blau_kraehe (blau_kraehe) wrote,
blau_kraehe
blau_kraehe

Что важнее - человек или его здоровье?

Этот парадоксальный вопрос то и дело встает на нашей работе - в уходе за инвалидами и престарелыми. В больничном кратковременном уходе все проще. В больницу человек ложится, чтобы поправить здоровье, медсестра цербером стоит на страже правильного образа жизни, медицина диктует больному предписания, а он, под присмотром бдительного персонала, должен их строго выполнять.

Но совсем другое дело - постоянный, долговременный уход. Для людей, которые уже никогда не будут здоровыми, для тех, кто живет в доме ухода (они называются у нас не "пациенты", кстати, а "жильцы" или "постояльцы"). Для тех. кому осталось жить два года, три или всего два месяца.

Именно поэтому, как я уже писала, "уход" и "медицина" - предметы совершенно разные. Близкие, но разные. Медсестра - не недоделанный врач (хотя в моем случае это отчасти так :)), а представитель другой профессии. И мне больше нравится уход как предмет, как наука и профессия: в уходе существует целостный взгляд на человека.
Целостный подход. Совершенно неправы медсестры, утверждающие, что заботятся "только о теле". Вовсе нет. Тело человека, его эмоции, его душа, его переживания, его интеллектуальные потребности, развитие, его биография, его прошлое и планы на будущее - все это составляет предмет нашей науки.
Звучит это возвышенно, на практике же означает совершенно конкретные вещи, о которых ниже.

Существуют, конечно, разные школы ухода, и скажем так, в прошлом уход в большей степени считался именно частью медицины, при этом врач - вроде старшего офицера, а медсестра - вроде прапорщика, у которого все должно быть покрашено, пострижено и посыпано песком. В СССР, к сожалению, все время было так по ряду причин (причем некоторые из этих причин были скорее позитивными). Но хотя на Западе уход с самого начала считался отдельной профессией, и здесь долгое время было именно так. Старые школы ухода предполагают, что медсестра - это идеально аккуратный строгий цербер, обеспечивающий абсолютно точное выполнение медицинских предписаний. Пациент обязан лежать в кровати по стойке смирно, на всегда белоснежных простынях, одеяло натянуто без складок, уголки подвернуты, пить и писать по расписанию, развлечений вообще не положено. Как говорят в Германии "уход "трех С": sauber, satt, sediert (чистый, сытый, спокойный/седированный).

Хорошая медсестра должна добиваться "исцеления" (как она это понимает) любой ценой:


Но в последние десятилетия наука об уходе сильно продвинулась вперед именно в области целостного взгляда на личность. Часто возникает трение между сестрами, работающими по старой программе, и теми, кто предпочитает видеть в пациенте человека с его проблемами, страхами и желаниями.

Чтобы было понятно, необходимо привести конкретные примеры.
Мужчина всю жизнь был курильщиком. Ему за 80, и у него тяжелое заболевание, ожидаемая продолжительность оставшейся жизни - 3-5 лет. С медицинской точки зрения курить ему нельзя. Если он избавится от этой вредной привычки, возможно, жизнь продлится на год или два дольше.
Ни воли, ни желания бросать курить в данный момент у него нет.
Целостный подход предполагает, что человек вправе сам решать, курить ему или нет. С этим у нас в доме все организовано просто: курильщиков, которые сидят в инвалидном кресле, мы сами вывозим на балкон. Были даже случаи, когда человек не может поджечь сигарету, и это делали мы.
Да, конечно, можно заставить, можно таким образом немного продлить жизнь (уже далеко не веселую, за которую уже и держаться не хочется). Но что важнее - вот это любой ценой продление жизни хоть на пару месяцев, или же радость и удовольствие, которое человек еще может получить в последние годы? Мне кажется, для себя каждый ответит на этот вопрос однозначно.

Есть более сложные моменты. Например, количество принимаемой жидкости. Оно рассчитывается по определенной формуле, в зависимости от веса тела,  но обычно это 1,5-2 литра в день. Пожилой человек, как правило, не в состоянии столько выпить, особенно если практически не двигается.
Мы можем обговорить с врачом и "по врачебному предписанию" снизить количество жидкости, например, до 800 мл в день (но меньше уже не бывает). Сюда входит кофе, чай, вода, соки и вообще любые напитки. И вот это мы выпоить обязаны, потому что иначе потом будет диагноз "эксикоз", "ошибка ухода", ну в общем, доказывай, что мы тут не верблюды. Попадутся ушлые родственники - еще и в суд подадут. Уморили бабушку, не давали пить.
Особенно драматично все это в предсмертном состоянии. Оно ведь может длиться неделями. И все это время человек может пить буквально как птичка - то вдруг целый стакан, а то по глоточку в день. Кстати, очень часто последние сутки-двое перед смертью человек ничего не ест и не пьет, это такой признак.
Вообще-то оптимально, конечно, дополнить количество жидкости с помощью капельницы, и в некоторых случаях так мы и делаем. Но в принципе почему-то считается, что пить - лучше. Что вот сестра, которая любой ценой впихнула пациенту даже не положенные 800 мл, а полтора литра в день - это хорошая, прекрасная сестра, замечательный специалист! Все ее хвалят, все ею восхищаются. Она на верном пути.

Хотя никакой необходимости в этом нет. Существуют, повторяю, капельницы. Существует, наконец, просто документация. Засудить на самом деле можно только тех уходчиков. которые не ведут документацию. А если в документации стоит, что предлагали соки-воды каждые полчаса, но пациент выпивал каждый раз по глотку - то никаких проблем нет. Можно сделать круглые глаза и спросить: "мы что, должны были силой вливать?!" И ни один судья не скажет "ну да, конечно". Кому это охота, чтобы в беспомощном состоянии в него вливали воду силком?

Но однако бывают и такие, что вливают. И это у нас "хорошие специалисты". Есть у нас такой юноша, стремится сделать большую карьеру в уходе, учится в институте заочно. Когда он дежурит, пациенты выпивают (судя по документации, но в ней врать не принято, и он бы уж точно не стал) по литру за два-три часа. Как? Не знаю. Вернее, представляю: носик поилки вставляется в рот, голова удерживается...
Че-то мне не хотелось бы попасть в руки такого "хорошего специалиста".
Есть еще ассистентка, дама крайне недалекая, ее все боятся. Пациенты нам на нее постоянно жалуются. Она как рявкнет - так они начинают тут же в ужасе пить воду литрами. И будет стоять рядом и орать, пока пациент не выпьет столько, сколько она посчитает нужным.
На нее и мы, и пациенты не раз жаловались начальству, но начальство ее ценит - ведь у нее всегда все "покрашено, пострижено и посыпано песком". а пациенты выпивают по два литра даже не в день, а за смену.
А ведь это самое натуральное насилие. Но вот этого никто, к сожалению, не видит.

Нормальные сестры, конечно, как-то находят компромиссы - учитывают вкусы пациента, часто предлагают. И не страдают честолюбивым маниакальным стремлением влить жидкости непременно больше, чем положено.

И вот таких вопросов очень много. Это все мелочи, из которых складывается повседневная жизнь каждого человека, и каждую такую мелочь мы должны предусмотреть и организовать. И вот всегда стоит вопрос - как найти разумный компромисс между желаниями пациента и требованиями медицины? Питание диабетиков... о-о, об этом я могу спеть длинную балладу. Как и вообще о питании - для полных, для дистрофиков. для всех! Обязательная мобилизация - или пусть лежит в постели, раз так хочется? Гимнастика - или ну ее на фиг, раз пациенту не нужно? Прогулки, выход на свежий воздух. Режим дня. Пациент отвергает таблетки или определенный вид лечения... А уж дементные - это другая, отдельная песня. И еще одна отдельная песня - это применение или отказ от различных машинных методов ухода: питание через гастростому, искусственная вентиляция легких.
Наука об уходе пытается найти какие-то общие рекомендации, задать направления. А решение каждый раз все равно индивидуальное.
Практики каждый день крутятся в безнадежном колесе, пытаясь действовать, исходя из собственных представлений о добре и зле - и из того, что выучили в школе и услышали на семинарах повышения квалификации.
Но некоторых, к сожалению, ничему научить невозможно. Или же они учились у таких же "сестер старой школы".

Мое личное мнение, впрочем, подкрепленное теоретически: наша цель - всего лишь обеспечить пациенту возможно более нормальную и полную жизнь С ЕГО ТОЧКИ ЗРЕНИЯ. Конечно, так, чтобы это не ограничивало права других, окружающих (поэтому, например, безобразны попытки организовать обслуживание инвалидов проститутками. Или другой пример - нельзя устраивать шум, когда рядом больные, которым это мешает). То есть все это имеет свои границы. Но пациент - это главное лицо в процессе, он(а) определяет, как будет жить, какие таблетки принимать и как организует оставшееся время. Даже при деменции у человека сохраняются желания, потребности и чувства. Наша же задача - понять и поддержать эти потребности. Возможно, предложить что-то новое, о чем сам пациент не задумается ("а не попробовать ли нам заказать активное инвалидное кресло? В нем вы сможете лучше самостоятельно передвигаться"). Возможно, подбодрить и внушить желание бороться и жить. Но - не заставлять и не командовать.
И еще мы должны приносить этим людям радость!
Где-то я читала или слышала хорошую фразу: ухаживающий должен уметь быть немножко клоуном.



И это чистая правда!
Tags: уход
Subscribe
promo blau_kraehe december 15, 2015 18:46 1
Buy for 10 tokens
можно за 10 жетонов
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments