное время фантастику писать некогда. Не хочется. Не до того. Сама жизнь несется галопом и настолько ярко, бешено интересна - что трудно поразить воображение чем-то придуманным. Кроме того, у людей возникает ощущение собственного могущества - они могут влиять на происходящее. Они могут менять реальный мир - и меняют его. Если они становятся писателями, то пишут книги о реальном мире - так Гайдар, жизнь которого с отрочества была полна приключений, трагедии и романтизма, пишет книги о реальных детях и подростках Советской страны, хотя жизнь его героев уже в нашем детстве представлялась нам фантастической.

Но чем более человек отчужден от возможности влиять на мир, менять мир, чем более он чувствует себя в жизни бессильной игрушкой судьбы, швыряемой ветром и волнами - тем больше ему хочется из этого мира уйти. И создать другой, запасной, в котором он на что-то влияет.
Причем я говорю не о "построении коммунизма в отдельно взятой квартире", а о влиянии на этот мир. Да, пусть разрушение социализма для некоторых - немногих - создало возможность "бизнеса", добычи легких и хороших денег, активного потребления (включающего также и поездки в другие страны, и экзотические хобби). Но даже для этих немногих степень возможности их влияния на общую жизнь, мир, страну, человечество - резко уменьшилась. Да, можно "пожить для себя" - но на самом-то деле человеку хочется большего. Так уж мы устроены - мы гораздо больше, чем сумма потребностей желудка, половых органов и хотелок. Нам хочется менять мир, понимаете ли. Нам хочется нести за него ответственность. Быть повелителями, а не рабами. Ну пусть не повелителями - но хотя бы активными участниками судьбоносных событий.

Конечно, и в позднесоветскую эпоху степень влияния отдельной личности на мир была невелика, но тогда были хотя бы производственные собрания (на которых теоретически можно встать и что-то заявить без страха потери работы и десоциализации). Тогда одно письмо в газету "Правда" могло вызвать общенародную дискуссию и сдвинуть сознание масс. Пусть вероятность почувствовать себя творцом в позднесоветскую эпозу была равна 1-2% - но после катастройки-то она снизилась почти до нуля.

А раз такой возможности нет - то мы уйдем из этого мира и создадим отдельный, в котором мы - мысленно! - будем на что-то влиять, где нам хочется жить, где мы все можем поменять так, как нам хочется.

Раньше роль такого "запасного мира" играла религия. Не вопрос, были и времена религиозного подъема, когда делание в мире сем становилось главным, а церковь активно меняла лик земли. Но чаще религиозные люди были обращены к миру горнему, нездешнему. И раньше искусство пыталось вообразить, создать образ "запасного мира", где "реки текут молоком и медом", где "на руках будут носить вас и на коленях ласкать". Вся эта великолепная церковная архитектура, живопись, литературные идеи потусторонней жизни, изображающие то рай с праведниками и ангелами, то - ад с чертями и разнообразными конкретными придуманными мучениями. Ведь все это - не плод религиозного откровения, все это - просто то же самое творчество.

Сейчас мы отошли от религии, но наука - еще лучший катализатор воображения. Суть же осталась прежней: мы не можем реализовать свой потенциал в этом мире, мы не можем изменить этот мир, мы вообще ничего не можем в нем сделать - и поэтому бежим в другой, придуманный, фантастический. Тот мир может быть более жестоким и мрачным , чем наш - не в этом суть, главное - в том мире мы хозяева.

Ох как ошибался классик, говоря о том, что "нужные книги ты в детстве читал". Впрочем, в той песне как раз все в порядке: ребенок еще не может менять мир, он читает книги, но потом - он эти книги должен оставить, взять меч и стать героем самостоятельно. Мы же - великовозрастные дети, которые все еще продолжают читать "нужные книги" и никогда не станут героями.
У некоторых из нас это чтение хотя бы вызывает желание что-то делать, что-то менять - и мы хотя бы это "что-то" пытаемся делать. Но растет следующее поколение, которое саму эту идею - что-то менять в реальном мире - воспринимает с полным недоумением.

Вы скажете, но ведь не только фантастика поднялась, и другие "низкие жанры" - детектив и любовный роман - расцвели еще сильнее. Но эти жанры мало чем отличаются от фантастики: мир, изображенный в них, также не является нашим реальным миром. Смысл потребления тех же любовных романов хорошо раскрыл Тимур Шаов:

И тут уж ей, бедняжке, совсем не до оргазма.
Какой уж там оргазм - не стирано белье,
У дочери ветрянка, у бабушки маразм,
Такое-растакое веселое житье.
В свободную минуту - в метро, на кухне, в ванной
Она читала женские любовные романы.
В них женщины - богини, мужчины - супермены,
И жизнь у них красива и необыкновенна!


Разве что эти жанры покрывают какие-то другие потребности, которых в реальном мире не дано. А вот фантастика покрывает именно потребность стать хозяином мира, страны, судьбы человечества, нести ответственность и решать.

Но все это еще ладно. Проблема же в том, что эскапизм нарастает, и как мне кажется, идет новая его волна. Уже пришла. Уже сидит в мальчиках и девочках пятнадцати-двадцати лет, сгорбившихся перед монитором.

Наша фантастика все еще была литературой (о том, что мы имеем в итоге сейчас - я лучше помолчу). Она заставляла думать. Она заставляла анализировать в том числе и реальную жизнь, соотносить написанное с реальной жизнью. Да просто сам процесс чтения развивает мозг. Для того, чтобы читать, необходимо напряжение - чтобы вжиться в текст и "увидеть" действия героев, необходимо серьезное умственное усилие. Даже если это текст про рубиловку с имперскими штурмовиками.

Но ведь есть развлечения, не требующие такого напряжения. Это игры и сериалы. Происходящее на экране захватывает сильнее, затягивает, вызывает зависимость, совершенно несравнимую даже с самой увлекательной книгой и "чтением до рассвета". Сериал почти бесконечен - а когда он закончится, можно начать другой. В игре десятки и сотни уровней, прохождение которых может занять месяцы и годы. Потребление сериала или игры не требует умственного напряжения от слова совсем. И опять же - мы переносимся в другой мир, отвлекаемся, отключаемся.

Ведь это очень просто: чтобы поместить человека в Матрицу, вовсе не нужно подключать его через провода к машине и вставлять питающий шланг. Зачем? Это слишком дорогое удовольствие, за телом нужно еще и ухаживать. Гораздо проще сделать так, чтобы человек сам себя обслуживал, сам ходил на работу и зарабатывал деньги (попутно, кстати, создавая прибыль, ну это так, мелочи, вы же понимаете) - и все ради того, чтобы скорее, скорее попасть обратно в Матрицу! Причем разнообразную, на все вкусы.
И мы в ней, по сути, уже находимся. Конечно, можно посмотреть красивый сон в том числе и про коммунистическое будущее, и про борьбу, и про что угодно... вот только что это изменит в нашем мире?

Какие из этого можно сделать выводы? Обрезать шланги и провода - в единичном случае это вряд ли что-то даст. Обрезать-то можно, а вот решать в реальном мире в одиночку и дальше ничего нельзя.
Вероятно, пока не поздно, надо объединяться тем, кто еще не накрыт хотя бы второй - игровой - волной эскапизма - и начинать борьбу за изменение реального мира. Надо осознать опасность и реальное положение дел.
А вытаскивать окончательно застрявших в Матрице, видимо, придется потом.


Tags: информационная среда, социально-психологическое
Subscribe
Buy for 20 tokens
Я уже рассказывал, как не то попам, не то горадминистрации мешает стела "СлаваГероям". В один момент как то внезапно решено стелу с именами Героев Советского Союза решено было перенести из центра подальше. С глаз. А то рядом архирейский дом, храм новый, негоже чтобы рядом имена Героев были. И…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 80 comments